Трамвайный билет в коллективное бессознательное. И обратно.

   Для начала, друзья мои, я должна вам рассказать, как завязалась эта книга. Давным-давно, когда Земля еще покоилась на трех китах, я сидела на филфаковской скамье ленинградского университета и мучилась двумя вопросами: во-первых, откуда пошел самый что ни на есть древний язык, и, во-вторых, как в стране победившего социализма мог возникнуть архипелаг Гулаг?

   Подобно киплинговскому слоненку, я ко всем приставала с этими дурацкими вопросами, и любящие тетушки и дядюшки не замедлили наградить меня тумаками. А нужно вам сказать, друзья мои, что филфак в те времена представлял собой римские развалины. Когда занятия шли в «катакомбах», пообщаться со студентами выходили ученые крысы. На невоспитанный визг студенток отвечали двусмысленной ухмылкой в усы: что, мол, думаете, пришли в храм науки? Ничего пообтешетесь и поймете - это не храм, а мастерская, где куют кадры советских учителей. Слоненок крысиной мудрости не внял и продолжал вынюхивать своим, тогда еще коротеньким, носом, где же тут кроется настоящее языкознание и литературоведение. «Ну, пожалуйста, скажите, что едят на завтрак крокодилы?» Опять понабежали тетушки-дядюшки, и снова дали по носу: «Что ты лезешь к препам? Неужели не понятно: профессора «сказочники», это те, кто вдохновенно пересказывают содержание классических произведений, служат для того, чтобы вам, тупицам, легче было сдавать экзамены. А у профессоров «ученых», которые утверждают, что никакого литературоведения нет, а есть только история литературы – у этих нужно писать курсовики и дипломы». «Ну, а на завтрак-то что…?» - упорствовал слоненок. « Ах, ты про язык?! Пожалуйста - пиши курсовик по теории грамматики или теории фонетики. Если уж совсем неймется - бери сравнительное языкознание!». «Но лингвистика не отвечает на мой вопрос. А мне позарез нужно знать, с чего это вдруг первопредок человека заговорил?!». «Энгельса читай и трудись!» Слоненок читал. А на дворе бушевали шестидесятые!
    Где-то к курсу третьему, насобирав колотушек в филфаковских джунглях, слоненок пошел разузнавать, что думают о пещерном человеке физики, математики, философы. Оказалось, что в их саване ветер социальных перемен гуляет свободнее и в нем явственно чувствуется аромат сумасшедших идей. Физматовцы вопрос о праязыке восприняли как вполне пригодный для брейнсторминга. Они и сами были не прочь состряпать какую-нибудь завиральную теорию, грозившую обрушить основы физического мироздания. А социологи так и вовсе замахивались на социализм с человеческим лицом.
    Пообтершись среди естественнонаучной братии, слоненок вдруг осознал, что два его крамольных вопроса неожиданно слились в один. Но в какой! Все крокодилы тут же высунули морды из реки! « Скажи-ка, дядя, - обратился он к самому мордатому крокодилу - ведь недаром в результате успешного построения социализма в отдельно взятой стране у нас появился «новояз»? А что если это не новый, а самый что ни на есть древний язык? Что если все гонения, лагеря, пытки были ни чем иным, как древнейшим обрядом, служащим для отправки идейно чуждых элементов на Тот свет, с последующим возрождением их в новом качестве? Что если обряды «перековки» разрушили целые пласты психики народа и заставили его обратиться к праязыку? И что если для того, чтобы понять архипелаг Гулаг, нужно опуститься в глубь доисторических времен, туда, где знаковое сознание только зарождалось?» Вместо ответа мордатый крокодил клацнул зубами и ухватил слоненка за нос. Хорошо, звери саваны вовремя подоспели и оттянули бедолагу от реки. И долго потом уговаривали его, что хобот – это вовсе не уродство, а весьма полезная вещь. Им можно не только почуять, откуда веет новыми идеями, но и собирать необходимый материал для доказательства их правомерности.
    А на дворе - полные надежд 60-е сменились затхлыми 70-ми. Университет был уже давно позади. Я умудрилась вылететь с работы вузовского преподавателя и приземлиться в школе училкой английского языка (катакомбные крысы оказались правы!). Родить двух сыновей. И при этом не прекращала жадно читать этнографические исследования, описывающие социальное устройство и быт доживших до наших дней первобытных племен. Рассматривала археологические находки. Изучала фольклор, стараясь представить себе, что думал и чувствовал древний человек. К тому времени мои самые талантливые однокашники катапультировалив дворники и кочегары. Но и там, в подземелье, они продолжали разрабатывать свои сумасшедшие теории. Потом спивались и погибали. Но, как настоящие звезды, погибая, они выбрасывали мощную вспышку творческой энергии, щедро наделяя братьев по разуму (а иногда и сестер) блестящими идеями и запретной литературой.
    Так ко мне сквозь заговор молчания пробилась Ольга Михайловна Фрейденберг. Ее книга «Миф и литература древности» была таким же ударом молнии, как «Архипелаг Гулаг». Еще только взяв книгу в руки, я уже любила О.М. Любила за то, что она была двоюродной сестрой Пастернака, за то, что над своими рукописями работала в блокадном Ленинграде. Мне ясно представлялась ее сумеречная комната. Застывшие от холода чернила, непослушные пальцы. Нет сил дойти на опухших от голода ногах до академической столовой, где профессорам выдают похлебку, в которой плавают несколько чечевичных зернышек. На руках – умирающая мать. Когда я прочла ее книгу, О.М. стала моим автором (помните цветаевское «Мой Пушкин»?). Позже «моими» стали Пропп, Бахтин, Поршнев. Но именно О.М., я считаю своим Учителем. Она ответила на МОЙ вопрос: откуда взялись литература и искусство. Она показала мне, что первобытное мышление КАЧЕСТВЕННО отличается от современного.
    Вот оно! Главное слово – КАЧЕСТВЕННО! После полета Гагарина в космос появилось ощущение, что вот еще чуть-чуть – и мы наладим контакт с инопланетянами. Писатели первыми догадались, что инопланетяне не только выглядят по-другому, но и думают, воспринимают окружающее, чувствуют иначе. Как только ни изощрялись фантасты, изображая инопланетный разум, а он оказался вот тут, прямо под ногами! Куда ни плюнь: в мифах, метафорах, загадках, пословицах, обрядах, сказках – везде проглядывает качественно отличное мышление.
    Некогда американский философ Ральф Уолдо Эмерсон заметил, что все наши слова – суть окаменевшие ракушки некогда живых организмов. Ольга Михайловна расширила этот образ. Все явления культуры и искусства - суть окаменевшие первобытные обряды. Что же получается? Если мы произведем археологические раскопки в литературе, то обнаружим древний пласт сознания, который сильно отличается от современного. Вот тебе и инопланетяне!
    Как только О.М. убедилась, что я усвоила фантастический тезис об инаковости первобытного сознания, она поставила следующий вопрос: а чем оно собственно ИНОЕ? У меня сработал комплекс добросовестной студентки: я перекопала горы литературы. Результат оказался плаченым: сколько голов – столько умов. Даже название первобытному сознанию чуть ли не каждый исследователь дает свое – то оно звучит как «дологическое», или «прологическое». Ну, насчет логики - верно, там не работает закон исключенного третьего. У нас человек либо жив, либо мертв. А у них мертв, но живее всех живых. Некоторые называют такое сознание «обрядовым». И это правильно, ибо в древности все формы общения, социальной регулировки осуществлялись исключительно обрядом. Есть и такой термин – «коллективное сознание». Тоже точно подмечено, ибо доисторический человек еще не вычленен как личность, т.е. он не может сказать, где я, а где ты. У него есть только «мы».
    Поднаторев в терминах, я поняла, что все исследователи, как слепцы, пытаются определить форму слона на ощупь. Каждый видит свое. Ну, а раз я пришла к шапочному разбору, то на мою долю достался хвост. «Самая невыразительная часть. Как по ней угадаешь все тело?» - пожаловалась я Ольге Михайловне. Она молчит. «Я устала после школы, отстояла очередь за мясом, у меня стопки тетрадей, нужно варить семье суп», - продолжала я ныть. О. М. молчит. Тогда я прибегаю к последнему аргументу: «У меня нет вашего таланта!» Знаете, друзья мои, что она мне ответила?«Талант тут ни при чем. Вы действительно хотите понять ИНОЙ разум? Тогда не нойте, а приступайте к делу! Окажется талант – вы создадите теорию, которая худо-бедно проживет два десятка лет. Окажутся посредственные способности – получится маленькая, но СВОЯ рабочая модель. Она поможет вам во многом разобраться в жизни. Между прочим, и с супом тоже».
    Ныть больше не имело смысла. Нужно было продолжать работать. Семидесятые годы быстро клонились к упадку. У шестидесятников, не доконавших себя водкой, оставалось три пути: конформизм, т.е. любой ценой попасть в официальные структуры, отъезд на Запад и, наконец, внутренняя эмиграция. Мне было не до политических решений. Я стояла в очередях, кормила семью и искала ответы на вопросы, поставленные О.М. Никому не было дела до моих поисков, поэтому меня плавно вытеснило во внутреннюю эмиграцию.
    Ольга Михайловна как настоящий Учитель, не только наметила поле для археологических раскопок, но и снабдила меня инструментом – семиотическим (знаковым) анализом. Знак – это такая неделимая частица, некий атом, из которого складывается«вещество» языка, литературы, психики.
    Когда я «врубилась» в тему, то обнаружила, что просвещенное человечество вот уже полвека разрабатывает эту золотую жилу – реконструирует первобытное сознание. Где только не копают! Кто ведет полевые исследования «дикарей», как Леви-Брюль и Леви Стросс. Кто мощно разрабатывает пласты детского мышления, как Пиаже и наш Выготский. Кто работает в психиатрических клиниках с распавшимся сознанием, кто ведет изыскания, пользуясь психоаналитической кушеткой. Но вот что удивительно: чем глубже я вчитывалась в прикладную семиотику, тем чаще наблюдала странный психологический феномен. Вот я беру Фрезера «Золотую ветвь» и вижу: талантливо, блестяще, а не мое. Странно, ведь работает Фрезер на том же материале, что и О.М. Фрейденберг – на античном мифе, античной литературе - строит прекрасную цепь доказательств, а все равно чужой. Потом вгрызаюсь мышью в бахтиновского Рабле – и сердце готово выскочить – мое! Думаете, оттого, что лучше понимала своих, чем чужих? Ничего подобного! Взять хотя быбахтиновскую «амбивалентность». Черт знает, что это такое? Но чувствую: то самое! Именно на ней зиждется первобытное сознание! Потребуются годы, чтобы понять амбивалентность. А пока я заворожено наблюдаю, как Пропп выстраивает обрядовое сознание на материале волшебной сказки, Стеблин-Каменский в качестве золотой руды берет исландские саги. И с каждой новой книгой О.М. Фрейденберг появляется ощущение родины. Так я выяснила, что мозги у меня – made in Russia.
    И еще одну странную психологическую особенность я стала у себя замечать: чем глубже я входила в материал, тем хуже складывались отдельные кусочки пазла в единую картину. «Слон» не вытанцовывался ни по ушам, ни по хвосту. Энтузиазм, некогда бивший ключом, стал сочиться горькими слезами. Я вот-вот готова была снова разныться: «Ну, кому все это надо? Я трачу нечеловеческие усилия, краду время у детей. И даже если достигну какого-либо результата, никто об этом никогда не узнает – я ведь не вписана ни в какую научную структуру». И тут мне снова приходит на помощь О.М. Она одним махом опрокидывает вбитый в меня университетом научный принцип: хочешь создать что-то свое – изучи и пойми все, что было сделано до тебя. Ее принцип звучал парадоксально, в духе современной квантовой физики: хочешь ПОНЯТЬ чью-то научную модель – построй СВОЮ.
    Это оказалось живой водой! Во мне проснулся мини-Менделеев (я же говорила, made in Russia). Начала с того, что принялась собирать на карточки единичные обрядовые действия и единичные обрядовые символы. Сначала, казалось, конца им не будет: что ни сказка – десятки карточек. Затем стала прослеживаться определенная система. Я крутила карточки и так и эдак, все ждала вещего менделеевского сна. И что вы думаете? В один прекрасный день все встало на свои места. Мировых символов оказалось всего шесть: Слово, Тело, Огонь, Вода, Камень, Дерево. Все остальное бесконечное многообразие было лишь модификацией этих шести символов.
    Мировых действий у меня поначалу тоже получилось шесть, но потом до меня дошла бахтиновская«амбивалентность». Вот уж во истину: хочешь понять другого – создай свое! На самом деле Мировых действий было всего три, а то, что мне казалось парой, представляло собой одно, точнее, однозначное действие. Когда я впервые столкнулась у Бахтина с «амбивалентностью» карнавальных образов, то подумала: «Что тут такого: явление одно, а смысла в нем два? Странно только, что они противоположные». Но когда в результате бесконечных раскладываний пасьянса из карточек я поняла, что это вообще качественное отличие современной ментальности от первобытной, меня прошиб пот. Что же получается? Для первобытных: что разрубить героя на части, что собрать его и облить живой водой – одно и то же? Оказалось, именно так. Это не два противоположных действия, а одно.Ибо не важно: жив ли герой, мертв ли (в конце концов, ничего не стоит перевести его из одного состояния в другое), а важно, что его Тело отделяет гомо сапиенсов от гоминидов, объединяет их в братья по разуму, регулирует все социальные и психические процессы.
    Ну, что ж, это уже кое-что: понять и «овнутрить», т.е. сделать своей мысль крупного ученого – это шаг в собственном развитии! Боги любят благодарных учеников. И еще они поощряют тех, кто идет своим путем. Чтобы легче было идти, им на стоптанные сандалии прикрепляют крылышки. Так однажды, подняв глаза от пыльной дороги, я вдруг обнаружила, что три мои Мировые действия, выуженные из обряда, отражают три исторических этапа в развитии первобытного человека. Это уже был прорыв! Уже маленькая, но СВОЯ модель! На первом этапе гомо сапиенс с помощью знака отделял все от всего и соединял все со всем. На втором этапе он с помощью знака осваивал внутреннее и внешнее содержание всего, а на третьем – выстраивал иерархию. Итак, то, что раньше воспринималось как единое знаковое поле прологического сознания, в моей модели распалось на три исторических ступени.
    С необузданной энергией неофита я стала вколачивать свое открытие в каждого, кто имел неосторожность оказаться поблизости. Нормальные люди просто шарахались от меня. А те мамонты, которые еще не вымерли и продолжали в кочегарках разрабатывать свои идеи, вынесли приговор: «Непонятно, но yes!» И в награду добыли для меня из тайных докомпьютерных виртуальных библиотек еще несколько бесценных книг.
    Настала новая эпоха. У нас за окном не просыхали 80-е, а за бугром не интересоваться семиотикой (узко – наукой о знаках, широко – анализом знаковых моделей мышления) стало просто неприлично. Семиотические модели носились в воздухе, их хватали, кому не лень, и прикладывали, к чему попало. Расхулиганившиеся французские философы деконструировали даже святая святых американцев – Декларацию независимости. Наконец, мода по второму кругу пришла и в Россию. Если классикам первой половины 20-ого века приходилось подобно археологамперелопачивать целые пласты культуры и по черепкам реконструировать древнее сознание, то восьмидесятникам жить стало легче, жить стало веселее. Берешь любую обрядовую форму и прикладываешь ее, допустим, к отдельному художественному произведению (к «Поэме воздуха» Цветаевой) или к городу, скажем, Петербургу, а то и просто к любому явлению, которое поддается мифологизации, - к рекламе, архитектуре, фильму. И в зависимости от способностей получаешь любопытный результат. Возможен и обратный процесс. Берешь прикладную семиотику и создаешь художественное произведение (Умберто Эко).
    Произведя на свет модель, я в первую очередь должна была проверить ее жизнеспособность. Для этого достаточно было приложить ее к какому-либо явлению культуры и посмотреть работает ли она. Я уговаривала себя: возьми что-нибудь обозримое, близкое к семейной традиции. Например, клоунаду, цирк. Но в моей груди пеплом Клааса продолжал стучать вопрос юности: «Как мог в МОЕЙ стране произойти Гулаг?». И я дерзнула приложить модель к уродливому социальному явлению.
    Долго мучилась. И так прикладывала и эдак. Но «слон» снова не вытанцовывался. Пришлось побеспокоить еще две великих тени – Зигмунда Фрейда и Карла Юнга. В конце концов, это Юнг первый догадался, что в нашем подсознании сидят архетипы, и дал термин «коллективное бессознательное». О чем, собственно, эти неосознаваемые нами архетипы говорят? Что под нашим высокоразвитым сознанием, которым мы так гордимся, сидит чудовище вроде голливудского инопланетянина, готовое в любую минуту расчленять тела, пожирать ближнего, изгаживать все экскрементами и впадать в содомский грех. А контролирующее его сознание представляет собой такую тонкую пленку, что, того и гляди, чудовище вырвется на свободу ипойдет все крошить. Почему же сознанию так сложно управлять своим подсознанием? Потому что оно плохо владеет древним языком.
    Но вот парадокс: человеку со своим монстром трудно справляться, а бесчисленные внешние манипуляторы входят в наше подсознание как нож в масло. Мы то и дело покупаемся на самую дешевую рекламу, мгновенно становимся зависимыми от азартных игр, наркотиков, алкоголя. Политики всех мастей промывают нам мозги, а мы сидим себе, тупо уставившись в голубой экран, и не замечаем оккупантов. В чем дело? Почему такая несправедливость? В конце концов, это просто унизительно: черт знает кто входит в грязных сапогах в мою черепушку и начинает командовать: того ненавидеть! этого бояться! тому кланяться! Где, в конце концов, цензура Фрейда, которая должна жестко контролировать, что входит в подсознание и что выходит из него? Але, полиция! Наведет тут кто-нибудь порядок?
    Боюсь, что наше высокоразвитое сознание со всей его цензурой так же легко обмануть, как вирусу клетку. Вирус подкатывается к клетке и стучит: «Тук-тук-тук! Можно войти?» А клеточная мембрана, играющая роль секьюрити: «Пардон, face control!» А вирус: «Пожа-алста! Вот пропуск с моим фейсом» и протягивает мембране зеркало. Наивная мембрана, не заметив, что фейс-то ее собственный, пропускает непрошенного гостя внутрь. И по закону жанра он тут же ее сжирает.
    Что же служит пропуском чужихвирусов в наше подсознание? Мировые символы и Мировые действия. Соскребем глянец с современной поп-культуры и проступят Мировые символы, на которые наше сознание реагирует как на свое кровное: «Заходи, дарагой, гостем будешь!» А гость тут же и ноги на стол.
    Ой, только не надо, дорогой читатель, говорить, что у Вас прекрасный иммунитет или что Вы теперь живете далеко от богом забытой России. Все мы, кто родился и вырос в этой стране, носим в себе вирус гомо совьетикуса. Согласна, у большинства этот вирус находится в латентном состоянии и до поры до времени никак не проявляет себя. Но как только увеличатся стрессовые нагрузки или, как сказал поэт, «чуть ветер, чуть север», и готово! Фантомас разбушевался!
    Но вернемся в моей истории. Пока я возилась с архетипами – языком древних слоев психики – и размышляла, как можно защитить себя от вторжения чуждой идеологии, наступили лихие 90-е. Рухнула страна, в которой худо ли бедно прожили жизнь. Зарплату платить перестали, полки магазинов опустели, талоны на продукты не отоваривались. В таких условиях в позе роденовского мыслителя не посидишь. Нужно стоять в очередях,чтобы добыть кости и сварить семье суп.
    Случайно (вы верите в случайности?) мне в руки попался журнал «Знание – сила», в котором рассказывалось о Бруно Бетельгейме. У меня появилась надежда,я уцепилась за нее, как утопающий за соломинку. Для начала пришлось взять себя за шиворот и хорошенько встряхнуть: «Да что это такое?! Почему австрийский психоаналитик даже в фашистском концлагере продолжал вести исследовательскую работу, а ясижу по уши в депрессии? Отставить нытье! Пройти за мужественным ученым по лагерю след в след и нутром понять, какие Мировые символы вырезали личность, а какие позволяли себя сохранить!»
    Наблюдая распад психики заключенных, Бруно Бетельгейм отмечал, как люди ступенька за ступенькой опускались в темные пещеры первобытного сознания и, наконец, доходили до той стадии, которая в лагерях именовалась «мусульманин». Это уже были существа, низведенные до нечеловеческого уровня,потерявшие способностьдаже самостоятельно есть. Если кто-нибудь не помогал зачерпнуть похлебку и отправить ее в рот, «мусульманин» умирал с голоду.
    Но что именно превращало человека в зомби? Бруно Бетельгейм обнаружил: не колючая проволока, не голод (Европейцампомогал Красный крест, поэтому они голодали не так, как русскиевоеннопленные, которых Сталин объявил изменниками родины.), не удар прикладом автомата в спину, не издевательства садистов-надзирателей. Как ни удивительно, но это были просто бытовые мелочи, навязанные лагерем. Каждая отдельная деталь распорядка, взятая сама по себе, не влияла на изменения психики. Но все вместе они приводили к чудовищным разрушениям.
    Начать с естественных отправлений организма. Пунктуальные немцы отводили на них четко определенное время. Но желудки, испорченные лагерной пищей, не могли функционировать по минутам, следовательно, каждое посещение туалета было ударом тока по психике. Или еще деталь: немцы цивилизованная нация, поэтому на каждое посещение туалета выдавалась туалетная бумага, но размером она была с трамвайный билет. Для европейских заключенных очередной шок. (Впрочем, для того чтобынампредставить, как такие мелочи могли разрушать сознание, нужно вылезти из шкуры советского человека, для которого туалетная бумага всегда была дефицитом, и влезть в шкуру «загнивающего капиталиста»).
    В очередной раз раскладываю пасьянс из моих пресловутых карточек: и так кручу Мировые действия и эдак – ну, впрямь мартышка и очки: «то их на хвост нанижет, то их понюхает, то их полижет»! Ну, почему, черт возьми, лагерная политика так безотказно срабатывала?! Впрочем, лукавлю – долго гадать не пришлось. Лагерная баланда плюс сортир потому так быстро разрушали психику, что накладывались на одну из трех главных форм обрядовых действий, а именно – на Съедение/Испражнение. На фоне холода, замкнутого пространства, голода, страха «трамвайный билет» становился лазерным скальпелем, который легко пересекал перемычку между древним и современным сознанием. В психиатрии такое «лечение» называется лоботомированием.
    Если бы Бруно Бетельгейм сделал только одну вещь – показал, как с помощью доисторического ЗНАКОВОГО ДЕЙСТВИЯ можно лоботомировать человека, - мне, родившейся в стране, где каждый пятый мужчина прошел через тюрьмы и лагеря,это дало бы ключ к пониманию нашей истории. Но Бруно Бетельгейм сделал больше: он показал, как с помощью того же самого ЗНАКА можно сохранить и даже восстановить свою психику. И тут мой низкий поклон ученому.
    Когда Бруно Бетельгейм оказался в лагере ипочувствовал, что его собственная психика начинает трещать по всем швам, один из старых заключенных посоветовал ему: «Чисти зубы». Бруно не сразу оценил мудрость этого совета: «Что за чушь! Кому это нужно?!». Но постепенно до него дошло: в жестко регламентированной жизни лагеря заключенным НЕ приказывали чистить зубы. А делать что-либо по своей воле, следовать каким-то своим навыкам и традициям, иными словами, противопоставить чужому ЗНАКУ свой собственный и является тем противоядием, которое позволяет защитить себя как личность.
    Кто, по наблюдениям Бетельгейма, дольше всего сохранял разумное поведение?Люди, глубоко верующие. Почему? Потому что они могли противопоставить лагерному обряду христианский обряд. «Чистить зубы» в этом контексте оказывалось не бытовой мелочью (хотя и может показаться кощунством при сопоставлении с христианским обрядом), а одним из трех главных Мировых действий. Я понимаю, звучит несерьезно, но на самом деле лагерный ветеран посоветовал ученому воспользоваться мощным оружием, которое ставит границу между жизнью и смертью.
    Вот такая выходит петрушка: тот самый язык подсознания, который пропускает «вирусы» чужих Мировых действий и тем самым нас уничтожает, может послужить живой водой и, если мы воспользуемся своими Мировыми действиями!
    Остановившись здесь, прозорливый читатель скажет: ну, все эти тюрьмы, лагеря сейчас не актуальны! И будет прав. Однако помимо защиты от неблагоприятной социальной среды у Мировых символов и Мировых действий есть еще одна важная для нас функция. Обрядовая психика, складывалась тысячелетиями и содержит в себе несметные богатства. В ней источник нашей жизненной энергии, творческая потенция, образное мышление, интуиция и бог знает, какие еще сокровища! Но добыть их довольно сложно. Дело в том, что черное и белое, жизнь и смерть, радость и горе в подсознании спаяны воедино. И как упадет монетка – орлом или решкой – предугадать невозможно. Обидно получается: мы со всей нашей наукой и техникой зависим от того, как выпадет жребий?! Великий Фрейд первым понял, как сложно управлять глубинными процессами психики. Он сравнил наше сознание и подсознание с конем и всадником: горе тому, чей конь, не слушая поводьев, несется в пропасть! Но как научиться крепко держать поводья, Фрейд не сказал.
    Снова переставляю карточки в своей таблице Мировых символов и Мировых действий: здесь явно не хватает какого-то важного звена. В который раз опускаюсь по ступеням психики, уходящим в доисторические времена. Вот самый глубокий уровень. Все его знаковое многообразие выстраивается вокруг одного главного Мирового действия: Отделения/Присоединения. Вот исторически второй уровень – в нем другой знакообразующий центр: Овнутрение/Овнешвление. Вот третий уровень и третья знаковая система: Иерархизация/Деструктуризация. Все четко, все логично. Но с какой такой радости первочеловек вдруг заговорил? Почему стал регулировать свою психику и социум с помощью знака?
    Вот оно упущенное звено! Вот тот вопрос, который не давал мне покоя с филфаковской скамьи: как так случилось, что гомо сапиенс отказался от языка животных и создал свой язык? Зачем? Ведь в мире животных все прекрасно сбалансировано: кого надо – съедают, кого надо – не трогают, и все друг друга понимают без слов. А ведь была еще и промежуточная стадия между животным и человеком – гоминиды. Обладали ли они каким-нибудь своим языком – не животным, но и не человеческим? И почему они, как ящеры, вымерли? Не сумели договориться на высшем уровне?
    Накатили университетские воспоминания: вот я с этими наивными вопросами бьюсь о стены альма-матер, вот мои преподаватели играют в игру «да и нет – не говорить, черное и белое – не выбирать, а всем рядиться в красное». Правила этой простой игры я так и не освоила, и посему теперь уже далеко не юной женщиной, матерью семейства, которое нужно уберечь от разрухи, продолжала искать ответы на свои неуместные вопросы.
    Но небеса, как я и говорила, любят упорных, поэтому они послали мне ангела-спасителя в образе спившегося Философа. Ангел трясущимися руками протянул мне книгу Б.Ф. Поршнева: «Осторожно, это из библиотеки самого Кнорозова!». Я сначала не поняла: «Что это?» «Ответ на твой вопрос: как общались гоминиды». «Кто такой Поршнев?» «Профессор Поршнев. В 50-е вполне респектабельный ученый, занимался французским абсолютизмом. В 60-е шизнулся на почве снежного человека, которого считал утерянным звеном – гоминидом. Тебе понравится его гипотеза о том, как общались гоминиды, и как возник язык гомо сапиенса». «Существует такая гипотеза? И ни одна собака мне о ней не сказала?!» «Прочтешь – все сама узнаешь».
    Я проглотила книгу за одну ночь и влюбилась в профессора Поршнева. Да и мудрено было бы не влюбиться в дерзкий, раскрепощенный полет мысли и четкую аргументацию. Животные общаются известно как: стимул – реакция. Стимулом служат релизоры Лоренца Конрада: уши поднял – я начальник, хвост поджал – ты дурак. Клюв красный – всовывай туда червячка, клюв желтый – кыш, иждивенец проклятый! Все отлажено, все однозначно. Но вот на сцене появляется троюродный родственник обезьяны – Гоминид. Лазать по деревьям он не умеет, бегает на задних конечностях медленно. Как ему конкурировать с более мощными шимпанзе и гориллой, как биться за пищевую нишу, как спасаться от саблезубого тигра? Чтобы выжить в таких условиях, Гоминид, наверняка, должен был обладать чем-то, чего не было ни у гориллы, ни у тигра. Чем же?
    По профессору Поршневу это была СУГГЕСТИЯ или, проще говоря, внушение. Мы и сейчас можем наблюдать рудименты этого явления при гипнозе. Иногда способность внушать приписывают целому народу, например, цыганам. Нужно отдать должное гоминиду - он выработал очень мощный инструмент. Действовала ли суггестия на животных? Скорее всего, да. Владимир Дуров, основатель династии дрессировщиков, демонстрировал профессору Чижевскому свои способности внушать собакам очень сложные команды.
    Под воздействием поршневских чар у меня перед глазами предстала героическая картина. В пещеру, в которую на ночь устроился Гоминид, просовывается огромная клыкастая морда. Гоминид только бровью повел: «Но-но, невежа! Не видишь, квартира занята? Пшел вон! А то как суну головешкой промеж глаз!» И пещерный медведь, гроза и гордость ледникового периода, трусливо подчиняется какой-то козявке. Или вот еще. Саблезубый тигр приготовился закусить убитым шерстистым носорогом, а Гоминид тут как тут: «Ну-ка обжора, оставь окорочок! Мне семью кормить надо!» Тигр порычит-порычит, но шмат мяса оставит. А уж со своим братом Гоминидом церемониться и вовсе было нечего. Глянул исподлобья на разбушевавшегося подростка – тот и притих.
    Замечательный инструмент общения - суггестия! Но он имел один существенный изъян. Допустим, собралась толпа Гоминидов провентилировать насущные политические вопросы. А тут возьми и ударь молния. Самый маленький Гоминидик как заорет от страха – и наутек! Паника мгновенно охватывает все благородное собрание. Гоминидик бежит, напарываясь на коряги,а толпа, ломая руки-ноги, за ним! Слабых затаптывают, детенышей бросают – никто не может противостоять суггестии! Тут уж как в песне: «если радость на всех одна, то и беда одна!»
    Для выживания в условиях тотального чтения мыслей разумно было придерживаться принципа, любимого тиранами всех времен и народов: больше трех не собираться. Для того, чтобы обеспечить данные «санитарные нормы» общения, поршневским Гоминидам приходилось селиться как можно дальше друг от друга. Что они с успехом и сделали: успешно размножаясь, приспосабливаясь к различным климатическим зонам, справляясь с многочисленными хищниками и, конкурируя за пищевые ресурсы, Гоминиды, в конце концов, заселили всю доступную им сушу.
    Ну, а дальше что? Суша кончилась. Впереди – океан, позади – родичи. Куда деваться бедному Гоминиду? Тупиковая ситуация. Самое время выйти на сцену новому виду. Он не поддастся убийственной панике, сможет жить в тесном общении с себе подобными, а значит, более экономно использовать территориальные и пищевые ресурсы. Для этого новый вид должен изобрести нечто, что послужит ему таким же мощным орудием выживания, как суггестия, но без присущих ей недостатков.
    Легко сказать, но как это сделать? А вот представим себе ситуацию: один Гоминид «говорит» другому: «Иди сюда!» А тот ему в ответ: «Иди сюда!». «Дурак!» - «Сам дурак!». Все – пат! Суггестия зеркально отразилась. Оба не могут сделать ни шагу. Профессор Поршнев назвал это асуггестией. Мы и сейчас можем наблюдать следы асуггестии при распаде психики до очень глубоких слоев. Например, эхолалия, при которой больной без конца повторяет чужие слова и звуки. Или при навязчивой потребности передразнивать чьи-то жесты.
    Теперь нарисуем следующий шаг в развитии нашего общего предка. Опять встречаются два Гоминида. У одного в руках аппетитная мозговая кость мамонта (по тем временам мясные консервы), а у другого в руке булыжник, который он приготовил, чтобы вскрыть «консервы». Тот, у которого булыжник, уставившись голодными глазами на чужой обед, внушает: «Дай кость! Дай кость!» А другой, с недоумением глядя на булыжник, тоже твердит: «Дай кость, дай кость!»Не подчиниться приказу нельзя, в результате – первый бартерный обмен: кость – на булыжник. Гоминид, которому досталась кость, живот-то набил, но не познал магической силы знака. Зато второй Гоминид так и сяк повертел булыжник, попробовал его на зуб и, установив, что тот несъедобен, глубоко задумался. Но… думай – не думай, а есть-то хочется. Пошел искать, кто бы поделился с ним обедом. Видит, третий Гоминид, мирно колотит по костям носорога. Состоялся вышеописанный мысленный диалог: «дай кость!», «дай кость!». Второй Гоминид протянул камень. И тут свершилось чудо! В булыжнике прорезалась волшебная природа знака: обозначилась его коммуникативная функция. С ее помощью хитроумный Гоминид начал развивать бартерные отношения. Он таскал за собой булыжники, выменивая на них все, что душа пожелает. Камень превратился в неразменный золотой рубль.
    Давайте назовем этого пройдоху гомо семиотикусом, ибо он первый воспользовался камнем в функции знака, а наука, которая изучает знаки, называется семиотикой.
    Проходят десятки, если не сотни, тысяч лет. Семиотикус осваивает все новые и новые знаки и их функции. После асуггестии он овладевает контрсуггестией. Ведь у гоминидов было как? У кого выше способность к внушению, тот и начальник, у кого ниже, тем можно в голодные времена и закусить. С Семиотикусом этот номер уже не проходит. Гоминид ему: «Эй, ты! Такой-сякой, немазаный! Иди сюда, я тебя съем!»А Семиотикус: «На, ешь! Вот он я!» и протягивал камень. Впрочем, мода таскать везде за собой только оружие пролетариата со временем прошла. У Семиотикуса в котомке появились кусочки дерева, выбитые зубы, отрезанные пальцы, глиняные фигурки и много всего другого интересного. И все это были знаки. Ибо выступали в функции означающего. А означаемым были куски мяса, угли для костра, сухая пещера, теплая шкура.
    Хотелось бы, друзья мои, чтобы вы прониклись к Семиотикусу таким же уважением, как и я. Только представьте себе, какое требовалось упорство! Сначала, потратив тысячелетия, умудриться отделить означающее от означаемого, то есть увидеть, что коготь тигра – это тигр. Потом (еще через тысячелетия) научиться переносить свойства одного знака на другой, то есть, повесив коготь тигра себе на шею, превратиться в тигра.Поистине титаническая работа! И подумать только, ведь каждый из нас за свои первые детские годы жизни, овладевая знаками, спрессовывает десятки тысяч лет в считанные месяцы!
    Лев Выготский наблюдал, как ребенок в возрасте от года до двух лет играючи создает знаки. Младенец, увидев яркие блестящие пуговицы на кофточке матери, прогукал: «Га-га!» Затем заметил, что глаза игрушечного утенка тоже блестят – назвал их «га-га». Потом «га-га» стало означать самого утенка: «Дай, дай га-га!» Не замечая, как в нем творит великий Семиотик, младенец умудряется одним знаком объединить предметы по цвету и блеску (пуговицы-глаза), часть тела перенести на все тело (глаза – утенок), а позже, назвав и воду «га-га», объединить два предмета по смежности (утенок – вода). Выготский отнес этот уровень знакотворчества к «собиранию в кучу». Впрочем, не всякое овладение знаком вызывает умиление! Человек 20-го века, не будучи ни первобытным дикарем, ни младенцем, упражнялся в таком же знакотворчестве, когда в концентрационных лагерях собирал в огромные кучи волосы, очки, зубы, обувь.
    Здесь важно отметить, что первознак отличался от современного знака по форме. У нас все-таки доминируют слова, а у Семиотикуса палочки, кости, камни, звуки. Зато способ знакообразования практически тот же. Однажды юный Семиотикус раздобыл удобную теплую шкуру и укутал ею свое слабообволошенное тело. Дядюшка Гоминид, увидев стильную одежку, принялся внушать: «Дай!». Семиотикус отгрыз кусочек шкуры и с чистой совестью протянул дядюшке: «На!» Что происходит с точки зрения знака? Перенос значения части на целое. Остолбеневший Гоминид так и остается стоять с клоком шерсти в руках, а Семиотикус радостно скачет по берегу ручья и шлепает ладошками по мокрой глине: «Это – мое! Это – опять мое! Все везде мое!» Неизвестно, сколько отпечатков рук он оставил, сколько зубов повыбивал и сколько шкур разорвал, пока не пришел к выводу: часть и целое, один и много, знаково – тождественны. Мы и сейчас: «говорим Ленин, подразумеваем – партия, мы говорим партия – подразумеваем – Ленин».
    Каковы функциональные преимущества знака по сравнению с суггестией? Вспомним, поршневский Гоминид владел только повелительным наклонением: «Пошел ты! Дай! Принеси!»А Семиотикус уже мог спросить: «Куда пошел? А почему, собственно, я должен идти? И зачем нести тебе то, что могу съесть сам?» Дядюшка Гоминид из-за своего командирского характера вынужден был жить либо в гордом одиночестве, либо с тем, кто у него был на побегушках. Семиотикус, напротив, вел вполне приятную социальную жизнь и участвовал в совместной трудовой деятельности. Впрочем, «трудовую деятельность» я приплела для красного словца. Знак в качестве добычи мяса насущного срабатывал только опосредовано. Попробуйте предложить покрашенный охрой камень обедающему тигру, вряд ли вам перепадет хоть крошка с его царского стола. Хочешь - не хочешь, а придется идти к дядюшке Гоминиду на поклон. Или вот еще типичная ситуация: раздается душераздирающий рев, и в пещеру просовывается клыкастая пасть! Можно, конечно, сунуть в нее головешкой или стукнуть рубилом, но разумнее взять и заранее поселиться поближе к Гоминиду. Его суггестия защищает территорию куда надежней. Хищник обходит логово Гоминида стороной. Но кого боится сам Гоминид? Правильно. Племянничка. Ибо тот умеет защищаться от дядюшкиного психологического давления каким-то хитроумным знаком. И если Семиотикус уж очень проголодается, а дядюшка окажется скупердяем, то кто-то кем-то может по-родственному и закусить.
    Итак, в коммуникативной функции знак и суггестия поддерживали кое-какой паритет. Однако в познавательной функции знак сразу давал сто очков фору. Семиотикусу при создании знака приходилось проводить тяжелейшие интеллектуальные операции: отделять свойства от предмета, вычленять место и время, подвергать предметы счету. Пользуясь знаком, Семиотикус помнил о прошлом, гадал о будущем, ибо знак был способен передавать информацию не только в данный момент, но и накапливать ее, переносить в другое место и время. Знак обладал способностью к самоусложнению. И развиваясь, отражал все больше явлений природы и социума.
    Однако у знака Семиотикуса было одно очень опасное свойство. Я думаю, что это свойство возникло оттого, что Семиотикусу пришлось долгие годы жить в сложном симбиозе с Гоминидом. Симбиоз этот был и жизненно необходимым и смертельно опасным. Поэтому каждый знак имел функцию Границы между Тем светом и Этим. Он всех и вся делил на своих и чужих. По эту сторону Границы – Мы - добрые, красивые, хорошие. По ту сторону – Они - чудовища, бандиты, уроды. Тех, кого Семиотикус пометил красной глиной, «красные», – свои, тех, кого белой, «белые», - враги. «Те, кто не с нами – тот против нас». Два Семиотикуса в одно время на одной поляне – близнецы-братья. Ушел один в лес – враг. Наша история тоже помнит эту функцию: советский человек на незанятой фашистами территории – труженик и герой, оказался на оккупированной территории – «жил под немцами»– поражение в правах.
    Но не стоит преувеличивать кровожадность знака Семиотикуса, ибо он не только убивал, но и порождал. Более того, выступая в функции Границы: Мы - по эту сторону, Они – по ту, знак также утверждал, что все волшебные блага находятся у Них, и Наша задача отвоевать, украсть, добыть эти блага Там и принести их Сюда. Добыл – герой, не добыл – все равно герой, ибо отправился на Тот свет, а значит, непременно возродишься. Но уже в новом, лучшем качестве. (В советское время это называлось «перевоспитание лагерным трудом», «перековкой», поэтому трагедия в те времена всегда была оптимистической.)
    Современный знак утратил функцию все метить как Свое и Чужое, и Чужое отправлять на Тот свет, но в языке нашего подсознания все осталось, как во времена оны. Тот жалкий клочок туалетной бумаги потому производил в мозгу разрушения, сравнимые со взрывом атомной бомбы, чтонаше подсознание воспринимало его как отправку на Тот свет. Но тот же самый «трамвайный билет», если им воспользоваться как оберегом или еще лучше как пропуском в мир волшебных даров, может, подобно атому, служить в «мирных целях».Есть свидетельства, что некоторые люди в лагерях проявляли чудеса героизма, несвойственные им в обыденной жизни, а иным удалось добраться до таких сокровищ, таящихся психике, о которых они и не подозревали.
    К чему я клоню? А вот к чему. Когда мы, принимаем важное решение, то рационально взвешиваем все за и против. Так? Так. А подсознание в это время со всей его чертовой амбивалентностью засовываем, как мусор, под ковер. Чтоб не мешало. Так? Так. Но мы при этом забываем, что оно не сидит там тихохонько, а усердно «помогает» нам. Своими методами. Оно подбрасывает монетку и делает ставки то на орла, то на решку. Поэтому «разумное» решение, которое мы подчас принимаем, случается не по СВОЕМУ хотенью, а по щучьему веленью. А не лучше ли попытаться сотрудничать со своим подсознанием? Для этого и нужно-то всего, подучившись у Ивана-царевича языку подсознания, всегда поворачивать избушку к лесу задом, а к себе передом.

 

ГЛАВА 1. ОТ СЕМИОТИКУСА К ТРИКСТЕРУ

 

    Что ж: в последний раз восхитимся Семиотикусом и посочувствуем ему, а потом перейдем к сапиенсу, который его сменил. Кстати, почему «посочувствуем»? Трудно ему было: ведь одно и то же Мировое дерево то принесет благо, от которого слюнки текут, то жахнет по башке – только искры летят. Вещность первознака, его «весомость, грубость, зримость»то и дело играла с Семиотикусом злые шутки. Я бы сказала, что с его знака, точно рубило с ручки, то и дело соскакивало значение. Поэтому и остался Семиотикус сидеть на обочине истории и чесать затылок.
    А в это время катила новая эпоха. На историческую арену выходил новый герой, который сделает следующий шаг на пути к человеку разумному. Я назвала его Трикстером. Почему? Во-первых, потому что уже в самой природе первознака было нечто трикстерское – он подменял реальную вещь чем-то эфемерным. Во-вторых, поведение Семиотикуса, защищавшегося от Гоминида, тоже было далеко не джентльменским: то он передразнит старшего родственника, то вместо еды подсунет камень, то непочтительно выпроводит на Тот свет. Но если Семиотикус только догадывался о коварстве знака и лишь робко помечал свой мир: «моя земля», «моя река», «мое солнце», то Трикстер, нахал с манией величия, виртуозно владел всеми подвохами знака, а хулиганил так, что Семиотикусу даже не снилось. Но все это он делал не со зла – он творил свой Космос.
    Проголодается бедняга Семиотикус, выпятит бочкой грудь и стучит по ней кулаком: «Эй, кто тут на новенького?! Тащисюда окорочок шерстистого носорога!» «Щас, - говорит Трикстер, - только шнурки поглажу». Замахивается каменным рубилом и отсекает двоюродному братцу голову. «Извини, дорогой, ничего личного – она мне для дела нужна. Щас швырну твою голову вверх – она станет твердью небесной. (А то ведь который день вода сверху льет! Не просыхаем!). Так: правый глаз вырвем - будет солнцем, левый – луной. (Вот и чудненько – светло, тепло и мухи не кусают) Теперь выдерем из твоей могучей груди клок волос - бросим в огонь. У, как паленой шерстью запахло! Чуешь, носорог уже где-то поблизости. Что значит, «откуда я знаю»?Я же его сам создал! Что значит, «чем»? Ну, ты и безголовый, кузен Семиотикус!Мировым действием! Где «действие»? Да вот же: Вырвал, Швырнул, Прилепил! Ну, ладно, некогда мне лясы с тобой точить: слышишь, ревет скотина! Теперь дело за малым: вырыть яму, наставить кольев и загонять обед в ловушку. Ты, Семиотикус, пока полежи, отдохни. Вернусь с охоты, выделю тебе окорочок…. Только как ты его без головы есть станешь?»

***

    Мировое действие, с помощью которого Трикстер творил свою Вселенную, я назвала Расчленением-Соединением. Здесь, господа хорошие, придется сделать паузу, ибо для того, чтобы двигаться дальше, нужно понять одну, несколько сложную для нашего рационального мышления, вещь. Трикстерское Мировое действие НЕ было Расчленением - отдельно, а Соединением - отдельно, это было именно ЕДИНОЕ Мировое действие. Я бы сказала, что Трикстер Расчленяя Соединял и Соединяя Расчленял.
    Название, которое я дала основному Мировому действию условно, ибо, когда речь идет о Дереве или Камне, то удобнее употребить слова «Рассечение», «Расщепление», а вот для обозначения Отделения части Воды и Огня от водной и огненной стихии и вовсе трудно подобрать синонимы. Однако, мы все видели, как в сказке «Отчлененный» Огонь превращается в волшебное огниво, в мифе – в Прометеев огонь, в обряде – в купальские костры, а «отчлененная» Вода – в живую и мертвую воду,волшебный колодец. Соединение можно обозначить Прикосновением (Рука плюс любой иной Мировой символ), Подслушиванием (Ухо плюс Мировой символ), Подсматриванием (Глаза плюс Мировой символ), Слиянием, Связыванием, Сращением, Скреплением и Бог знает, чем еще.
    Из того факта,что Расчленение-Соединение какединое Мировое действие может быть приложено к любому Мировому символу, вытекает многообразие производных форм. Например, из Разделения на одинаковые части возникает Удвоение, Повтор. Соединение ведет к Умножению количества. Умножение легко достигается отпечатком кисти, стопы на глине, посмертной маской, считавшейся двойником умершего, фигурками, вырезанными из камня, зарубками на дереве, рождением близнецов, повтором слов и звуков «молитвы». Изменение пространственной ориентации, размера, формы, цвета – тоже полноправные Мировые действия. Перевернуть, поставив все с ног на голову – самое что ни наесть Трикстерское действие. Размер можно изменить, отколов часть от целого, а форма изменится, если отрубить палец или выбить зуб.
    Не верите, что Соединять (в смысле комбинировать) можно все со всем? Хотите увидеть Воду, Соединенную с глазами, то есть с частью Тела? Пожалуйста. Плывет (Дерево плюс Вода) русский сказочный богатырь Василий Буслаевич через море, видит, лежит «морская пучина, кругом глаза». Стал он вокруг нее похаживать, сапожком ее Попинывать (ничего себе – сапогами по глазам!). А когда надоело богатырю топтаться на одном месте, Прыгнул он через глазастую пучину, да неудачно - Задел ее пальцем ноги. Да тут и помер. А нас оставил разбираться: где Соединение, где Разъединение? Впрочем, пустое занятие: это для нас они противоположны, а для Трикстера – что в лоб, что по лбу, ибо все Мировые действия служат исключительно для извлечения благ с Того света. Известно, что неиссякаемые блага символизируются рогом изобилия. Так вот: его Геракл добыл, оторвав рог богу реки Ахелою (Вода), богиня любви икрасоты Афродита была зачата оскоплением (Расчленением) УранаКроносом, Дионис, несущий людям божественное опьянение, родился, когда вскрылось бедро (лядвея) Зевса.
    Мы и сейчасможем найти много слов в современном языке, связанных с творением Трикстерского Космоса. Вот некоторые из них: Трикстер отДЕЛял ЧАСть от ЦЕЛого – отсюда: дело, надел (земли), удел (в смысле судьба), час (единица деления времени), участь (судьба), цель, исцелять, целовать, человек( чередование ц - ч), чело, челн. Трикстер СоЕДинял части в ЦЕЛое, Со СТАВлял, отсюда: устав, постановление, ставленник. Трикстер СоБИРал в одно целое: собрание, собор, брань, бранное дело. Он выстраивал в РЯД, создавал порядок, обряд. Мировое дерево или камень Трикстер РУБил, ТЕСал – отсюда зарубки («Заруби себе на носу»); тешить (забавлять), тесть (родство), тесто (пища), теснота, честность, честь, чесать (разделять на пряди). Вспомним, что чеснок – «чесаный» лук. Что касается Тела, то его РасЧЛЕНяют – слова с этим корнем мы встречаем в любой области от политики до математики. Воду сподручно заЧЕРПнуть. Чем? Ну, естественно черепом, черепком. Здесь нужно сразу подчеркнуть, что речь идет не об этимологии, а о гораздо более древней связи слов – по звучанию. Поэты легко улавливают эту глубинную связь: «Минута, минущая, минешь!» (Цветаева). Дети ее тоже чувствуют, когда в школе предлагают «часы» и «чеснок» в качестве однокоренных слов.
    Огромное многообразие обрядовых форм еще не самая большая трудность. Сложно провести водораздел между Мировыми действиями и Мировыми символами. Я бы взяла на себя смелость сказать, что Мировые символы – это застывшие Мировые действия, и наоборот: Мировые действия – это развернутые в пространстве и во времени Мировые символы. Во всяком случае, они с такой легкостью переходят друг в друга, что у бедного читателя наверняка уже голова (реальная, а не знаковая) идет кругом.
    Ладно, сделаем остановку, чтобы передохнуть, и я покажу фокус. Закройте глаза. Не бойтесь – я просто с помощью знаковой Головы полечу усталую головку. Воспользуюсь Словом. Ну, повторяйте за мной, как в детстве: «У мышки боли, у зайки боли…(можете и меня сюда вставить)…а у золотого моего читателя не боли!». Помогло? Нет? Знаете почему? Потому что Трикстерское Слово – тайное. Оно любит Удвоение. Правильно это заклинание произносится так: «У мымы-шкишки боли, у зазай-кики боли…». Ну, и так далее.
    Поверили в могущество СЛОВА? Ну, тогда с него и начнем.
    Напоминаю: Слово – это и свист, и крик, и пение, и жест, и танец, и метка на камне, и зарубка на дереве, и краска на теле. Более того, Слово есть вещь. Вслушаемся в современные выражения: «вещее слово», «вещать» - они сохранили звуковую связь с «вещностью». «Дать слово», «держать слово», «держать речь», «дар речи» - чувствуете? Слово - это нечто, что можно «потрогать руками». Поэтому его дарят (пророческий дар), похищают, выменивают, завязывают узлом (на память), нанизывают на нитку (для счета).
    Словом может стать что угодно, НО! чтобы быть Мировым символом, оно должно быть Границей между Теми Этим светом. Слово-оберег: «чур, меня!» (защищает от Того света). Слово-проклятье: «Чтоб ты треснул!»- убивает. Стоит волшебному Слову слететь с уст, как тут же открываются пещеры с сокровищами, разрываются оковы, падают стены. «Потусторонние» силы славятся чудовищным воем, свистом, грохотом, Отделяющим их мир от нашего. Но и другие Мировые символы не прочь «поговорить»: священные деревья дают мудрые советы, кости предсказывают судьбу, земля стонет под ногами, горы с грохотом сдвигаются с мест, чтобы предупредить людей об опасности.
    Самое полное Соединение Слова и Тела проявляется в имени. Проследим эволюцию имени человека. Первоначально, очевидно, у людей не было имен, они звали друг друга: «эй – ты – там!» В дальнейшем появились имена-клички, «схватывающие» одну какую-либо черту данного человека (Кривой, Щербатый). Такое имя «работало» только в данном месте и в данное время и было признаком человека. С изменением «признака», имя тоже менялось. Как, например, в сказке: некого человека назвали Деревом (потому что дерево росло у его дома) - ему не понравилось. Срубил дерево. Назвали Пнем. Выкорчевал пень. Назвали Ямой. Остатки имен, связанных со сторонами света, мы находим у северных народов. Тюлень, плывущий с востока, имеет одно название, плывущий с запада – иное.
    Уничтожение имени (переименование) равнозначно убийству, отсюда табу на имя, имена-обманы (Неждан, Чертко, Кабысдох). Смена имени равнозначна перерождению. Назвать мужчину женским именем – сменить его пол.
    Имя «обитает» на Том свете, поэтому его можно добыть в бою. Воин-индеец, поймавший и связавший пленника, получает его имя. Имя новорожденного можно «узнать», спросив, кто из мертвецов вернулся с Того света. Путник, пришедший в селение, и незнающий имен жителей – смертельно опасен. Чтобы приобщить его к Этому свету, нужно заставить его угадать имена. Здесь без трикстерства не обойдешься. Забрел некий человек в индейское селение, все женщины высыпали ему навстречу: «Как, как меня зовут?» Путник идет к реке, ломает запруду и выпускает всю рыбу. Женщины кидаются ее ловить, окликая друг друга по имени. Их легкомыслие Трикстера и спасает!
    В советское время знание нужного имени – «Я от Иван Иваныча» – тоже открывало все двери. Столь очевидное могущество имени естественно приводило к запрету на него. Попробовали бы вы, дорогой читатель,в 40 – 50–е упомянуть в диссертации чье-нибудь запрещенное имя, или дать в библиографии на одно иностранное имя больше, чем положено, я бы посмотрела, как бы вас тогда возили фейсом об тейбл.
    Имена имеют не только люди, но животные, птицы и все «неодушевленные предметы», окружающие Трикстера.
    Слово как часть Тела – это язык. Уместно напомнить, что, когда разведчики во время войны шли в тыл врага, они добывали «языка». Что касается вырывания языка («… и вырвал грешный мой язык») – то это может быть испособом наделения божественным вдохновением, и наказанием.Позднее у колокола (Камень) вырывали язык, если он не предупредил во время об опасности. А если у человека отнимался язык, то с языка колокола собирали воду и ею лечили немоту. Кстати, выражение «чесать языком» демонстрирует способность органа речи «тесать», «разделять на пряди». Забавную буквальную форму это выражение приняло в сказках хантов: там герой тешет березу для саней отрезанным языком менква (злого духа).
    Может ли Слово «саморасчлениться»? Может. Оно Расчленяется на звуки, морфемы, жесты, значки.… Для сохранения тайны ритуального действа (чтоб Тот свет не подслушал) использовались заклинания с переставленными морфемами или с добавленными (усеченными) звуками. Этот прием я вам уже показывала раньше, да вы и сами знаете, как его любят дети и как его используют некоторые арго. В тоталитарном государстве, описанном Оруэллом («1984»), был введен «новояз» с «саморасчлененными» Словами.
    Как ни странно это звучит, но музыка, пение, танец – это ничто иное, как Слова, Соединяющие части Тела (рот, уши, руки – ноги). И музыкальный инструмент, выполненный в форме Тела – это Слово. Мы говорим: «скрипка поет». Если перевести это с языка образа на язык Мирового символа, то можно смело утверждать, что, по крайней мере, рот у скрипки есть.
    Помимо Тела Слово естественно может Соединяться с любым другим Мировым символом. В обряде узнать название «вещи» – значит сотворить ее, забыть название – лишиться ее. Знание всех имен магических вещей делает человека всемогущим. В Махабхарате одно перечисление ста восьми имен Сурьи (Солнца) дает братьям Пандавам необоримую силу.
    Соединим Слово с Деревом – получим узор на циновке (история и география племени), узелковое письмо, вырезанные на коряге руны, нацарапанные на бересте значки и расписанный узором столб. Священное Дерево выражает волю духов шелестом листьев, стоном ствола. Если Дерево становится, скажем, дудочкой, то его голос способен поднять мертвых из могилы. Всмотримся в современное слово: в названии основной морфемы – «корень» - сохраняется связь с Деревом.
    Соединим Слово с Камнем – получим поговорку: «Слово – серебро, а молчание – золото». Откуда такая высокая оценка молчания?В сакральном мире оно выполняет ту же функцию, что и Слово. Не убеждает поговорка в могуществе Слова? Напомню: пение Сирен обращало моряков в камень. Спросите, может ли Камень говорить? Может. Если это придорожный камень-указатель или столб-оберег. Нужно только уметь их понимать: вот камни, с грохотом обрушиваются с горы или с ревом проносится метеор -дурное предзнаменование. А вот на стене пещеры танцуют человечки – здесь живут хорошие люди.
    А как насчет «разговорчивого» Огня? Выражение «языки пламени» сейчас воспринимается как оборот речи. Но Трикстер прочитывал его буквально: раз Огонь имеет тело, он имеет и язык. Да еще какой - голос громовержца знал каждый! И трепетал.
    Если Слово и Огонь «синонимы», значит Словом можно сотворить Огонь. Индийские брахманы, в результате подвижничества, приобретают способность возжигать огонь с помощью мантры.
    Убеждать вас в «болтливости» Воды, я думаю, не придется. Мы и сейчас говорим «лить воду» (высказываться пространно и ни о чем) или сравниваем плавную речь с говорливой рекой. Правда, сейчас информативность «водянистого» Слова не высока, а в древности по звуку вешних вод узнавали, какая погода будет стоять летом.
    Итак, берем заключительное слово: Словом можно создать мир людей и вещей, как это сделал Вейнемейнен (Калевала) пением и игрой на кантеле. Можно разрушить Вселенную, как в ведических мифах. Она будет разрушена оружием под названием «Голова Брахмы», которое направляется Словом. Слово управляет Календарным временем: для встречи и проводов времен года припасены свои загадки, гадания, песни, пляски. Рассвет и закат приветствуется пожеланием доброго утра и спокойной ночи.
    Предсказания, заговоры, гадания – это Слова, способствующие зачатию и рождению. (Может быть, Благовещение – ближайший к нам случай зачатия Словом?)

***

    Перейдем к ТЕЛУ. Мифы, рожденные в любой точке Земли, так или иначе «помнят» о возникновении Вселенной из Тела. В китайских мифах некий Хунь-Тунь (тьма, хаос) был бесформенным мешком, и у бедняги не было даже семи отверстий, положенных людям. Тогда Ху (Быстрый) и Шу (Внезапный) взяли топор и прорубили в нем семь отверстий. Самому Хунь-Туню эта операция на пользу не пошла, он умер. Зато из частей его тела возникли земля и вода, тьма и свет, север и юг. Такова созидательная сила Расчлененного Тела. Что ее еще упрочивает, так это тот факт, что знаковое Тело само по себе «составлено» из частей животного и человека.

***

    Для того чтобы перечисление частей Тела Трикстера не превратилось в пособие по анатомии, остановимся лишь на самых значимых. Голова.Может показаться, что это не самая «легкоотчленимая» часть Тела (гораздо безболезненнее отделяются, скажем, волосы или ногти). Однако Трикстер, избегая терять голову по пустякам, сплошь и рядом пользовался этим Мировым действием. СоединениеГоловы с Камнем не вызовет у современного человека удивления – он привык видеть головы своих героев на гранитных пьедесталах. Индейцы, охотники за головами, с успехом пользовались другим Камнем - горячим песком - для мумификации голов врагов. Черепа усыхали до размера апельсина, приобретая дополнительное обрядовое значение (Изменение размера). Голова, соединяясь с Деревом, дает надежную Границу между мирами, вспомним черепа на кольях, окружающие избушку Бабы-яги. Кстати, для пущего устрашения в пустые глазницы вставлялись свечи (соединение с Огнем). Эта же конструкция прекрасно сочеталась с Водой: герой северной сказки, использовал головы, чтобы перегородить реку. Если не хватало человеческих черепов он «по-трикстерски» подменял их собачьими.
    Обрядовое Удвоение(Умножение) тоже являет для нас привычную картину – это сказочные многоголовые чудовища. Они, между прочим, имеют дополнительный бонус в виде «регенерации» отсеченных голов. Особенно славились способностью к «регенерации» греческие Медузы. Не подкачал и наш Змей-Горыныч.
   Из знаковых частей Головы следует упомянуть хотя бы Глаза. Перечисление способов, коими «отчленялись» глаза, выглядело бы несколько садистски, поэтому напомню только об ослеплении Полифема и о похищении Персеем единственного глаза у трех старух Граях. К более «гуманному» Расчленению можно отнести колдовство шамана, при котором он вынимает глаза, подбрасывает их семь раз, чтобы выяснить, что делается во Вселенной, а затем вставляет обратно.
   Соединение Глаза с любым Мировым символом – это самый обыкновенный взгляд. Обыкновенный, да не очень: если не уберечься, может сглазить. «Прикоснется» ведьма дурным глазом к дереву – оно засохнет, на свинью посмотрит – она съест поросят, на ребенка – нашлет порчу. Большую обрядовую роль играют видимые и невидимые «предметы». Все, что находится на Том Свете, - невидимо, и только особое зрение шамана позволяет разглядеть, что там да как. Покойники, приходящие в наш мир, естественно невидимки, однако они умеют дать о себе знать, чаще всего трикстерскими выходками. Шапка-невидимка работает не так как мы думаем – она просто временно отправляет на Тот свет. В современном языке «позор» (зор-зреть) – это то, что должно быть невидимым, выставлено на всеобщее обозрение. В доисторические времена позор был чреват отправкой за «Границу».
    Со значимостью видимого-невидимого тесно связан запретнепосвященным смотреть на сакральные предметы: маски, музыкальные инструменты. Сюда же относятся пришельцы Оттуда: призраки, приведения, мороки, фантомы. В том же ряду стоит вещий сон (ты видишь то, чего Здесь нет), украденная, потерянная, спрятанная вещь (невидима потому, что она Там до сих пор). С Того света пропажи возвращаются заклинанием: «Черт, черт, поиграй и обратно отдай!»).Попробуй, милостивый государь, сам прибегнуть к помощи этого медиатора, когда потеряете ключи от машины. Не найдутся, обратитесь к слепцу, они издревле считались ясновидящими.
    Превращаются ли Глаза в другие Мировые символы? Да. Прислушайтесь сами к выражениям: «Она все глаза выплакала» - Вода. «Искры из глаз сыплются» - Огонь. «Окаменеть от взгляда» - Камень. Или вот еще вполнетрикстерские выражения: «от жадности глаза разгорелись» или «зариться на чужое добро».
    А Вода может превратиться в Глаза? Да. Точнее в зрение. До сих пор широко распространено поверье об исцеляющей силе горючих источников. Как они образовались? Небесный огонь ударил в камень, выбил из него ключ с живой водой, которая вылечивает все, в том числе слепоту.
    Ничуть не меньшей знакообразующей силой обладает Ухо. Правда, Глаз можно закрыть и наступит Тот свет, а Ухо подчас приходилось отсекать. Это наказаниетем, кто услышал нечто неподобающее, сохранялось вплоть до 19 века. В менее кровожадной форме «отсеченное» Ухо выступает в запрете непосвященным слушать сакральную музыку и пение. Но подобно тому, как запрет смотреть нарушается подглядыванием, запрет слушать нарушается подслушиванием. Трудно было жить простому человеку - лукавые духи то и дело подслушивали у дверей. Не кажется ли вам, что из этих вот глубин выползла наша шпиономания? Нет? Ну, а примета: «в ухе звенит – недруги ругают», вам известна? А ведь это Ухо, соединенное со Словом.
    С тем, чтобы избежать громоздкости, остановимся на последней значимой части Головы – Рте. Почему для Трикстера так важен Рот? Потому что он в свою очередь разделяется на зубы, губы, язык, которые в обряде подлежали дальнейшему Расчленению. При юношеской инициации выбивались передние зубы, при мести врагу отрезались губы, а если гонец доставлял дурные вести, у него вырывался язык. Помимо всего прочего, ото Рта «отделялся» воздух (дух), превращая Тело из живого в мертвое. Ото Рта «отделялась» Вода (то-то я в детстве недоумевала: почему в Петергофе струи фонтанов сплошь и рядом льются из пастей чудовищ). Ото Рта «отделялся» Огонь и клубы дыма (у драконов, например). Но самое главное – ото Рта «отделялось» Слово (поэт с блеском показал обессмысливание слова - «речей немота»).
    На этом можно было бы завершить анализ знакообразующей функции Головы, если бы для Трикстера не была бы архи важна еще одна отделяющаяся «часть» - Волосы. Вы сами, дорогой читатель, прекрасно знаете, сколь благодатен этот «материал» для всевозможных ритуальных действий. Волосы легко разделяются на пряди (Расчленение), бывают длинные и короткие (Изменение размера), серебряные и золотые (Цвет), их можно заплести и распустить (Изменение формы). А можно и вовсе сбрить. Сейчас это модно – дерзко нарушает гендерные признаки. Волосы в качестве знака обогащаются бородой и усами (например, сила Самсона была в волосах, а Черномора – в бороде), бровями (индейские племена выщипывали брови врагам), шерстью животных и перьями птиц.
    А вот как это иллюстрирует северный фольклор. Герой манси, прежде чем отправиться за скальпом врага, снимает собственный скальп, стряхивает вшей, вешает на дерево просушиться, а потом косо нахлобучивает на башку. Теперь он готов к труду и обороне.
    В племени американских индейцев Тукуна тоже не обходились без трикстерства: у инициируемых девушек выщипывали все волосы и оставляли только одну прядь. Эта прядь выкрашивалась в красный цвет и предназначалась будущему мужу. Во время свадьбы он торжественно ее вырвал.
    В отличие от индейцев русские богатыри предпочитали девицу-красу с косой до пят. Если она при этом оказывалась златовласой – дополнительный бонус. А у девиц навыданьи гребешок, будучи орудием Расчленения Волос на пряди, превращался то в частокол, то в лес, или приобретал силу оберега.
    Соединение Волос (или «безволосья») с другими Мировыми символами не менее плодотворно. Это отражено в топонимах: Лысая гора, Лысое озеро. Волосы и Огонь, – какая может быть связь? Волшебная. У жар-птицы перо огнем горит, аЛиса потому трикстерское животное, что у нее шкура огненно-рыжая. Ну что, многоуважаемый читатель, не попробуете перекраситься в цвет Воды, Дерева, Огня? Вдруг это принесет вам удачу в картах или любви?
    Что? Не играете в карты? Тогда посоветуйте: берем Нос как Трикстерскую Границу? Ладно, подкину монетку. Решка – берем. Впрочем, так и так надо брать: очень уж наглое «поведение» у Носа: то оставит кого-то с носом, то натянет кому-то нос, ато дразнится, показывая длинный нос. (Соединение Носа с Рукой). Хотя есть у него и положительные стороны: он служит «напоминалкой»: «Заруби себе на носу!». К слову замечу, ханты воспринимали это буквально и делали зарубки для памяти на носу оленя или на носу лодки. Но что нам Север – у нас есть свой правильный герой: Баба-Яга. Вынюхивая, где «русский дух», где «Русью пахнет», она ставила Границу между национализмом и патриотизмом – извините, оговорилась - между жизнью и смертью. А гоголевский Нос, отправившийся гулять по Невскому, c блеском завершил Отчленение Носа от Тела.

***

    Теперь думаю пора оставить «буйну голову» Трикстера в покое и заняться не менее значимой частью тела – Рукой. Не будет преувеличением сказать, что весь Мир Трикстера рукотворен. Рука служит идеальным знаковым «материалом». Почему? Потому что, с одной стороны, сама «расчленяется» (локоть, кулак, палец), а с другой стороны – «соединяет» все, что под руку попадется.
    Все, что от Руки (лапы, крыла) Отделяется, используется либо в качестве талисмана, либо как оружие, умерщвляющее противника. Ханты всю жизнь хранили свои отрезанные ногти, иначе после смерти им не перейти гору высотой до неба. Когти медведя они зарывали (Соединение с Землей) с тем, чтобы из них снова родился медведь. В русских сказках палец месяца, засунутый в щель, служил свечой и освещал баню (Огонь). Не правда ли, благородный читатель, очень экономная экономика? А можно было и еще подсократить расходы, если реальное отсечение рук и пальцев заменить прокалыванием (здесь напрашивается ассоциация с прибиванием гвоздями к кресту), окраской, татуировкой. Герой, у которого руки по локоть в золоте или обагрены кровью, прибегает к Расчленению Цветом. Думаю, это излюбленный обряд политиков всех цветов и оттенков.
    Если взять иное Мировое действие: Удвоение, то тут не обойтись без многоруких индийских богов и ракшасов. Они, правда, несколько уступают сторуким греческим Титанам, но зато славятся легкостью, с которой их руки регенерируют.
    Соединение Руки, Огня, Воды, Дерева можно наблюдать в обряде инициации зулусов. Юношей привязывали к дереву, а кисти их рук опускали в крутой кипяток, при этом испытуемые должны были смеяться и шутить. Другой вид Соединения мы встречаем, когда ударяют в ладоши, (чтобы вызвать волшебного помощника), по-царски награждают или наделяют даром. Правда, Трикстер предпочитал получать все заДАРма. Когда он желал, чтобы к его Рукам прилипло нечто существенное, он не гнушался тем, чтобы украсть (спереть, стырить, слямзить…- сами добавьте 101 синоним). Но будьте снисходительны: он - медиатор между Мирами, и ему положено вести себя амбивалентно. Да что говорить о Трикстере, если даже индийским царям вменялось в обязанностькрасть во время коронации скот у родственников!
    Рука плюс Тело – рукопашный бой. Недаром, в условия подвигов Геракла входило удушение Немейского льва непременно голыми руками. Бхимасена, герой Махабхараты, тоже больше доверял мощи своих рук, чем в силе оружия. Одолев ракшаса, он ладонью дробил его члены, ударом локтя отбросывал голову чудовища в сторону. Впрочем, это уже пахнет Расчленением, а не Соединением.

***

    Практически все, что говорилось о Руках как о Мировом символе Трикстера, можно с успехом перенести на Ноги. Тем более, что, чаще всего, речь идет о сказочных существах, у которых что руки, что ноги, что крылья, что лапы – все едино. В северных сказках жены Месяца не поделили мужа и, когда он уже почти перевалил через порог собственного дома, оторвали ему нижние конечности (двойное Расчленение: порогом и стервозным характером женщин). Нет, шучу, этоне «домашнее насилие» - они так создали фазы луны.
    Какие формы приобретают Ноги? Дурацкий вопрос, да? У Трикстера любые: от маскирующихся под реальные, до самых фантастических. А количество? Тоже любое. Например, «Одноногость»: ужасные одноногие ракшаси стерегли принцессу Ситу на Ланке («Рамаяна»). Обратите внимание, как они по-трикстерски ее запугивали: «Мы разорвем тебя в клочья, раздерем на части!». Или вот еще - «Беспяточность», от которой проистекает хромота черта. Помимо формы, точнее деформации, Нога еще может «многозначительно» споткнуться: «Что ты, Сивка-Бурка, спотыкаешься? Иль не слышал посвисту соловьиного?» А еще может пнуть, ударить: стукнет волшебный олень оземь копытом – и тут же забьет живительный ключ, посыплютсясамоцветы.
    В сказках Ноги создают Границу между Мирами (тут одна нога вряд ли подойдет – предпочтительнеечетыре). А вы, небось, думали, что это герой держит путь в тридесятое царство? Еще они соединяют Тот и Этот свет бегом «взапуски» и конными ристалищами, которые неизменно входили в погребальный обряд.
    Ноги плюс Воду мы увидим в китайском мифе: он изображает Небо (а небо – это «хляби небесные»), покоящимся на четырех отрубленных ногах черепахи. Хождение по раскаленным углям или поджаривание пяток при пытках тоже Соединяет Ноги и Огонь. Ноги плюс Дерево демонстрируют индийские подвижники, когда они, подняв вверх руки, много дней и ночей «одноного» стоят на пне смоковницы. А Ноги плюс Камень представляет собой Колосса на глиняных ногах. Видите: всего лишь Соединение части Тела с пнем или комком грязи, а придает мощь, которой завидуют боги и приносит врагам ни с чем не сравнимые страдания.
    На этом можно было бы закончить анализ Тела Трикстера, если бы не одно небольшое обстоятельство. Дело в том, что Одежда – это тоже «отчленяемая» часть Тела. Сразу оговорюсь: под Одеждой надо понимать и шкуру животного (шкура киферонского льва служила доспехами Гераклу), и обувь (крылатые сандалии Гермеса), и шапку (невидимку). Излишне говорить, что Одежда как любой Мировой символ подчиняется всем Трикстерским законам. Во-первых, она сама «расчленяется» на рукава и пояс. (У хантов, если дрожат рукава – это дурное предзнаменование). Во-вторых, пояс в свою очередь «рассекает» Тело на верх и низ (в мифологии манси Уральские горы – пояс бога, отделяющий твердь от хляби). Разорванные одежды – признак траура. Зато соединение шапки с Головой – «околпачивание» лишь веселый обман.
    При раздевании, снятии покрова с головы, сбрасывании перьев (волшебными лебедями) или лягушачьей кожи происходит Отделение Одежды от Тела. Оцените, хитроумный читатель, чисто трикстерское приказание царя крестьянской дочери: явиться ни одетой, ни раздетой, ни обутой, ни разутой, ни с подарком, ни без него. Жалование царем одежд тоже может обернуться трикстерской «наградой» (тяжелый панцирь – дар царя), как, впрочем, и обмен платьем (вспомним «Двенадцатую ночь»).
    Совсем недавно, каких-нибудь пятьдесят лет назад, «врагов народа» в нашей стране усердно «разоблачали», то есть лишали облачения (одежд). На прологическом языке – лишали жизни. Что совпадало с участьюподвергшихся гонениям.
    Не будем о грустном. Лучше представим себе Соединение Одежды с другими Мировыми символами: с Огнем - в Иванов день матери сжигали сорочки больных детей, с Деревом - получим лубяной кафтан (деревянный бушлат без пуговиц) или же волшебные рубахи из крапивы, сКамнем - железные рукавицы и сапоги. Видите, в отличие от исторических событий доисторический обряд всегда давал шанс на положительный исход событий. Его суд никогда не был окончательным и легко подлежал обжалованию.
    Вернемся к обряду. Пожалуй, самое важное в Одежде – цвет. Достаточно упомянуть черный, белый, красный – цвета траура, пурпур и золото царских одежд, двуцветный костюм клоуна и Арлекина. А вот размер, форма Одежды играют в обряде меньшую роль. Здесь напомню лишь о рукавах до полу да кафтане, вывороченном наизнанку. Хотя не исключено, что это поспешное утверждение. Моя собственная бабка, увидев рубашонку, напяленную «шиворот на выворот», сурово предрекала: битой быть.
    Да-а, бабки, они такие – любят поболтать. Сама бабка – знаю! Посему пора в разделе «Тело» поставить точку и перейти к следующему Мировому символу.

***

    КАМЕНЬ. Камень – прекрасный материал для Мирового символа: во-первых, он все Расчленяет (рубило), во-вторых, Расчленяется сам. При отделении части Камня от целого свойства целого полностью сохраняются. Форма, в которой встречается Камень, многообразна: это галька и самоцветы, глина и песок. Скалы с расщелинами, земля с лесами и горами, луна и солнце, и даже твердь небесная – все Камень.
    Если взять Расчленяющий Камень, то это, в первую очередь, рубило. Ни в коем случае его нельзя воспринимать просто как орудие труда. Эдак им могли пользоваться и обезьяны, и гоминиды. Но как только удар каменным топором приобрел обрядовое значение, он превратил обезьяну, простите, общего предка в человека. Позже волшебные свойства рубила перенеслись на железный топор (двойной топор – символ царской власти), молот (германцы клялись молотом), меч (скифы поклонялись мечу, воткнутому в землю), копье, стрелы. Стрелы индуистских героев похожи на топор, так как они не столько «колющее», сколько «рубящее» оружие: ими отсекались отрастающие «лишние» руки ракшасов. Экзотическим Расчленителем выступает каменный мяч для священной игры семпыр народов манси. Когда этот мяч касается врага, он разрывает его на части. Не менее «причудливые» Камни – светила. Вслушаемся в словосочетание «серп месяца». Ведь наверняка в Трикстерское время небесное светило воспринималось как орудие расчленения. Вспомните, мой внимательный читатель, сказку об отрывании ног стервозными женамиу Месяца - получается истинно Трикстерский герой: его расчленяют, и он расчленяет!
    Для того, чтобы дать компактный пример Камня, лежащего в основе Мироздания, приведу китайский миф. Красноволосый Дух воды Гунн-Гун («логичнее» ему бы было иметь голубые волосы), потерпев поражение от Духа огня, решил покончить с собой. Для этого он избрал самый Трикстерский способ: ударился головой о западную гору Бучжоушань, служившую опорой нефритовому небосводу. Как и следовало ожидать, раскололась не голова, а гора. И небо обвалилось. Начался всемирный потоп. Плохо пришлось бы Поднебесной, если бы не великая Нюй-ва: она расплавила пять разных камней и заделала прореху. А чтобы небо тверже «стояло на ногах», она отсекла лапы гигантской черепахи и подперла ими небесную твердь.
    Проиллюстрировать «расчленяющийся» Камень могут мифы о разверзшейся бездне: из нее рождаются герои, туда же сбрасывают злых духов (и они в пропасти пропадают). Самый невинный «расчлененный» Камень – это песок: его удобно сыпать в глаза врагу или чертить на нем тайные знаки.
    Но Камень и сам может Отделяться от чего угодно, ну, хотя бы от Тела. Когда циклоп Полифем швырял каменные глыбы в спутников Одиссея, он всего лишь осуществлял Мировое действие. Такое же Действие может послужить рождению героя. Первопредка одного из народов манси, богатыря Мося, мать зачала в виде камня в колене. Отец проткнул колено ножом, и волшебный младенец появился на свет.
    О том, что Камень сам по себе является Расчленителем, говорят такие сказочные персонажи как «топор-саморуб», «меч-самосек». К «косвенному» расчленению Камнем можно отнести сюжет, в котором герой всаживает противника в землю по колена, затем по пояс, и наконец, по горло. Соединение с Камнем становится вовсе не смешным, когда козла отпущения побивают камнями или когда прибалтийские славяне, чтобы обеспечить плодородие, забрасывают ведьму камнями. Если этого воздействия на силы природы оказывается недостаточно, тело ведьмы разрывают на куски и раскидывают по полю. (Думаю, этот метод повышения урожайности зерновых вполне сравним с лысенковщиной).
    «Органичность» Соединения Камня с Телом видна в выражениях: «окаменеть от страха», «гора с плеч», «камень на сердце»,«держать камень за пазухой», «голова чугунная». Сам Иисус Христос – Камень, положенный во главу угла, имя святого Петра тоже было Камнем. Для нас это метафоры, а Трикстер воспринимал их буквально: для него окаменевший герой был так же естественен, как ожившая мраморная красавица (Галатея).
    Камень, карающий Прометея за то, что он украл у богов огонь для людей, - скала, к которой он прикован. Камень, принесший Ясону золотое руно, - ничем не примечательная галька. Но когда хитроумный герой кинул ее в гущу воинов, выросших из зубов дракона, они передрались между собой. Сейчас Камни, «притягивающие» удачу, мы называем игральными костями, но стоит только забыть о трикстерской природе Камня - выйдешь из казино не только без золотого руна, но и без штанов.
    Вот древние индусы хорошо чувствовали, что все Мировые символы с подвохом. Стоило шалопаю Сканде потехи ради пустить стрелу в волшебную гору Меру, как она, взмахнула крыльями-облаками и, испуская истошные крики, взлетела. Только всемогущему Индре удалось отсечь Горе крылья, дабы она вела себя подобающим образом и вернулась на место.
    Теперь после того как уважаемый читатель столько меня терпел, ему не трудно будет увидеть в шкуре и перьях Одежду. Соединив ее с Камнем, он получит шкуру немейского льва, от которой отскакивают не только стрелы, но и разящие, как ножи, перья птиц Стимфолидов. Неужели кто-то откажется от такого мощного оберега? Неужели скажет - «идеализм»? А как насчет: «смелого пуля боится, смелого штык не берет»? Думаете, это просто песня? А, может, «каменная» защита нашего подсознания?
    Ладно, продолжу «формализовать» чудеса. Казалось бы, что общего между Камнем и Деревом? Однако это был одинаково удобный материал для столбов, которые ставили на перекрестках дорог. Они выполняли важнейшую функцию – Границы между мирами. Вам кажется, каменный столб не похож на дерево? Тогда напрягите фантазию и представьте себе Мировое дерево в виде магического жезла шамана: он часто бывал из камня. Ну, а если вместе с древними греками сделаете шаг отМирового символа к поэтическому образу, то увидите кораллы как морские водоросли, окаменевшие от прикосновения Медузы Горгоны.
    Камень и Вода органично сливаются в образе льда (ледяной дворец Снежной Королевы). Расплавленный Камень льется с неба или течет с горы как лава в наказание за грехи. Драгоценные Камни скрываются на дне реки (золото Нибелунгов) или изливаются золотым дождем (миф о Данае). Трикстерски Камень и Вода объединяются… в сыре, который Балда выдал за камень, и из которого умудрился выжать воду.
    Пожалуй, самое продуктивное Соединение -это Камень плюс Огонь. Попробуйте сами, поколдуйте над солнцем, месяцем и звездами, пусть они сделают ваши отношения с близкими ярче, теплее, плодотворнее. Или устали? Тогда ударьте молнией в землю и погрузитесь в бурлящую воду гремячьего ключа – чем не джакузи! Не поможет? Тогда сядьте на бел-горюч камень и скиньте себе лет эдак десять.
    Но не только Соединение/Разъединение творит чудеса, Удвоение тоже легко справляются с этой работой. Нанижем бусины на нитку или вылепим из глины семь слоников – вот и Мировое действие с Камнем. Если хватит силенок, притащим в поле десяток мегалитов, а не хватит, отпечатаем на грязи руки-ноги – вот и исполнение желаний. А еще для усиления магических сил произнесем заклинание: «Ка-ка, му-му, шек-шек, по-мо-ги!» - и дело в шляпе!
    Что касается Изменения цвета, то Камень имеет преимущество перед остальными Мировыми символами. Во-первых, краска изготавливается из растертого в порошок куска охры, во-вторых, окрашенные части Тела, тем самымРасчленяют его. Зачем? Ну, скажем, чтобы отделить больной член от здорового, врага от друга, да и вообще избавиться от всех напастей. Не верите? А вглядитесь в цвет камушка на вашем перстне, разве он не связан с вашим знаком зодиака? Примерьте новые сережки – разве они не для того куплены, чтоб наколдовать суженого.
    Теперь зададимся вопросом: насколько знаково «продуктивно» Изменение размера Камня. Пожалуй, самым весомым доводом в пользу этого Мирового действия будут гигантские плиты Баальбека и каменные глыбы Стоунхенджа. Еще одним «доказательством» могут служить найденные археологами нетронутые «склады» микролитов. Сугубо утилитарное объяснение происхождения этих микрорубил – мол, в первобытном обществе дети, подражая взрослым, входили в «производственный процесс» не срабатывает. Для коллективного сознания любой «производственный процесс» в то же самое время обряд. Следовательно, Изменение размера -работающее Мировое действие. В следующий раз, милая читательница, когда станете загадывать, какое обручальное кольцо вам подарят, пожелайте либо самый большой бриллиант, либо самый маленький.

***

    ДЕРЕВО. Следует сразу напомнить, что роль Дерева в обряде играет любое растение или его часть: лист, цветок, корень, плод. Не меньший знаковый «эффект» дает изделие из дерева: дубина, столб, миска, посох. Такое многообразие форм позволяет Дереву с легкостью превращаться в другие Мировые символы – скажем, в Тело. За примером далеко ходить не приходится: в африканских мифах для того, чтобы убить врага, достаточно проткнуть ножом пальму, а в русских сказках начнет враг рубить дерево – кровь выступит на груди героя. Живучесть связки Дерево-Тело поразительна: еще в Сталинские времена широкое хождение имела пословица «лес рубят – щепки летят». Имелись в виду люди-щепки, летевшие в небытие.
    Вот видите, дорогой друг, стоило соприкоснуться с очередным Мировым символом, как тут же напарываемся на его Расчленение. Поэтому не будем отходить от сложившейся схемы и рассмотрим для начала «расщепляющееся» и «расщепляющее» Дерево. Как подсказывает наш опыт общения со сказкой, Расчленяется Дерево не только топором, но и … железными зубами! Баба-яга грызет дуб, дуб и ломает зуб, зуб. А чтоб не повадно было! Дерево-защитник сиротки Аленушки свое дело знает: раз! - и оборачивается из «расчленяемого» в «расчленяющее».
    Бабе-яге – зубами. Великанам сподручнее вырывать Деревья с корнем и носить на плече в качестве дубины. А индийские ракшасы умеют лес, как траву, прибить к земле крутанув бедрами. Соловей-разбойник тоже не лыком шит: умудрялся стоячий лес уложить одним посвистом молодецким. Более прозаический способ РасщепитьДерево - ударом молнии. Так добывался живой огонь для обрядов.
    Но, чтобы нам не проглядеть за деревьями леса, стоит научиться угадывать Мировое действие не только тогда, когда ломают вековые дубы, но и когда выпалывают траву на ритуальной площадке, когда треснула деревянная плошка или щиплют лучину для светильника. Даже в названии растения (разрыв-трава) можно услышать Мировое действие.
    Какова функция Расчленяющего Дерева? Ветка омелы, которой с подначки Локки убили слепого Бальдра (скандинавский эпос), «породила» смерть. Представляете: с какой-то ветки начались все последующие кровавые войны в Европе! А вы говорите: подумаешь, прутик! Не убийственную, но плодотворную силу демонстрирует Дерево в обряде избиения розгой или веником. Попробуйте как-нибудь в бане. Непременно всю хворь выбьет.
    Впрочем, банный веник это не столько Разъединение, сколько Соединение. Попытаюсь-ка я найти пример «чистого» Соединения с Телом. Пожалуй, на эту роль подойдет пеньковая веревка, которой наши пращуры с наступлением темноты связывали День, с тем чтобы утром День сам разрывал путы. Нам бы в Питер эту веревку, чтобы связывать Тьму в надоевшие зимние ночи. Еще пример (довольно зловещий): когда героя вешают или сажают на кол. Но попытайтесь увидеть в этом Мировом действии положительную сторону – ведь его отправляют в лучший мир.
    Трудно представить себе такое? Тогда приведу пример «невинных обрядовых ситуаций. В Индии при помазании царя на царство его осыпали травой кушу, жареным рисом, черным горохом. Европейцы и сейчас осыпают лепестками роз жениха и невесту и стучат по дереву, чтобы произнесенное вслух пожелание непременно сбылось. Если отрешиться от бытовой магии и обратиться к христианским образам: столпникам, Иисусу, распятому на кресте, то и здесь мы увидим закодированную память о древнейшем обрядовом действии.
    Из опыта обращения с Мировыми символами я вывела заключение, что при Соединении они просто сливаются в единый предмет. Скажем, Дерево и Тело - в музыкальный инструмент, выполненный в виде животного или головку лося, вырезанную из дерева. Позже такое слияние породило представление о могущественном духе – хозяине Дерева. Попробуйте испытать силу этого древнего духа. Возьмите ромашку и погадайте: любит – не любит. Если выйдет «любит», все в порядке – поблагодарите цветок, что приведет его магию в действие. Если выйдет «не любит», тоже не все потеряно. Силой воображения растворитесь в цветке, превратитесь в его белые лепестки и солнечную сердцевину. И схитрите – сделайте у себя нечетное количество лепестков. Так будет надежнее. Соединение Дерева с Огнем легко себе представить благодаря жизненному опыту. Но сохранился и богатый обрядовый материал. Накануне летнего солнцеворота крестьяне ставили березовые ветки на золу в печь – это способствовало обильному урожаю. На Иванов день сжигали купальское дерево. В Малороссии, по описанию Афанасьева, купальский костер заменяли жгучей крапивой. Еще более полное слияние Огня и Дерева дают библейские образы: неопалимая купина и огненный столп.
    Соединение Дерева с Водой не столь органично, однако и оно продуктивно. Практически во всех мифологических Картинах мира Мировое дерево омывается Океаном. Из-под его корней бьют целительные источники. А если учесть, что небо – тоже вода (хляби небесные), то и крона его окружена Водой. В отличие от величественной Картины мира обряд дает нам совсем незатейливые формы: для того чтобы вызвать дождь, били колодец палкой, для того чтобы отправить покойного в царство мертвых клали тело в лодку и пускали вниз по реке, для того чтобы вернуть зрение слепому, собирали росу с листьев. Изменение количества как Мировоедействие превращают одинокий дуб в священную рощу, прут в веник, цветок в букет. Изменение количества тянет за собой Изменение размера и вот уже дуб с кроной до неба соперничает в знаковой силе с крошечными японским деревцем «бонзай». Что касается Изменения формы, то сама природа услужливо «подсовывает» искривленные деревья. Обрядовому человеку остается только спрятать лешего в их ветвях или посадить русалку в развилку.
    О Расчленении цветом много говорить не приходится. Глядя на желтеющий за окном тополь, мы непроизвольно грустим: природа умирает, а заприметив молодую зелень, радуемся: природа оживает. На свадьбе и на похоронах мы, как и тысячи лет назад, придерживаемся соответствующего цветового дресскода. Кстати, напомню: большая часть красителей, используемых для ритуальной росписи тела, циновок, тотемных столбов, домашней утвари получалась из сока растений. Трикстерский закон в действии: Дерево, умирая, возрождает собою все сущее на земле.

***

    ОГОНЬ. Кода я покинула царство Дерева и Камня и ступила на порог двух новых Мировых символов, то вдруг заметила, что Огонь и Вода - нечто совсем другое. Они обладают протяженной субстанцией. Как же к ним применить основное Трикстерское действие: Разъединение/Соединение? И только тут я поняла, насколько обряд «всеяден»: он умеет использовать как протяженность Огня и Воды (море-океан, расплавленная лава), так и их дискретность (сосуд с водой, светильник).
    Забудем пока о Воде и возьмем Огонь как Мировой символ. Это будет и очаг, и костер, и солнце, и луна, и многое другое. Причем каждая «ипостась» Огня Расчленяется/Соединяется десятками способов. Рассмотрим лишь часть из них, но постараемся, чтобы получилась целостная картина. Простейший случай Расчлененного Огня дают искры - так в мифах образовались звезды. От костра так же легко отделяется дым (соединяя при этом небо и землю, регулируя погодные условия), угли (по ним ходят босыми ногами, чтобы лесное зверье не переводилось), пепел (им посыпают голову в знак траура).
    Разрушительный Огонь легко себе представить, поэтому интереснее показать его созидающую форму, которая встречается в Ведах. Некий великий Огонь, столкнулся с землей и рассыпался на части. Из останков его Тела возникли все вещества Земли: изо рта - сера, из костей – дерево, из мокроты – хрусталь, из желчи – изумруды, из ногтей – слюда, из век – кораллы. У народов Севера Огонь не столько созидающий, сколько животворящий: герой сжигает злого духа, и из его пепла появляютсяна свет ящерицы, лягушки, комары.
    А вот сможет ли мой хитроумный читатель разделить Огонь на части? Или это по плечу только сказочному богатырю, которому задано разрубить пламя топором? Открою секрет: без трикстерства даже богатырь не справился бы с такой задачей.
    О Соединении Огня и Тела можно говорить бесконечно, подчас они просто сливаются в образе бога: Агни (инд.), Гелиос, (греч.), Фу-си (кит.). Если этот образ приземлить, то мы получим петуха с красным гребнем, символизирующего пожар (слышали выражение «пустить красного петуха»?). Часть Тела – глаза, уши тоже тесно связаны с Огнем. Правда, только индийский брахман способен зажигать огонь взглядом. Зато звук набата, в который бьют при пожаре, слышен каждому. Северные народы верят, что Наш огонь невидим для «потустороннего» мира, поэтому тому кто возвращается с Того Света, бесполезно подходить к костру.
    Соединение Огня и Дерева очень «смахивает» на обычное бытовое действие: огонь добывают трением дерева о дерево, а когда в костер разгорится, в него подбрасываютсучья да коряги. Но это обманчивое впечатление: в коллективном сознании нет «быта», а есть, сколь ни высокопарно это звучит, только Мировые действия. Поэтому добывание «живого» огня трением и кормление огня – все это обряд. В китайских мифах встречается огненное дерево – Суйма. Растет оно в стране Суйминго, где нет ни солнца, ни луны. Волшебная птица долбит его клювом, рассыпая искры на все четыре стороны. Люди собирают эти искры и пользуются ими как светильниками. Опять похоже на бытовое действие. Но на самом деле искры «творят» стороны света и людей. В скобках замечу: «творить» и «отворять» близкие слова. Трикстер творит, отворяя ворота в Другой мир.
    Огонь и Вода в природе «антагонисты», но в качестве знака они органично сливаются, образуя как омолаживающую «вареную» воду, так и огненный дождь, который любят насылать боги на грешную землю. Что касается синицы, грозившей море зажечь, она была Трикстером. И в свою эпоху ей это, несомненно, удавалось.
    Давайте посмотрим, как Огонь справится с обрядовым Увеличением количества.Думаете, у него ничего не получится? Ошибаетесь. Допустим, сожгли духа утки (манси), от него остался всего лишь уголек. Этого уголька вполне хватило, чтобы сотворить целую стаю уток. Так же легко Огонь Расчленяется цветом. Взять хотя бы постоянные эпитеты Солнца: златоглазое, златорукое, лотосоокое (инд.), или Эос: розоперстая (греч.). Это сейчас они эпитеты. А в суровое Трикстерское время это было нечто совсем иное: а именно Расчленение Тела Огня цветом. Пепел и сажа - самые мощные «красители»: в знак избранности индийские отшельники натирали тело золой, в знак воинской доблести индейцы расписывали тело углем. Чтобы отправить кого-то в мир иной, его метили сажей.

***

    ВОДА как и любой другой Мировой символ принадлежит сразу двум мирам. Та Вода, которая не Разъединяется представляет Тот Свет (мифы о всемирном потопе, разверзшихся хлябях небесных). Та вода, которую можно отделить от общей массы (зачерпнуть пригоршней, сосудом, черепом) – Этот Свет.
    Самый впечатляющий образ Разъединяющейся Воды – это, очевидно, Библейское море, воды которого расступились перед Моисеем и его народом. Более «прозаические» примеры – это слезы, столь обязательные при погребальном плаче, сосуды со святой водой (древние славяне черепками таких сосудов выкладывали жертвенный очаг). Вода, разрезанная ножом крест-накрест излечивала смертельные недуги. Расчленение Водой дает нам сказка, в которой герой заходит в воду по колена, по пояс, по шею…а так же миф о «заглатывании» Солнца морем-океаном. Крысолов, утопивший полчища крыс, а затем и всех детей города, всего лишь «модифицировал» данное Мировое действие.
    Вот видите, дорогой читатель, как это ни парадоксально, Вода, несмотря на свою протяженность, не хуже Камня или Дерева способна Расчленять и Расчленяться. Теперь взглянем на обратную сторону медали – Соединение Воды с другими Мировыми символами. Ну, для начала, скажем, с Телом.
    Стоило мне произнести «Вода плюс Тело» (вот она великая сила Слова), как тут же у меня перед глазами предстали водяные боги, духи, нимфы, наяды. И догадываетесь, что они тут же начали творить? Речные драконы принялись разрывать принесенных им в жертву красавиц. Посейдон поражал врагов трезубцем. А вот Морской царь русской сказки предпочел действовать обманом: купец наклонился над озером, стал воду студеную пить, а Морской царь хвать его за бороду: «Отдай то, чего дома не ведаешь, тогда отпущу». Пришлось бедняге лишиться новорожденного сына.
    В «мягкой» обрядовой форме Соединение выглядит как погружение больного в воды священных источников, окропление святой водой при изгнании беса. Когда в кетском мифе дочь Тумана моет руки, рождаются лососи. (Нам бы такое эффективное рыбное хозяйство). Когда библейский Понтий Пилат умывает руки, он дает разрешение на убийство Иисуса. Когда индус сливает воду с правой ладони, он поминает предков. Когда у славян с белых рук царь-девицы «точится» живая вода, оживают павшие воины. Но не стоит обманываться насчет «безобидности» обряда: в нем переплетаются леденящие кровь сказки об утопленниках и русалках (Слово)и безжалостное сожжение и затопление Морены в Иванов день. На рациональном уровне это «всего лишь» жертвоприношение Воде. А на психологическом уровне – ужас перед отправкой на Тот свет, и огромное счастье получить могущество над миром и богатырское здоровье.
    Великий индийский подвижник Васиштха ради этих благ принес себя в жертву. Он обвязал себя путами и бросился в воды священной реки. Впрочем, у этого мифа был счастливый (или по тем временам несчастный?) конец: его жертвоприношение не было принято, вода распутала узы и вытолкнула тело Васиштхи.
    Соединению Воды и Слова предшествует промывание глаз и ушей волшебной водой. Без этой «процедуры» нельзя увидеть и услышать обитателей Того Света, нельзя общаться свсесильными духами. Вода и Слово привычно для вас, друзья мои, сливаются в обряде гадания на воде. Так древние узнавали, будут ли летом грозы, а зимой снежные бури. А вы, если добавите Дерево в виде кофейной гущи или чаинок, притяните к себе удачу. Только учтите, духи ничего не дают даром. Поэтому начните с жертвоприношения: пролейте воду, разбейте чашку, а потом ждите и надейтесь, что духи укротят свое трикстерство и не обманут вас.
    Боитесь, что вас заподозрят в предрассудках? Тогда поехали дальше. Ничуть не менее значимо Соединение Воды и Огня. К нему подталкивает природное совмещение огня и воды в виде пара, грозы с дождем и молнией. Однако обряд мог бы вполне обойтись и без природных свойств материала. Сугубо по знаковым законам образовались бы огненные ливни и реки, «горячеводные» моря и «громокипящие» источники. Если уж пепел, самый бедный родственник Огня, - и тот способен был остановить разбушевавшуюся водную стихию. Не верите, что Соединение Воды и Огня может оказать магическое воздействие даже на психику современного человека? Тогда я напомню о фашистском факельном шествии, огненной рекой затопившем город и погрузившем обывателей Германии во тьму веков.
    Соединение Воды и Дерева встречается чаще всего в виде медвяной росы, водяных растений: лотоса, тростника, сосудов из дерева и тыквы. Шаман, собирающий с листьев священную росу, приобретает знание тайного Слова. Девушки, пускающие по реке венки, пытают у Воды о своем суженом. Чародеи, пишущие вилами по воде, гадают об охотничьей удаче. Племя «сплавляющее» умершего в царство теней на плоту, надеется на его скорое возвращение.
    Соединение Воды и Камня выглядит очень романтично, когда над морем высится каменный утес. Но герою китайских мифов было не до красот. Его путь преградила бурная река. Ни на лодке, ни вплавь через нее не перебраться. Чтобы умилостивить Воду, он в дар ей бросил яшму. Драгоценный камень вернулся в руки. Три раза он бросал в реку яшму, и каждый раз она отскакивала от воды. Ничего иного не оставалось, как перехитрить могущественных духов – камень растолочь в порошок и высыпать в воду. Люб - не люб подарок, а уж не вытолкнешь обратно.
    Сказка – ложь, но в ней намек. Намек на то, что Соединение, так ли, эдак ли, тянет за собой Разбивание на куски. А оно в свою очередь приводит к Умножению количества. Уж, казалось бы, Вода – протяженная субстанция, куда ей делиться-умножаться? Но и она, стоит ее зачерпнуть горстями или разлить по сосудам, тут же приобретает магические свойства. В несколько опосредованной форме трикстерское Увеличение количества можно заметить в сказке о дочери и падчерице. Падчерица, спустившись за утонувшим ведром в прорубь, моет горницу и топит баньку подводному деду. А неженка дочь просто-напросто заливает все холодной водой. Может ли Вода сама Удвоить? Может. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в зеркальную гладь пруда. Духи любят играть своим отражением в воде: оно позволяет им видимое сделать невидимым, уродливое – прекрасным.
    Что касается Изменения размера, то Вода либо падает слезинками-жемчужинами, либо бушует «морем-океаном». Изменение формы Воды иллюстрирует «Сказка о сестрице Аленушке и братце Иванушке»: стоит умирающему от жажды Иванушке напиться из козьего копытца, как тут же бедняга оборачивается козленочком. Изменение цветав качестве Мирового действия мы встречаем в названиях: серебряный ключ, красная или черная река, сине море. Если вспомнить, что подобное «лечится» подобным, то понятно, почему умывание из золотого сосуда возвращает зрение, а красное полотенце спасает от грозы.
    Думаю, пора закругляться,ибо попытка поименно назвать все обрядовые действия с Водой или каким другим Мировым символом равносильна потугам вычерпать море ситом. Пора переходить к следующему сложному вопросу.

***

Устали, милостивые государи? Потерпите. Раз уж я взялась изучать язык прологического сознания, то никуда не деться от его «грамматики». Наберите полные легкие и вникните в следующую фразу.
    Все Мировые символы и действия сами по себе не имеют никакой ценности, если не служат построению Картины мира. Почему я так настаиваю на подробном рассмотрении Картины мира? Потому что она должна вас убедить в том, какие огромные творческие потенции заложены в глубинных пластах нашей психики.
    Картина мира всего «коллективного бессознательного» периода складывается из трех элементов: Того света – Границы – Этого света. Впрочем, арифметика тут не работает, ибо все три элемента «спроецированы» на один – Границу. «Строительным материалом» Границы Трикстерского периода служит либо Расчлененный Мировой символ (Слово, Тело, Камень, Дерево, Огонь, Вода), либо некий «предмет», Объединивший несколько Мировых символов.
    Вторая важнейшая особенность Картины мира, глубоко вдохните еще раз: пространство и время в ней вещественны и взаимозаменяемы. Это и избушка на курьих ножках («Избушка, избушка, стань к лесу задом, ко мне передом»), и горячий камень, который расколешь и тут же помолодеешь (причем всегда найдется старушка-трикстер, которая переборщит с поворотом времени и превратится в младенца), и дорога, что ведет туда, не знаю куда, и нить жизни, сплетенная Парками.
    И третье: время появляется с сотворением Мира и исчезает с гибелью его; время заново начинается с каждым новым годом и кончается вместе с ним; время рождается вместе с каждым человеком и умирает с ним. И что удивительно: все три времени «конгруэнтны».
    Все это трудно себе представить на рациональном уровне, поэтому я покажу, как Картина мира Трикстера,спустя многие тысячелетия, превратилась, ну, скажем, в Ростральные колонны Стрелки Васильевского острова. По замыслу Петра они в порту служили маяком (Огонь), освещая «всем флагам» путь в новую столицу. Хоть это и кощунство, но давайте разберем одну колонну по Трикстерским частям. Массивный гранитный столб символизирует Мировое дерево. Венчающая Дерево чаша с огнем, соединяет три Мировых символа: Камень, Дерево, Огонь. Массивные фигуры, сидящие у подножия, символизируют реки (Вода и Тело). Колонна украшена рострами (отсеченными носами кораблей). В общем, принцип построения понятен: все от чего-то Отделено и с чем-то Соединено. Это и есть Граница Трикстера (Между нашим миром и Западным), на которую спроецирован весь Космос. Одно маленькое уточнение: его Картина мира – это Ростральная колонна минус эстетика, ибо в произведении искусства все подчинено гармонии,а Трикстеру совершенно безразлично, какие Мировые символы, и в каком порядке «приляпывать», – для него важен процесс.
    Этот «процесс» кормил и поил его, защищал от врагов, позволял общаться с братьями по разуму, разрешал социальные конфликты. И так же как наполеоновский солдат, который носил в походном ранце маршальский жезл, Трикстер никогда не расставался со своим Космосом.
    Прояснила что-нибудь моя иллюстрация? Теперь посмотрим, как выглядит «вещественность» пространственно-временных координат, с помощью которых строится Картина мира Трикстерского периода. М.Бахтин, анализируя обрядовое сознание, заметил единство и взаимозаменяемость координат и назвал их «хронотопом» (хронос - время, топос – место или в самом широком смысле – пространство).
    Давайте разберем по косточкам хронотоп германских мифов.
    Вертикальной «координатой» будет служить Мировой Ясень, Иггдрасиль, который разделяет Мир на царство асов, Вальхаллу, срединный мир людей и подземное царство смерти,Хель. Горизонтальную «координату» представляет океан, который опоясывает ствол Мирового Ясеня. Чтобы сделать эту «координату» подвижной (добавить временную компоненту) существует Змей Ермунганд. В чистом виде «координату» времени «строит» белка, что вечно (в смысле вплоть до гибели Богов) носится вверх-вниз по Ясеню. Если кому–то белка покажется неопределенной «координатой», возьмите бога Одина, который ради волшебного меда познания, провисел вверх ногами на Иггдрасиле девять дней и дал точный отсчет времени.
    Давайте еще раз пройдемся по Мировым символам для того, чтобы убедиться, что все они «всего лишь» строительный материал Картины мира.
    Построим хронотоп Словом. «В начале было Слово», - утверждает Библия. Значит, Слово было в начальной точке отсчета пространства и времени. В процессе называния каждого «предмета» творился вещный мир, а вместе с ним разворачивалось пространство-время. Без Слова не наступал ни новыйдень, ни новое время года. Песня обозначала начальную точку жизни человека, погребальный плач - конечную. Конец Мира, как и его появление, отмечался Словом (или точнее антиСловом) – громом, ужасающим ревом животных, воплями людей, треском деревьев. После конца Мира пространство-время поворачивало вспять, проходило нулевую точку, и развертывалось снова, как ковер. Рычагом для поворота служило все то же Слово.
    Пространственные оси «выстраивались» Словом-танцем, когда в такт поднимались и опускались руки, тело подбрасывалось в воздух или пускалось вприсядку. Слово-заклинание возносило на небо и сбрасывало в подземелье, уводило за тридевять земель и возвращало домой. Слово-напутствие указывало дорогу изащищало в пути. «Бессловесные» Слова-бубенцы переносили русскую тройку из пункта А в пункт В. Кстати, выражение «крылатые слова» напоминает о том, что некогда они участвовали в создании Картины мира.
    Теперь, когда вы прониклись идеей, что первобытный хронотоп весомый, грубый, зримый, построить его с помощью Тела уже ничего не стоит. Для этого достаточно представить себе акробата. А вот попробуем-ка мы воспользоваться Головой для создания пространственных осей. Не в смысле их придумать, а в смысле реально создать. Ну, хотя бы так, как в хантыйском мифе. Герой вдавил злобного четырехголового старика в камень по горло, отсек напрочь головы и разбросал их на все четыре стороны. Вот вам творение сторон света. Можно ли представить себе Время, воплощенное в Голове? Можно. Для этого у нее должно быть два лица: одно старца, другое – юноши, как у двуликого Януса.
    А как насчет сотворения Пространства Глазом? Легко - пойдем туда, «куда глаза глядят». Для тех, кто не ищет легких путей, могу предложить затейливый способ, который описан в сказках народов Севера. Когда человек спит, глаза его выкатываются, пересекают леса, горы, реки и посещают все те места, которые нам снятся. В тех же сказках Севера есть другой любопытный образ: идет некто по тундре, несет связку глаз: кому из новорожденных даст глазок, тот сможет видеть на расстоянии семи дней. Еще раз обратите внимание - время творится одновременно с Пространством.
    Могут ли выполнить эту задачу Волосы? Несомненно. Стоит только представить себе, как они растут со сказочной быстротой и покрывают землю – вот вам горизонтальные координаты. Вертикаль образуют волосы солнечной девы - лучи Солнца. Поворот времени с помощью Волос? Для «коллективного сознания» нет проблем. Вспомните о трех седых с рождения старухах Граях, у которых Персей похитил единственный глаз. О том, что срезанныеволосы служили Границей, «помнит» обычай хранить на память прядь волос умершего человека. Рука? Палец? С их помощью просто жонглировали Пространством - Временем. Далеко до звезд? Рукой подать. Не верите? В Германии детям не разрешалось показывать пальцем на звезды, чтобы не выколоть глаз ангелу-хранителю. Как отправить героя в тридесятое государство? Перенести на руках через море-океан. Впрочем, кто-то дотошный может сказать, что это построение координат с помощью Ног, - не буду спорить. Ведь всем известно, что направо пойдешь – голову потеряешь,налево пойдешь - … все равно Границу между Тем и этим светом пересекать придется. А там - Хаос («антихронотоп»). Он возникает тогда, когда правая рука не знает, что творит левая, или согласно Ведам, когда правая рука начинает красть у левой. Тогда наступает конец света. Кстати, нить жизни человека тоже прядется Руками. Перерезали нить - и конец времени.
    Теперь рассмотрим, как Камень строит хронотоп. Вертикальную ось составляет каменный столб, гора, подпирающая небо, каменный дождь. Горизонтальную ось «маркируют» указательный камень, лежащий на развилке дорог, скала, отделяющая Северную страну от Южной. Сказочный герой «прочерчивает» координату пущенной пращой или молотом, а Мальчик-с-пальчик, помечает свой путь пунктиром - мелкими камушками. Движение Солнца и Луны, «раскаленных камней», отсчитывает Время в природе. Могильная плита с указанием дат рождения и смерти«отмеряет» время человека. Сказочный бел-горюч камень, если его расколоть, превращает старика в цветущего юношу. И даже по-трикстерски непочтительное высказывание о стариках – «из них песок сыплется» - тоже по своему отмеряет время.
    Настал черед Дерева разграничивать Мировое пространство-время. Уже сама «конструкция» его задает направление: верх-низ, право-лево. Перевернутое направление оси - Дерево, изображенное корнями вверх. «Искривленное» пространство создается с помощью наклонного дерева, узловатого посоха, клюки Бабы-яги. Хантыйский шаман согнул пополам черемуховый лист - тут же выскочил соболь. Вы скажете чудо. А я скажу создание хронотопа. КартаМирового пространства плетется вместе с узором циновки, растет вместе с бобом и тыквой, отмечается гнилушками и зарубками на деревьях, когда герой идет в чужие края. Путник, которого нечистая сила заставляет плутать по лесу, прочерчивает весьма замысловатую Границу. Обратите внимание: корень в слове «плутать» тот же, что и в слове «плут».
    С Дерева, отмеряющего Мировое время, начинается творение мира и рождение человека. В качестве «первотолчка», ведущего к появлению всего сущего на Земле, прекрасно служит посох небесного старика Торстора. Перволюди были незатейливо созданы из двух березовых веток, семечка или плода, второму рождению в качестве шамана, охотника или воина способствовали венки из цветов. Славянский обычай класть новорожденных в гнезда на священных деревьях означал, что с Дерева начинается отсчет срока жизни ребенка. Дерево делит время на годы (новогодняя елка), времена года (майский шест, купальское дерево), дни и ночи. В китайских мифах время суток отмеряет дракон Джу-Лун, у которого глаза – два оливковых дерева: откроет их – день, закроет – ночь. Символично, что, согласно Ведам, в конце Кали Юги люди начнут вырубать священные рощи, и тогда придет конец света.
    «Начертим» пространственно-временные Границы с помощью Огня. Вертикальную ось образуют три Огня: небесный, земной и подземный (прообраз ада). Дым, возносящийся к небу, молния, ударяющая в землю, факел, обращенный пламенем вниз (символ смерти), прочерчивают ту же ось. Горизонтальное направление может создать пущенная огненная стрела. Стороны света образуют головешки купальского костра, которые положено разбрасывать на все четыре стороны.
    В Трикстерском обрядовом сознании вертикальное и горизонтальное направление легко переходят друг в друга. Солнце утром восходит на небо, вечером заходит (верх-низ), а ночью плывет в ладье по подземной реке – горизонтальное направление.
    То, что с помощью Солнца и Луны создается шкала времени, воспринимается сейчас как нечто само собой разумеющееся. Так же естественно мы исполняем обряды, включающие в себя костры, свечи которые поворачивали солнце на зиму и на лето. Чтобы отойти от этой обыденности и острее почувствовать процесс творения Картины мира,
    приведу экзотические примеры. В китайских мифах, когда дракон Джу-Лун, держащий во рту свечу, вдыхает – на земле воцаряется зима, выдыхает – лето. Когда мать поддерживает в очаге огонь, который ей оставил сын, вплоть до его возвращения, она отмеряет время его пути и тем самым сберегает от гибели. Точкой отсчета времени может служить звезда, загорающаяся на небе при появлении ребенка на свет, и погребальный костер, рождение из пепла и феерическая смерть в огне (птица Феникс).
    Слово, Тело, Дерево, Камень, Огонь - вроде, все Мировые символы перечислила. Остается только наметить, как с этой функцией справляется Вода. Пространственные координаты создают «хляби» небесные, реки-моря и подземные воды. Банально? Тогда позволим «красивостям» увлечь себя и построим хронотоп с помощью волос русалки, стекающих прямо в море,горючих слез Аленушки, плачущей на бережку по братцу Иванушке, опрокинутого сосуда, из которого выплескивается млечный путь.
    «Искривленное» пространство Вода образует в излучине реки и у лукоморья – там, где дуб зеленый и кот ученый сказки говорит. А можно ли помощью Воды поменять направление на противоположное? Можно. Достаточно заставить реки течь вспять. Видите, из каких глубин подсознания идет наш зуд повернуть Сибирские реки!
    Пусть меня извинит вдумчивый читатель, но я все же повторю. В Трикстерской Картине мира пространство переходит во время и наоборот, время жизни вселенной, человека и времена года «конгруэнтны». В индийском мифе начало вещего мира было положено богами и асурами при пахтании Океана. Ну, а конец мира, знаменуется всемирным потопом. Календарное время отмечается либо купанием (особенно бодрящим в крещенские морозы), либо затоплением чучела зимы. Очень эффективно «градуировали» Время сосуды-чары,с помощью которых чародеи предсказывали будущее. Кстати, предсказать – значит, перенести будущее в настоящее, то есть произвести инверсию времени.
    Время человека тоже начинается с Воды. В Индии ребенок зачинается при купании в священных прудах. В Китае, чтобы забеременеть, нужно наступить в след ноги бога грома. Славянка понесет, если станет бегать под дождем. (Сын-богатырь, который при этом родится, будет носить отчество –Водович). Конец времени жизни человека мерно отсчитывается течением реки, по которой сплавляют тело покойного. Лета, река забвения, поглощает даже память о прошлом. Однако время, как и пространство может повернуть вспять, и умерший возвращается в Наш мир, чтобы начать новую жизнь.

***

    Итак, любой Мировой символ вполне самодостаточен и может построить Картину мира. Вы возразите, что он то и дело притягивает к себе еще какой-нибудь Символ. Верно. Все зависит от точки отсчета. Если мы захотим построить Космос, исходя из Тела, все другие Символы станут вспомогательным материалом и просто растворятся в Теле. Если мы построим Космос из Воды, то Камень и Деревобудут играть второстепенную роль. Изменчивость всех форм так велика, что, пожалуй, можно сказать, что Трикстерский хронотоп построен из одного Мирового символа.
    Какие еще особенности свойственны Трикстерской Картине мира? Ее объекты лишены внутреннего содержания, следовательно: измени форму, переверни пространственно-временные координаты, получишь новое содержание.
    Все элементы Картины мира равнозначны, они легко превращаются друг в друга, поэтому созидание и разрушение, спасение и убийство, враг и друг свободно меняются местами. Что и говорить: малоприятное свойство, однако следствием его было гениальное «изобретение» Трикстером двух мощных эмоций: ужаса (не страха, а именно ужаса, ибо страх знаком и животному) исмеха. Откуда же взялся ужас, если смерть обратима? Да все оттуда же. Меняя свой облик, Трикстер не только уничтожает себя, но и всю Вселенную. Ответственность-то какая! А ну как фокус не удастся…?! Зато если великое деяние завершится успехом, последует вторая эмоция - смех. Гомерический хохот Трикстера – это далеко не наша реакция на шутку. Это безудержная радость Творца космического масштаба.
    Переведем дожившие до нас примитивные ситуации, которые вызывают смех, на язык Мировых действий.«У вас спина белая» - Изменение Цвета плюс Поворот (наивный человек непременно обернется, чтобы разглядеть свою спину). Поскользнулся на банановой корке, упал («очнулся - гипс») – переход вертикальной оси в горизонтальную. Унесло ветром шляпу – одежда как Отчлененная часть Тела. Кирпич на голову упал – Соединение части Тела и Камня. В героические времена Трикстера все это не юмор, а переход героя через Границу за жизненно необходимыми благами, и сопровождает его не снисходительная улыбка, а ужас и хохот.
    Но «трикстер» слово иностранное, а хотелось бы взглянуть на русские корни слов, уводящие нас вглубь знакового становления психики. На Руси нашего героя зовут «обманщиком», потому что он сначала поманит, а потом объедет на кривой козе. А еще его зовут «пройдохой», «проходимцем», ибо он умудряется проникнуть туда, куда, учитывая коварство Того света, не каждому удается. Он «плут», потому что идет Туда не по прямой, а окольными путями – плутает. Иногда его зовут «чертом», подразумевая, что он за Границей-чертой дозволенного. А еще он «враг» - ворог, ворожит – вредит одним словом. Но он же и «потешатель» – от слова тесать (Камень или Дерево).
    Не больно-то привлекательный образ. Но что поделаешь, если Этот свет так скуден: чего не хватись – все Там. Вот и приходится бедному Трикстеру кого «провести» (доставить Туда), кого «оболванить» (превратить в Дерево), кого «околпачить», «обуть», «подковать» (соединить с Одеждой), а кого и на чистую воду вывести. А как же иначе? Хочешь жить – умей вертеться!

***

    Давайте теперь посмотрим на трикстерские персонажи в фольклоре. Нет. Стоп. Прежде чем переходить к персонажам еще раз напомню: любой фольклорный герой – лишь «проекция» Мирового действия на Тело. Теперь приступим к перечислению: Иван-дурак, Емеля на печи, Плут, Обманщик, Вор.… Все правильно. Но учтите, благородный титан Атлас тоже Трикстер – он Отделил Землю от Неба, а как только представился удобный момент, спихнул свою работу на Геракла. Если взять Расчленителя в чистом виде, то это Прокруст, введший эталон длины тела. Кстати, Тезей поступил с ним чисто по-трикстерски: привязал к вершинам двух сосен и разорвал. Можно привести примеры мифических персонажей с «самоумножающимися» частями тела. Тут подойдет и наш Змей-Горыныч, и шестирукие индийские боги, и греческая Гидра. Кстати, обратите внимание: рядом с Увеличением количества частей тела тут же идет Отсечение «архитектурных излишеств». Впрочем, и Уменьшение количества, например, одноглазость Полифема или один на троих съемный глаз сестер Медуз, тоже служит построению Трикстерского космоса.
    Вот, пожалуй, и весь анализ Трикстерской ступени развития гомо сапиенса, как говорят англичане, «в ореховой скорлупе». В пятой главе я, дорогой читатель, организую для вас экскурсию в то древнейшее тридевятое царство-государство и покажу, как воспользоваться его благами. А сейчас колесо истории не ждет. Оно продолжает катиться по рытвинам и ухабам и, наконец, ставит перед человеком разумным вопрос ребром: либо совершенствуй свои знаковые орудия, либо вымирай. «Что значит «вымирай»?» - возмущается сапиенс: «Что я гоминид какой?!». Покорпел тысячу другую лет и создал для себя новый, вполне приемлемый для жизни Космос.

 

ГЛАВА 2. ОТ ТРИКСТЕРА К МАГУ

 

    Следующую ступень знакового сознания я назвала Магической. Почему? Ну, во-первых, потому, что мы с детства пропитаны магией волшебных сказок. А во-вторых, тот обряд, который Пропп выявил в волшебной сказке, лучше всего описывает этот период коллективного сознания.
    Что изменилось на новой ступени? Картина мира. Если Трикстерская Картина мира делила космос на две части:зад – перед, право - лево, верх - низ, то Магическая Картина мира обогатилась внутренней и наружной частями.
    Наглядной иллюстрацией Картины мира второй ступени может служить русская матрешка или китайские костяные шары, вырезанные один в другом. Если мы спроецируем этишары на плоскость, то увидим ряд концентрических окружностей. Если снизим Мировые символы до бытового уровня, получим: огонь в печи, печь в доме, дом во дворе, двор в деревне. Если захотим увидеть новую Картину мира в динамике, то самое впечатляющее описание найдем у М.Бахтина - гротескное поглощающее и испражняющее Тело.
    Что же изменилось в новом Космосе? Самое главное- Мировое действие. Дадим ему обобщенное название:Овнутрение/Овнешвление. Согласитесь, звучит коряво. Но если мы привяжем его к конкретному Символу, скажем, Телу, то оно покажется вполне естественным. Хоть и не очень аппетитным: Пожирание / Испражнение – зато вполне удобоваримым.
    Только представьте себе: гигантская Плоть, поглощает одряхлевший Космос, переваривает его в хаосе своей утробы, а затем извергает юным и сияющим. Правда, в виде экскрементов, пота и крови. Но кто будет проявлять излишнюю брезгливость, когда речь идет о сотворении Мира. И это еще не все: чудовищное Тело, не только пожирает Вселенную, но и само пожирается ею. Бред? А вот наглядный образ – змея, кусающая себя за хвост.
    Извините за назойливость, но я вынуждена повторить, потому что это очень важно: Овнутрение/Овнешвление это не противоположные Мировые действия, как нам подсказывает логика, а единое амбивалентное действие. В обряде Съедение «синонимично» Испражнению. И наоборот.
    Теперь посмотрим, мой терпеливый читатель, какие еще Магические Мировые действия получаются, помимо Съедения/Выпивания и Выведения наружу.Знаковое Проникновение внутрь может быть самым разнообразным: взглядом, звуком, словом. Выход вовне может быть в виде свечения (красота как свечение изнутри), рождения (из яйца, цветка, раковины), освобождения от оков, выхода из бочки («вышиб дно и вышел вон»), извержения огнем (из пасти Змея Горыныча). При этом Запрет на выход наружу: из темницы, гроба, пещеры - знаковая смерть. Нарушение запрета – рождение.
    Удивительно, но первобытное знаковое сознание очень экономно - оно не отменяет предыдущие завоевания («…до основанья, а затем…»), а органично вписывает их в новую структуру. Раньше Удвоение было незатейливым отпечатком руки или ноги. Ему на смену пришел волшебный горшок: что в него ни положишь, все удвоится. Соединение нескольких Тел превратилось в хоровод,кучка Камней стала бусами, ветки Дерева сплелись в венок. Расчленение сохранилось в форме пережевывания. Изменение размера стало помещением Тела в тесный сосуд (скажем, джина – в бутылку). Изменение цвета теперь не означает Отчленение части от целого, но дополнительный слой (краски, грязи). По ходу действия отмечу, что в новой знаковой системе цвет употребляется с одинаковым успехом как наружное, так и внутреннее «снадобье». Отсюда обычай многих племен есть мел, уголь, охру для исправления моральных качеств человека. (У правильного «Мага» внутренние органы правильно окрашены: если печень белая, значит душа открытая, человек хороший, если красная – дурной, скрытный человек). Магическое мировоззрение не будет казаться «отсталым», если мы проследим современные корни слов, означающих темный цвет: мрак - морок – мор - марать – мерек (черт) – мерещиться. Я не утверждаю: покрась печень в белый цвет – и сам мерек тебе не брат. Я говорю, что наше подсознание мгновенно (и бесконтрольно) улавливает эти корни и окрашивает эмоции в темные тона.
    Естественно предположить, что на новой ступени не только Мировые действия, но и Мировые символы тоже подверглись перекодировке. И действительно: Одежда это уже не часть Тела, а «оболочка», натянув или скинув которую, попадешь на Тот свет. Старик месяц – надел шубу (видать, пофорсить хотел), стал с горы кататься. Шуба расползлась, и он засиял голым задом. Думаете, Трикстер? Ничего подобного, зад это ворота, ведущие вовне - самая что ни на есть, Магическая часть Тела. Печь теперь «оболочка» для огня, дом – для печи. Грязь - «оболочка» для тела, кувшин – для воды.
    Одним словом, в новой Картине мира все, что может овнутрить или вывести наружу, все, что служит емкостью или оболочкой выполняет функцию Границы между Мирами и соответственно творит свой и чужой Космос.

***

    Давайте приглядимся к преобразованным Мировым символам.
    Начнем со Слова. Самым могущественным Словом остается имя (человека, зверя, вещи). Трикстер наделял именами незатейливо, как, например, в китайском мифе. Когда после потопа на земле остались только два человека, у них родился бесформенный кусок мяса. Они разрезали его на тысячи частей и разбросали на все четыре стороны света. Тот кусок, который упал на лист, превратился в человека по имени Лист. Тот кусок, который упал на дерево, стал зваться Деревом. Мясо, упавшее на камень, породило человека по имени Камень. И что интересно, тот, кто был назван Камнем, тут же приобретал свойства камня: твердость духа, непоколебимость, верность линии партии.…Извините, кажется, я увлеклась. Итак, как вы правильно заметили, это не были имена собственные или клички. Имя полностью отождествляло человека и «вещь». Я назвала бы их собственно/нарицательными.
    В Магическое время имена не отсекались от какой-нибудь бесформенной вещи, а выуживались из «емкости». Это мог быть лес: инициируемый юноша шел в буш и забирал имя у первого встречного животного, птицы, дерева. С тем же успехом имя можно было вырвать вместе с сердцем у противника, выудить из моря, выкопать из могилы предка. Главное, чтобы «емкость» содержала в себе Тот свет, тогда добытое имя порождало нового человека. Но это еще не конец истории. Новый человек давал новые имена всему тому, что его окружает,создавая тем самым новую Вселенную. Каждая «вещь» в ней становилась его защитником и покровителем. Иными словами, раздобыть правдой или неправдой чье-то имя – значило, уничтожить чужой мир, присвоить себе его богатства и создать свой мир. Вот почему истинное (сакральное) имя всегда содержалось в тайне и защищалось до последней капли крови.
    Скажете, преувеличиваю? Но вспомните: в сталинских застенках единственной целью всех пыток было выбить из заключенных имена «сообщников». Казалось бы, какой смысл? Человек уже доведен до такого состояния, что готов подписать, что угодно. Поставь в протокол любую фамилию – и он подпишет. Нет, его нужно было пытать днями и ночами, чтобы он сам назвал чье-нибудь имя. Почему? Потому что тюрьма КГБ была сакральным местом. Вырвать у заключенного «потустороннее» имя, было равнозначно уничтожению враждебного сталинскому режиму мира.
    Вернемся к первобытному уровню сознания. В нем Граница между живым и мертвым, своим и чужим, одушевленным и неодушевленным подвижная. Имена носят не только люди, но и оружие, орудия, животные, деревья, водоемы, камни. Они полноправно участвуют в создании Магического космоса. Поэтому отнести их к именам собственным или нарицательным весьма затруднительно.
    Помимо имен, были и другие Слова с такой же мощной созидательно-разрушительной функцией.Напомню, в Трикстерское время любой звук, свист, треск, мелодия были значимым Словом. Слова также выступали в виде знамения,вещего сна, предсказания, проклятия. Молчание – то, что золото- было Словом. В Магическое время Слова сохранили свое значение, но изменили форму. Теперь они исторгались из некоего «вместилища»: рта, клюва, пасти, брюха птицы или зверя, отверстия в музыкальном инструменте.
    Видите, друзья мои, как коряво звучит перевод Магического Слова на рациональный язык. Но стоит его оставить в собственной стихии, как оно приобретает поэтическое звучание. Вот послушайте как Слово замечательно проявляется в обряде: когда умирает индеец, он выбирает в соседней деревне надежного человека и отдает ему свою флейту, чтобы ее музыка тридцать дней вела его по кругам смерти. Через тридцать дней тело индейца уходит, но душа остается петь во флейте. А вот еще: у хантов, когда охотник отправляется в дальний путь, он берет с собой бубенчик с полога, отделяющего женскую половину от мужской. Если в дом входит чужой (а до совершения обряда очищения, чужой - всегда выходец с Того света), бубенчик звенит, предупреждая охотника об опасности, грозящей его близким. Вот такая эффективная система сигнализации.
    Чтобы легче было проникнуть в суть Магического Слова, нужно представить себе музыкальный инструмент как вместилище духов. Или, если угодно, - души. Тогда не будет удивлять, что гусли кормят, любовно вкладывая в отверстие кусочки мяса, в бубен осторожно втирают жир, тростниковую дудочку прячут от посторонних глаз. Если уж быть еще точнее, то Магический музыкальный инструмент вовсе не инструмент. Он похож на животное, сделан из животного, он и естьживотное. Его не только кормят, но он и сам пища. Чья? Ну, скажем, дождя. Когда тундре грозит засуха, Северная хозяйка дождя поджаривает бубен. С точки зрения здравого смысла – чушь. Но давайте воспроизведем «сюрреалистическое» круговращение Слова в природе: музыкальный инструментподжаривают, он кричит от боли – дождь «вдыхает» крик и, сочувствуя, плачет. Слезы падают на землю и приносят людям пищу. Вы скажете – это круговращение пищи в природе. Но «пища» – это тоже Слово. Не верите? А вот примеры. Поминальные блины – Слово. Они - помощь покойному «успешно» (успение – смерть) возродиться. Яблоко – Слово, оно в раю источник познания о добре и зле. В Греции «съедобное» Слово было судьбоносным.Клятва вырезалась на яблоке и оставлялась в храме Артемиды. Тот, кто случайно прочел эту клятву, должен был ее выполнить.
    Потерпите еще немного, мой любознательный читатель. Я должна вам показать одну важную вещь: все Мировые символы фактически были Словом.Животные указывали путь-дорогу. Деревья оберегали. Огонь давал знамения. Ветер предсказывал погоду. Вода привораживала дождь. Не верите? А вот послушайте загадку: «Гроб плывет, мертвец поет, ладан пышет, свечи горят». Жутковато? Вовсе нет. Гроб – это тучи, песня мертвеца – гром, а все остальное – молнии. Ну и Камень тоже - Слово. Хоть мы, атеисты, и «выкорчевываем» Слова из бус, колец, браслетов, смеемся над палочками в носу, но сколько ни гони обряд в дверь, он все равно вернется в окно. Например, в обличии моды. Скажете: большая разница! Нет, не большая. Мода требует поклонения себе, вычленяет и оберегает свою социальную группу, творит свой микрокосм. Ладно. Положим, с бусами, в смысле с Камнем, я вас уговорила. Но как насчет Тела? Тело, точнее его движение, жест, танец - самое что ни на есть емкоеСлово. Индейцы в честь заключения мира дарили соседнему племени не злато-серебро, а танец. Сначала они его вместе разучивают, а потом «передают», присовокупив барабаны и маски. Что и говорить: культурный обмен - мощное политическое оружие.
    Подведем итог. В коллективном мышлении не бывает «просто» вещей, а есть Слова. Значение Слов - судьбоносно. Но понять его непросто. Древние греки, чтобы разгадывая значение, совершали обряд инкубации. Они проводили ночь в святилище Фавна на шкуре жертвенного барана. Это позволяло им принять правильное решение и следовать предначертанным богами путем.
    Реплика в сторону: только представьте себе, что бы произошло, если бы вещи-слова в один прекрасный день устроили заговор. Впрочем, нам нечего бояться – мы давно лишили вещный мир права голоса. Расплата: мы остаемся один на один со своей труднорегулируемой психикой и полны страхов перед будущим.

***

    Тело. Значимыми частями Тела в Магическое время становятся не те, что легко отделяются, а те, что Поглощают/Извергают. По форме, чтобы соответствовать цикличности процесса, Тело должно представлять собой круг, в котором телесный низ смыкается с телесным верхом. Человеческое тело несколько сложно представить в такой позе (разве что это будет акробатическое упражнение), а вот тело змеи, дракона – легко.
    Те части Тела, которые не могли служить «вместилищем», в новое знаковое время упразднились. В китайском мифе Тело, из которого творилась Вселенная, представляло собой мешкообразное медведеподобное существо, Хунь-Тунь. Оно обходилось без глаз, ушей, рта. По другому китайскому мифу Вселенную породила Гуй-му, у которой была голова тигра, а туловище дракона. Утром она рождала анальным способом небо, землю, людей, а ночью проглатывала их. Впрочем, для творения всего сущего подходило даже яйцо, но при этом у него непременно должно было быть отверстие, служившее вратами, через которые Тот свет соединялся с Этим.
    Возьмем Рот – одновременно и «емкость» и отверстие. У эскимосов, если открыть рот или засмеяться в неположенном месте, духи украдут внутренности. Человек-пустышка – весьма грустное зрелище. Это на Этом свете, зато на Том – он не только типичный представитель, но и чреват новым Космосом.
    Зубы, как створки в отверстии Рта, тоже могли быть «вместилищем» души. Обычай тщательно хранить молочные зубы дожил, чуть ли не до наших дней. В мифе о золотом руне из зубов, посеянных на поле, поднялась целая рать. Ну, это когда было! А сейчас белозубая голливудская улыбка побеждает целые континенты.
    В отличие от американцев, русским привычнее считать Глаза зеркалом души. Может, срабатывает генетическая память, унаследованная от сибирских охотников? Те свято верили, что если добыл медведя, глаза надо вернуть Хозяину, иначе исчезнет популяция, и лес оскудеет.
    Из Глаз выделяется слезы – по славянскому поверью божья роса.
    Забавно, что этот образ стал характеристикой бессовестных людей: «Хоть наплюй в глаза – все божья роса!» У хантов слезы горя были длиной в шесть пядей, а слезы радости – в семь пядей. Оптимистичный народ! Хотите знать, что они делали с избытком слез? Отправляли на Тот свет, где они превращались их в град. Мертвецы швыряли град в лицо вновь прибывшим, чтобы те сразу осознавали, что жизнь Там - не сахар.
    Через Нос входит и выходит дыхание, отделяя жизнь от смерти.
    Индейцы Венесуэлы для получения дара прозревать будущее вдувают трубками друг другу в нос порошок, который называют зовом предков.
    Не спешите обвинить их в наркомании. Лучше учитесь держать нос по ветру и чуять, когда запахнет жареным – может и в наше время пригодиться.
    Вы не поверите, но Уши в Магическое время тоже «емкость». Еще в шекспировские времена в них вливали яд (не слов, а настоящую отраву), а наша Крошечка-хаврошечка так и вовсе могла целиком влезть в ухо корове-матери и вылезти оттуда со сказочными дарами.
    Каждая часть Тела может не только поглощать, но и «испускать» Мировой символ. Глаза мечут молнии. Плевок ядовитой слюной ведет к слепоте. Желчь гидры, которой Геракл смачивал стрелы, поражает врагов наповал. Из пены, капающей из пасти Кербера, растут цветы зла. Кровь кентавра Несса сожгла Геракла.
    Щадя ваше целомудрие, уважаемый читатель, я начала с перечисления «благородных» частей Тела, тех что принадлежат телесному верху. Однако гораздо большей живительной силой обладает телесный низ: Зад и второй Орган выделения, который вы можете именовать так, как вам будет угодно. Вы назвали его органом любви? Не возражаю. Обе эти функции в Магическое время были знаково едины. Мы и сейчас: когда в деревне младенец описает мамку-няньку, смеемся, мол, на свадьбу приглашает.
    Только пожалуйста, поостерегитесь называть «продукты» телесного низа «дерьмом», не гневайте Сатурна, которого в земледельческом обряде величали «божеством навозной кучи». Учтите, это было восхваление. А вот прорицатель Финей был тем же «продуктом» наказан. Гарпии за злоупотребление даром предсказания оскверняли его пищу, пока он не умер с голоду. Хотите пример экскрементов в роли оберега? Далеко ходить не придется. В русской сказке, когда медведь гонится за царевичем и его сестрой, волшебный помощник бычок-дристунок залепляет преследователю глаза. Так что, когда разозлившись, вы отправляете кого-тов«телесный низ», результат может оказаться непредсказуемым.
    Теперь, когда вы научились смотреть на дерьмо семиотически,вас не должно шокировать утверждение, что Магическое Тело «всего лишь» оболочка, а основную смысловую нагрузку несет то, что входит и выходит из него. Но это еще не все: для того, чтобы приобрестиволшебные качества, Тело должно не только Сожрать и Испражнить, но и само быть Овнутрено.
    Во что же погружают Тело? В какой угодно Мировой символ. Сын Миноса Главк утонул в кувшине меда (Вода). Антигону заживо замуровали в гробницу (Камень). При похоронных обрядах Тело пожирает огонь, его скармливают стервятникам, опускают в морскую пучину, оставляют в шалаше из ветвей, в гнезде на дереве. Индейцы Венесуэлы толкли обугленные кости умерших, смешивали их с водой и выпивали (Тело в Теле). Славяне кости предков складывали в горшки, в которых варилась поминальная каша (Тело в Камне).
    Как это ни чудовищно звучит, но целование покойника – это тоже его знаковое съедение. Мы об этом давно позабыли, а первобытные именно так «овнутряли» умершего, чтобы возродить его. Правда, одного целования для возвращения предка на Этот свет было недостаточно. Подчас родственникам приходилось самим отправляться в подземное царство. При этом требовалось строго соблюдать правила: нельзя садиться, потому что, где бы ты ни сел, твой зад окажется на голове отца, запрещено есть и пить, потому что пища и вода, как вы, читатель, догадываетесь – экскременты и моча отца. Трудно. Но за это ждет награда – возрождение покойного.
    Мини-итог. Чтобы стать Магическим Мировым символом, Телодолжно Овнутрять и Овнутряться. «Продукты», входящие и исходящие из него, – на вес золота. «Отверстия» – священные ворота в мир иной.

***

    Камень, как Магический Мировой Символ, из орудия раздробления превратился в нечто, что едят (или с помощью чего готовят пищу), а также в нечто, что само проглатывает. Синонимом «проглатывания» можно считать заключение в некую емкость. В сказке волшебный Камень - это печь, ступа, каменная миска, глиняный кувшин. «Проглатывающий» Камень - это пещера, лабиринт, расселина в земле, могила.
    Особое обрядовое значение приобретают круглые камни, камни с лунками, дырками. Круглый Омфал – пуп земли, находившийся в храме Аполлона, предсказывал будущее. Стены вокруг города защищали от врага. Корона давала ее носителю власть. Золотое кольцозамыкало собой брак. Бусы предохраняли от болезни. Камень, который служил оболочкойэто медное яйцо, из которого возникла Вселенная. Кстати, к тому же разряду относится и яйцо, которое снесла курочка Ряба. Жаль только, дед и баба не оценили его богатых возможностей.
    Если вы, внимательный читатель, не устали от перечисления, то я добавлю еще такие «каменные оболочки» как сапоги на медной семислойной подошве, шубу и рукавицы, шитые бисером. Думаете, в таких сапогах с места не сдвинешься, а бисер это художественные «красивости»? Ан нет – так Камень общается с Тем светом.
    Теперь по поводу Кормления Камня. В первую очередь шаманы питают Землю, чтобы она плодоносила. Можно это сделать незатейливо: вырыл ямку, налил туда меда с жиром и готово. Но настоящие мастера магии «кормят» Камень Камнем. Для этого они зарывают в Землю клад, который охраняет свернувшаяся кольцом змея. При таком долгосрочном «инвестировании» Земля на века сохраняет способность возрождать род-племя вместе с лесами и озерами, зверьем и рыбой.
    Как насчет Пожирающего Камня? Думаете, перегибаю палку? Но вот, однако, какое странное определение индийский эпос дает Солнцу: «пожиратель земных тварей». Раньше я бы восприняла это как клевету на верховное божество, но теперь после стольких лет изучения доисторического сознания, я понимаю, Солнце потому «пожирающее», что оно тем самым Магически возрождает все сущее на земле.
    Стоит еще отметить Камень, который Питает. Мы его встречаем в сказке в виде мельничного жернова, из которого при каждом повороте то блин, то пирог выскакивает. Каменная корова, из которой первый индийский царь Притху выдоил все блага для людей, относится к тому же разряду.
    Вы когда-нибудь задавались вопросом, почемулюди, когда клянутся, едят землю? Правильно. Потому что Овнутренный Камень служит нотариальной печатью. Существует и другой способ «овнутрения» Камня. В сказках народов севера злому духу вставляют железный клин в седалище. Жуткое наказание, но оно до сих пор распространено среди заключенных в тюрьмах!
    Ну что ж, думаю, я сумела проиллюстрировать обрядовую роль Камня. Теперь, любезные господа, давайте вместе переведем некоторые «каменные» предметы на Магический язык. Звезды? Сияющие дома подвижников. Луна? Червонная сковорода. Горшок? Погребальная урна. А гроб? Как ни кощунственно это звучит - каменный стол для пиров. Ясли? В смысле кормушка для скота. Ни за что не угадаете. Подскажу. Вас никогда не удивляло, что новорожденного Иисуса так «негигиенично» положили в ясли? И вы никогда не задавались вопросом, почему наши дошкольные детские учрежденияназываются яслями? Богатая фантазия советских бюрократов? Или в нашем подсознании жива память, уходящая вглубь тысячелетий о том, что волшебное существо рождается в тот момент, когда корова ест из кормушки? Если это так, то тогда что порождает младенца: пасть животного или ясли? Ответ вытекает из основного закона обрядового мышления - амбивалентности. И то и другое. Допустим, вы не верите, что Камень может породить человека, тогда я спрошу: а может человек родить камень? Вы скажете – «Да. Тот, кто носит камень за пазухой, сотворил его своей злобой!». Согласна. А вот, когда шаманы садятся в круг и камлают до тех пор, пока у нихпод задом не появятся золотые монеты - это они испражняются золотом или золото создает шаманское могущество? Точно такой же вопрос: кто кого порождает – золотой ли трон создает царя, или царь «испражняет» трон? Сейчас мы этот вопрос ставим так: человек красит место или место красит человека? Вы скажете: как когда. И будете правы.
    Ну что, мои славные други, задурила вам головы первобытной «логикой», шокировала «грубость» обрядового языка? Ничего не поделаешь. Если не вытащить за ушко да на солнышко из глубин нашего подсознания древнюю ментальность, она будет в самые ответственные моменты выскакивать, как чертик из шкатулки, и влиять на жизненно важные для вас решения.
    Пора прощаться с Камнем и переходить к Дереву. Надеюсь, хоть оно не станет так травмировать тонкую психику читателя.

***

    Дерево. Как вы помните, идеальное Трикстерское Мировое дерево либо расщепляли, либо переворачивали вверх корнями. В отличие от него Магическое Дерево можно было съесть и переварить или оно должно было иметь округлую форму. Возьмем привычные для нас круглые и съедобные «деревья»: венок из веток и цветов, яблоко, тыква, липовая миска, каша в горшке.
    Не помешает пристальнее приглядеться к ним. Съедобное Дерево – это вино, мед-пиво, что по усам течет, а в рот не попадает. Роса с листьев Мирового ясеня, наделяющая магической мудростью. Пища, приготовленная из растений. Ядовитые грибы и лекарственные растения. Я намеренно ставлю еду рядом с ядом (обратите внимание на сходство корней), чтобы напомнить, что в Магическом сознании все, что связано с Поглощением – сакрально. Овнутряется Дерево не только Телом (человека или животного, впрочем, в те времена это было одно и то же), но и жилищем. Например, шест, поддерживающий изнутри юрту, стол, лавка.Ну, лавка понятно: она соприкасается с самым важным «детородным» органом того времени – задом. Помимо этого на ней спят, а сон это «турпоход» за благами. Недаром позднее слово «лавка» стало означать магазин, куда приходят за товарами. Стол тоже понятно: за ним пируют, и на него же ставят гроб. По логике вещей он должен быть круглым, чтобы подчеркнуть равенство и братство. Кстати,«первый среди равных» тоже выбирался с помощью Дерева. Слышали когда-нибудь о бобовом короле?
    С «мебелью», кажется, разобрались, но я при этом не показала, что сам дом это - Вмещающее Дерево. Так же как и ступа, кувшин, миска, бочка, корзина, мешок. Мало вам волшебных «вещей»? Тогда вот еще. Кисет, в котором сберегаются лечебные травы. Лодка, что перевозит на другой берег мертвой реки. Сундук с сокровищами. Дупло, в котороекладут младенцев, чтобы придать им мудрость совы. Цветок, в котором живет Дюймовочка.
    Мировое дерево, сочетающее в себе сразу округлость, съедобность и вместимость – это тыква. Недаром она породила богов и героев, как в индийских, так и в китайских мифах.
    «Вместимость» тесно соприкасается со способностью Обволакивать, создавать оболочку. Плети арбуза укрывают родную землю от вражеских глаз. Стелющиеся розы позволяют бежать из темницы. Жареным зерном, порошком сандала, лепестками цветов осыпают новобрачных, чтобы предохранить их от семейных неурядиц. Свадебные, как и похоронные одежды всегда одеваются в несколько слоев. Образцом, по-видимому, служит капуста.
    Применим к Дереву второй закон (первый - амбивалентность) коллективного сознания: Мировое действие всегда связывает два или несколько Мировых символов. Дерево плюс Слово: плодыи корни волшебных трав, в которых хранится мудрость. Кстати, «антислово»: беспамятство (немота, незнание) тоже содержится в Дереве - «траве забвения». Дерево плюс Тело – букет, который мы дарим на День рождения. Дерево и Камень – цветы на свежую могилу. Дерево плюс Дерево – яблоки и орехи на Новогодней елке. И Дерево плюс Вода – ладья викингов, уносящаятело героя, погибшего в битве, в страну предков.
    Устали от перечисления? Простите великодушно, но мне необходимо донести до вас мысль о том, что ВСЕ, с чем соприкасается Магический человек, работало на создание безопасной, комфортной, самовоспроизводящейся «инфраструктуры». Побочный эффект – жесточайший контроль над всеми психическими процессами.

***

    Вода.В Трикстерские времена, когда разверзались небеса, и хляби затапливали землю, небо латали, потоп осушали, и опять наступала тишь, гладь и божья благодать. В Магическую эпоху небесные хляби выпивались Землей, образовывая подземную реку мертвых. Дракон, живший в этой реке, терроризировал живых и пожирал юношей и девушек. Приходилось звать на помощь героя и пускать дракону кровь (это тоже Магическая Вода), и все возвращалось на круги своя.
    Возьмем для начала Овнутренную Воду. Это и кровь, и материнское молоко, и моча, ибрага, что пили, рукавом занюхивали.Все они работали на круговращение жизни и смерти в природе. В Германском эпосе Вода была медом поэзии, сочившимся из волшебного источника в скале. Ради нее бог Одину пожертвовал глазом. У славян Вода - отвар из трав – приворотное зелье, лекарство от тоски-кручины.Вода в круговой пенистой чаше замиряла враждующие стороны. Одного турьего рога хватало утолить жажду трехсот воинов.
    А бывает Вода, спросит настырный читатель, которая «не желает» Овнутряться? Бывает. Нет, я не имею в виду, когда выворачивает с перепою наизнанку. Я говорю о наказании, встречающемся в мифах: носить ситом воду или наполнять бездонную бочку. Так расплачивались за грехи пятьдесят Данаид, убивших в брачную ночь своих мужей. ОвнутряющаяВода способна компактно упрятать в себе целый мир. Как, скажем, в северной сказке вселенная погрузилась на дно океана. Хорошо Кулик нырнул и вытащил в клюве кусочек суши, а то так и осталась бы пустота добиблейских времен. Кулик действовал по Магическим законам, но и Трикстерских приемов, перекроенных на новый лад, тоже никто не отменял. Когда германский бог Торум наслал на землю потоки воды, его сын подставил медное корыто. Так Европу миновал всемирный потоп.
    Овнутряющая Вода обладала огромной детородной силой -поглощая семя, она порождала богов. Так оплодотворил Воду индийский бог Варуна, так рождена была из пены морской Афродита.
    А бывает, что Вода, напротив, «не желает»выйти наружу? Скажем, не идет дождь и все тут. Тогда приходится либо прибегать к трикстерским мерам - бить колодец палками, переливать из пустого в порожнее. Оговорилась – из одного священного сосуда в другой.
    Магическая Вода и сегодня работает. Нужно только натренировать глаз, чтобы это увидеть. Вот младенца при крещении опускают в серебряную купель - Вода приобщает его к христианскому миру. Или когда, мы, путешествуя, бросаем монетки в фонтан – Вода возвращает нам чудное мгновение.
    По закону амбивалентности всякая Поглощающая Вода должна быть одновременноИзвергающей. Примерами могут служить пот, иногда кровавый, слезы, омывающие слепые глаза, моча, способная убить неугодного зятя, и менструальная кровь, которая у индейцев Анд регулировала месячные подъемы вод в реке. Я уж не говорю о Воде, сочащейся из расщелин, и бьющих из-под земли ключах.
    Еще одноМировое действие - Обливание Водой. В русских деревнях при испуге детей и животных опрыскивали водой, в которой предварительно купали красного петуха. Если перевести это странное с точки зрения педиатрии мероприятие на обрядовый язык, то получим: Вода «съедает» Огонь - петуха, и «выжимает» из Тела страх. Чтобы сделать героя невидимым врагу, его Окропляли кровью. Вот как это происходило в античные времена. Воинов перед тяжелым сражением опускали в ров под настил, на котором приносили в жертву быков. Обагренные бычьей кровью, защитники отечества становились неуязвимыми для стрел и мечей.
    Не только современная наука знает, что наше тело состоит на 90% из воды, но и наш мозг это помнит. Прислушайтесь к угрозе: «От тебя лишь мокрое место останется!» А раз в подсознании сохранилась память о могуществе Воды, мы исейчас можем эффективно им пользоваться. Конечно, у нас не забьют под ногами ключи из меда, молока и вина, как под легкими стопами вакханок. Но мы можем сплюнуть через левое плечо, чтобыне отвернулась удача, поплевать на ладони, чтобы сподручнее было работать. Исправить дело, которое держится на соплях! Заработать мастерство потом и кровью! А некоторые из нас, девушек, умудряются, как героиня русской сказки взять в мужья сопливого козла и превратить его в принца.
    Чего мы не можем себе позволить, так это чтобы нам плевали в душу! Для этого есть обряды защиты и очищения Водой.

***

    Огонь. Всем известно, что Огонь нужно кормить. Не потому что он без топлива заглохнет. А потому что такова его Магическая знаковая природа – он Овнутряет (дрова)и Овнутряется сам (нашим телом вместе с теплом).
    Нетрудно представить себе ОвнутренныйОгонь в виде чаши жертвенника или волшебного ларца с огнем. А вот увидеть Огонь в свече, которую красный дракон Джу-Лун, первосоздатель Вселенной, держал во рту – на это потребуется некоторая семиотическая грамотность. Впрочем, вы скажете: куда китайскому дракону с его свечечкой до нашего Змея Горыныча, извергающего огонь аж из двенадцати голов! И докажете, милостивые господа, что у вас уже наметанный глаз. Тогда вы легко увидите Овнутренный Огонь в красном петухе (на Руси «пустить петуха» означало поджечь дом), златогривом коне излатощетинном борове. (Германский бог Фрейр скакал на этом борове во время солнцеворота). Если кому-то из дам боров покажется не элегантным,упомяну птицу Феникс или Жар-птицу.
    Индийский бог Агни, которого звали пожирателем огня за то, что он вдыхал с дымом запах жертвенных животных, являет собой пример Овнутряющего Огня. А хотите знать, кто еще, кроме античных богов Пожирал Огонь? Прислушайтесь к слову «жрец». Оно имеет тот же корень, что «жар» и «жрать». Если корни объединить, получится «тот, кто пожирает огонь». Таким образом, нищие индийские факиры, глотатели огня, оказываются родственниками жрецов и богов. Да что там факиры - любой человек может приобщиться к Магическому таинству! Не умеешь глотать факелы? Велика беда – покури трубку или закатай пепел в хлеб и съешь. Любое желание исполнится. Впрочем, иногда стоит подумать, прежде чем жрать что попало! Вон спутники Одиссея съели коров Гелиоса, бога солнца, Зевс тут же поразил их корабль молнией.
    А хотите увидеть «кусачую» форму Овнутряющего Огня? Точнее его «синонима» - пепла? У северных народов комары считались пеплом сожженных духов. Видать, зловредные были духи, если даже их пепел высасывал кровь!
    Раз Огонь можноОвнутрить «емкостью» , то его с тем же успехом можно и Изъять, из«емкости». В северной сказке сноха не ладила с тестем. Наверное, громко чавкал, когда хлебал ее уху. Однажды она взяла крючок и выудила солнце с месяцем. Никогда не догадаетесь, что она с ними сделала! Спрятала их в сундук. Старику естественно стало темно есть. Да и космическая катастрофа могла разразиться. Хорошо у старика оказался покладистый характер. Он просто открыл сундук, выпустил солнце с месяцем на волю и снова принялся за уху.
    Какие Окружающие, Окутывающие Мировые действия строят Границу? Можно очертить круг красной глиной и проскакать по нему на златогривом коне. Если только не забыть, что красный и золотой цвет символизируют Огонь. Как еще? Можно обойти селение с факелами, чтобы спасти его от пожара. Связать, опутать ворога красными веревками, чтобы нечистый не попутал. Вместе с солнцем объехать землю в огненной колеснице. Любопытно, что славянам очень не хотелось засовывать солнце под землю. Но Магическое чувство требовало завершить круг. Поэтому Нижний мир обходило другое, подземное солнце.
    Еще пример: на Русивеками окуривали дымом скот, защищая его от злых духов и болезней. Помимо дымовой «оболочки», скот натирали золой или осыпали пеплом –все этобыли «синонимичные» Мировые действия. Но вот что удивительно: одно и то же обрядовое действие и защищало от Того света и отправляло на Тот свет! Индийские святые натирались золой, чтобыпроникнуть за пределы мнимого мира - майи, а черти вымазывали людей сажей, чтобы морочить их. Странно? Нет. Это «всего лишь» еще одно проявление закона амбивалентности. Нужен огромный опыт в использовании этого знакового инструмента, чтобы получить желаемый результат.
    Теперь применим второй знаковый закон. Правда, Соединение Огня с Телом даже в самой безобидной форме все-таки вызывает тревожное чувство. Гораздо «спокойнее», если мы Огонь Овнутрим каким-нибудь другим Мировым символом. Скажем, Камнем. Огонь в очаге, угольки в глиняном сосуде хранят душу героя, пока он странствует. Лампадка, зажженная перед иконой, также «помнит» о силе Огня, заключенного в сосуд. Огонь, прячущийся в Камне – кремень, в Дереве - трут.
    Огонь, придающий волшебную силу Дереву, это купальский костер, пепел, зола. Славяне для встречи солнцеворота, или как раньше говорили «солоноворота», ставили за печьберезовые ветки в золу. Образовывалась цепочка: Огонь оживлял мертвое дерево, и оно в свою очередь, притягивалосолнце. Почему бы нам таким простым способом не влиять на погоду? Хотя бы в доме?
    А как насчет Овнутрения Огня Водой? Взгляните на ночное небо- там огненные ковши Большой и Малой Медведицы черпают… Интересно, что они черпают? Какую-нибудь новую, недавно открытую астрономами темную материю? Эко меня занесло! Конечно, Воду. Ту самую Воду, которую радуга (еще одна форма Огня) по славянским верованиям Пьет из реки.
    Чтобы показать Извергающийся Огонь, не прибегая к банальному змею Горынычу или вулкану, можно напомнить о греческом царе Авгии, сыне Гелиоса. Это тот самый Авгий, что не удосужился тридцать лет чистить свои конюшни, ждал, когда Геракл «извергнет» навоз в реку. Вы спросите, при чем тут Огонь? А я вам вот что на это скажу: лошадки сына Солнца испражнялись чистым золотом. Слишком заковыристо: превратить солнце в испражнения? Ничуть. Еще сто лет назад наши соотечественники считали дерьмо, золото и огонь синонимами, и тех, кто чистил туалеты, называли золотарями.

***

    Боюсь, я утомила моего терпеливого читателя демонстрацией могущества Магических Мировых символов. Пора показать, как изменилась Картина мира на новом доисторическом этапе.
    Новое Мировое действие неизбежно повлекло за собой и новую форму Границы – она стала замкнутой. Можно даже сказать, что она превратилась в оболочку. Где же теперь был Тот свет – снаружи? внутри?Все зависело от ситуации: он мог быть и в чреве, которое, поглощая, обновляет, а мог быть и снаружи. Вот славянская загадка: «Корова сдохла – телята живы». В ней дом (отгадка) – мертвый, а люди – живут-поживают, добра наживают. Напомню: загадки в те времена не детская забава. Они несли в себе тайное свернутое знание о строении Мира и его границах. Почему «тайное»? Чтоб посланец с Того света не пронюхал. Шпиономания в те времена была похлеще, чем в эпоху холодной войны.
    Меняется не только форма Границы, но и способы проникновения сквозь нее. «Туда» теперь попадают, съев лепешку, выпив зелье, натершись мазью-невидимкой или в брюхе волшебного животного. Проникнуть на Тот свет можно, как и в старые добрые времена, - смехом. Правда, смешат теперь не ужимки и прыжки, агриб-смехун или смешинка, которая в рот попала.
    Новая Граница создает новый хронотоп. Трикстерские «овеществленные координаты» можно было представить себе в виде Дороги (ведущей туда, куда Макар телят не гонял). Дорога в Магическую эпоху сворачивается в клубок. Трикстерские координаты «прямолинейные», Магические – искривлены. Они превращаются в дом, животное, человека, растение – то есть в то, что может «овнутрить». Возьмем загадку. «Голова – у двери, хвост – в лесу». Явно растянувшийся зверь. (Отгадка - дорога). Или вот такие координаты: ступа с Бабою Ягой, «идет-бредет сама собой» - средство передвижения плюс орудие для приготовления пищи. Яблоко, катящееся по блюдечку с голубой каемочкой, играет роль клуба кинопутешествий. Если кто-то сдуру это яблоко съест, то один Мир окажется в другом.
    Допустим «оплошность» - возьмем отдельно координату Времени. В коллективном сознании время, как и пространство «материально». Скажем, день и ночь в сказках народов Севера воплощаются в сове и вороне. Думаете, Сова – ночь, Ворон – день? Ничего подобного. Сова красит всех птиц во все цвета радуги, а ворон мажет только черной краской. Разный подход к эстетике поссорил птиц - с тех пор они никогда не встречаются.
    Трикстерское время шло «поршнеобразно»: туда-сюда, туда-сюда. Магическое время идет по кругу, как по часовой, так и против часовой стрелке. Приведу примеры.Желаешь омолодиться – пожалуйста! Бери Трикстерский Горячий камень, но не раскалывай его, а садись на него самой продуктивной Магической частью тела. Еще можешь съесть молодильное яблочко, поискать шкатулку с молодильным огнем. А не нашел – зажмурься и ныряй в кипящий котел с молоком!
    Впрочем, это искусственное разделение временной и пространственной «координат». На самом деле в Магическом коллективном сознании время сворачивается и разворачивается вместе с пространством. Они «творятся» дыханием, съедением, испражнением, горением, рождением, смертью.
    Хотите, милостивые господа, посмотреть, как некоторые Мировые символы строят Магический хронотоп? Тогда вперед! Для начала берем Слово. Известно, что у греков – имена ветров менялись в зависимости от части света и от времени года. Но это современное высказывание. Если его перевести на язык прологического сознания, то оно будет звучать так: имена ветров творили время и пространство, вой ветра, шум дождя, небесный гром, предсказывая будущее, переносили его в настоящее. Тело на «координате» времениотмечало каждый отрезок питием или едой. Славяне потчевали мороз киселем, а весну встречали блинами. Без киселя и блинов не состоялась бы смена времен года. Человек родился - пили мед-пиво, умирал – ели поминальную кашу. Еще раз повторяю (ибо нам это сложно представить): именно еда и питье отмеряли время жизни. С помощью еды можно было остановить круговращение жизни и повернуть время вспять. Как в сказке: накормилилюдоеда мясом его детей, ипрекратился людоедский род. Или в мифе: Тантал за такой же грех обречен вечно испытывать муки голода. Он хочет, но не может остановить время, а Кронос напротив, жаждет, чтобы время титанов длилось вечно, и для этого пожирает своих детей.
    Впрочем, что я античных богов критикую?История нашей страны тоже помнит, как один и тот же человек в зависимости от того, куда ветер дует, мог быть то великим полководцем, любимцем армии, то отщепенцем, перерожденцем, врагом народа.

***

    Теперь проследим, как с новой Картиной мира изменились герои. На смену Прокрусту пришли Объедало, Опивало или,на худой конец, Отравительница или Вампир. Трикстерский Змей Горыныч тоже модернизировался: теперь стало недостаточно иметь семь голов, «по новым правилам» положено изрыгать огонь. И Кощей Бессмертный «перестроился»: запрятал свою смерть под энное количество «одежек». Иван-царевич, чтобы доказать Бабе-яге, что он свой в доску, требует накормить-напоить, а та в свою очередь вынюхивает от кого идет русский дух, а от кого нет.
    Еще один полноправный представитель Магического времени - Людоед. Сейчас, стоит нам столкнуться с людоедством (фильм «Молчание ягнят»), мы испытываем шок, в то время как, когда животное поедает себе подобных, это вызывает у нас лишь легкое отвращение. При укусе насекомых мы в лучшем случае почесываемся. А в «коллективную» эпоху все три типа «людоедства» былимощным обрядовым инструментом. Хищники наряду с людьми считались героями, ибо, пожирая жертву, осуществляли жертвоприношение. Комары очень даже делали погоду, а блохи придавали мужество перед опасным походом. Индеец, чтобы приворожить возлюбленную, искал у нее в голове вшей, а чтобы остановить ярость сил природы - черпал насекомых в скальпе врага.
    Что, дорогой читатель, тошнит от таких «героев»? Ничего не попишешь, назвался груздем, полезай в Магический кузов - учись искусству ворожбы у каннибалов и кровососов. В противном случае они вылезут из нашего подсознания и примутся выгрызать, высасывать жизненную энергию, оставляя после себя усталость, неверие в свои силы, болезнь. Ладно, не буду больше дразнить вас неаппетитными подробностями. Давайте снова настроимся на «академический» лад.
    С изменением Мирового действия изменилось и представление о рождении - смерти Героя. Да, это все то же пересечение Границы, но теперь это вход в замкнутое пространство и выход из него. Знаковое убийство - заточить в темницу, засунуть в бочку или плетеную корзину и пустить по воде. Знаковое рождение - «вышиб дно и вышел вон». Нет, Трикстерское рождение Расчленением тоже никто не отменял, но оно все больше выходило из моды. Теперь герои рождались «благородно»: из яйца, цветка, раковины или какого-нибудь животного. «Цивилизованность» достигла такой степени, что «Маги» обратили внимание на такую немаловажную деталь как зачатие. Их наблюдения показали, что если выпить воды из кувшина – родится Иван Водович, съесть пепел из печи – родится Иван Пеплов, влить семя в тыкву– родится индийский ракшас. Так просвещенное человечество обрело еще одну область, в которой знак проявил свое могущество.
    Естественно, что с усложнением Границы изменилась и форма сказки. Если в Трикстерское время достаточно было кумулятивной сказки – «дедка - за репку, бабка – за дедку…», то в Магическое время сюжет потребовал замкнутости. Мышь хочет узнать, кто сильнее всех на свете, и начинает цепочку: солнце, облако, ветер, стена…, пока не придет к лестному для себя выводу, что сильнее мыши зверя нет! Идеальную замкнутость сюжета дает волшебная сказка (спасибо В.Проппу – поднял этот камень на гору семиотики). Несправедливое лишение героя благ - отправка его в тридесятое царство - добыча борьбой или хитростью того, что ему положено по праву - возвращение домой- восстановления справедливости. Благодаря цикличности всех ее элементов волшебная сказка является для нас идеальным источником Магических обрядовых действий.

***

    А теперь, друзья мои, попробуем заняться обратным переводом- с языка обрядового на язык рациональный. Это означает разобраться в ментальности и социальном устройстве людей второй знаковой ступени.
    Мир в мировоззрении человека Магического так же, как мир Трикстера, поделен на две антагонистических части. Борьба противоположностей и там, и здесь основной закон. Разница только в топологии Того и Этого света.Если первый закон остался без изменения,то второй Трикстерский закон – тотальное тождество всего со всем – претерпел некоторое изменение. Тождество заменилось равенством и братством. Волк брат ягненку, лиса – зайцу… Ну, а если кто кого ненароком съест, то это лишь для того, чтобы названный брат стал единокровным. Да, меньшой брат принесен в жертву, но это лишь для того, чтобы он стал равным старшему брату. Смерть великий уравнитель. Чтобы побрататься, не обязательно съедать друг друга – можно вместе съесть кого-тотретьего. Застолье, как и смерть, также всех уравнивает. Поэтому рождение и смерть – это пир,война – тоже пир, свадьба – пир, на весь мир.
    Равенством и братством объединены не только люди, но и животные, растения, а также все «неодушевленные предметы». Хотите, покажу, что явления природы, части дома, время суток, времена года тоже связаны братскими узами? Ведийские божества маруты, являвшие собой ветер, бурю, грозу, молнию - приходятся друг другу братьями. Или вот загадка: «Четыре сестры смотрят друг на друга, а встретиться не могут» (стены). Еще загадка: «Сестра к брату в гости идет, брат от сестры пятится» (день и ночь). Китайский обряд: чтобы «приманить» весну и осень в братья дуют в тыкву через тростниковые трубки (шэн), а сестры отвечают им звоном колокольчика. Если музыке не удается «соблазнить» весну, пары обходят алтарь в танце, поют непристойные песни.
    Равенство братьев делает их близнецами, они родились в один день и, как счастливые супруги, умрут в один день. Братья бывают названные, кровные, молочные, сводные, двоюродные и троюродные. У англичан до сих пор невестки и девери называются братьями и сестрами «по закону». Угадайте, каких братьев связывают самые крепкие узы? Конечно названных, ибо Слово сильнее крови. Бесполезно спрашивать, куда подевались «магические» отцы, матери, деды, внуки? Никуда. Они просто не имели знаковой ценности.
    Союз братьев и сестер упрочивался браком. Брак- это двойные узы братства. В греческих мифах божественные супружеские пары сплошь и рядом доводились друг другу братьями и сестрами: Кронос – Рея, Гера – Зевс. Шесть дочерей Эола, бога ветра, были замужем за шестью сыновьями Эола. Родоначальниками перволюдей в китайских мифах были брат и сестра драконы – Нюй-ва и Фу-си. Индийские боги и асуры были тоже братьями. Хоть и двоюродными. Они женились на сестрах, и битвы-пиры продолжались, пока вращалось колесо времен.
    «Реальный» брат или сестра не имеет никакого значения. Более того, до совершения обряда братания они находятся по разные стороны Границы. Это тонко подметил американский писатель Митчелл Уилсон, назвав свой роман об изобретателях телевидения: «Брат мой – враг мой». Но как только осуществляется Магический союз, одна из стороннаделяет другую волшебной силой. Когда великий Бхимасена красивый, «как разъяренный слон», идет на гору за тысячелепестковым лотосом для Драупади, его сводный брат Хануман наделяет его ужасающим львиным рыком, от которого все живое падает замертво.
    Я понимаю, мой пуритански воспитанный друг, что вас шокирует инцест. Но что поделаешь, если удача на охоте «покупается» женитьбой на сестре-медведице или сестре-лосихе. Победа в бою даруется женой-воительницей. Давайте не будем осуждать, а поищемпреимущества Магического брака. Во-первых, такой брак не может быть неравным. Во-вторых, он исключает зависть или ревность. Муж и жена – равноправные партнеры в жизненной борьбе. Да, иногда они вынуждены сражаться и друг с другом, ибо семейное счастье обитает на Том свете, и то один, то другой супруг оказывается Там, чтобы это счастье добыть. Но в этом «поединке роковом» побеждает любовь.
    Однако в Магическом браке есть и еще одна особенность: он допускает промискуитет. Белоснежка делит кров с семью гномами, мертвая царевна - с семью богатырями. Можно сказать, что эти сказки отражают брак, который проходил в два приема: обрядовый «мужской дом» служил подготовительным этапом к моногамному союзу.
    При социализмебыл провозглашен лозунг о равенстве и братстве. Это автоматически вводило в оборот знаковую систему коллективного сознания. Муж и жена обязаны были быть товарищами по классовой борьбе. Все браки партийных функционеров заключались внутри своего партийного круга. Допускалось наличие у руководящего работника несколько «жен»: одна дома, другая – на работе, третья на курорте. Изменение пространственных координат - вселение новоиспеченного мужа или жены в коммунальную квартиру - сопровождалось, как и у первобытных, хождением по мукам. Мытарства с пропиской, битвы за места общественного пользования, дележ газовых и электрических счетчиков. Отправка кулаков и людей «неблагонадежных» национальностей в Сибирь и Казахстан тоже сопровождалась обрядом: лишением семьи, дома, ночными «воронками», обысками.
    Смерть, как и брак в эпоху коллективного сознания проходит в несколько этапов. Тут тоже напрашивается параллель: осуждение на партсобрании, исключение из партии, лишение работы, арест, поражение в правах, а дальше, как карта ляжет: лагерь или расстрел. Точно так же в несколько приемов идет и знаковое рождение: при получении «младенческого» имени (Первуша, Вт орый, Третьяк), при инициации (имя Покровителя), при получении «должности» искусного охотника, шамана, вождя, при отправке на Тот свет. Очень напоминает становление члена социалистического общества: октябренок, пионер, комсомолец, коммунист, партийный руководитель.
    В доисторическую эпоху рождается не человек, а «собирательный» Герой. Между ним и всем племенем стоит знак равенства. Отсюда массовый героизм в борьбе с Врагом (Чужим, Потусторонним), одержимость единой великой идеей – построение своего Мира, защита Своих до последней капли крови. Можно это выразить и по-другому: единица Магического социума не отдельный человек, а братство, коллектив. Все члены связаны круговой порукой. Одинза всех, и все за одного. Как в заклинании Вишну: «Ты - мой, я – твой, кто со мной – тот с тобой, твой враг – мой враг, твой друг – мой друг, ты неотличим от меня, я – от тебя». В наше время это выглядело так: сын сидит за отца, жена за мужа. Жертва и палач, гонимые и гонители легко меняются местами. Сегодня сотрудники НКВД пытают в застенках врагов народа, а завтра их самих допрашивают новые товарищи по партии. Неважно, где Тот свет – снаружи или внутри тюрьмы – важно любой ценой оказаться по одну сторону политической Границы.
    Вождь, или первый среди равных – в Магическую эпоху выбирается гаданием, игрой в кости, соревнованием в искусствах (в том числе и поварском), сражением на поле битвы, состязанием в тайных знаниях. В современной истории тоже можно было стать вождем, отправив брата по партии на Тот свет, воспользовавшись тайным Словом (теперь это называлось доносом), соревнуясь в преданности идеалам партии. Чтобы пробиться в тесный круг избранных, не брезговали и другим «магическим» действием - лизать зад начальству.
    Гадание? Непременно! Вождь справлялся у парапсихологов относительно кадровых перестановок. Место на пиру? Ну, еще бы! Еженощные застолья на Ближней даче определяли место у кормушки – простите - кормила власти. Кстати, соревнование в искусствах там тоже имело место. Спляшешь за ужином гопак – и вот ты уже обласкан историей.
    В древности только вождь имел право наделять долей в добыче. Сталин тоже лично оделял орденами своего имени и имени Ленина ученых, писателей и художников. Выигрыш в спортивных состязаниях также обеспечивала принадлежность к Этому свету. А вот за проигрыш можно было отправиться в места не столь отдаленные.Игры разделялись на дозволенные и запрещенные: шахматы – да, преферанс – подсудное дело.
    В Магическое время личности как таковой не было. Точнее она была одна на всех, и приобщались к ней обрядом инициации. При социализме интеллигенции, которая обладала собственной индивидуальностью, приходилось подвергаться обряду «инициации» в воинском или заводском коллективе, для того чтобы вступить в партию.
    Собственность «Магов» была обобществлена. В современных условиях данная «экономическая» модель привела к повальной коллективизации, результатом которой была гибель нескольких миллионов семей. Единственное место, где обобществленная собственность и по сию пору работает, - это «общаг» воров в законе.
    Коллективный труд тоже не был экономической категорией, ибо человек выполнял работу не в службу, а в дружбу. Распределяется рабочие места по принципу: ты – мне, я – тебе. Деньги ни в коем случае не плата за труд. Это – талоны на продукты первой необходимости. Все, что сверх того, достается по знакомству. Как в комедии:
    - Знакомьтесь, Унитаз.
    - Очень приятно, Кафельная плитка.
    Конвертируемая валюта – водка. Починить кран – бутылка, отладить сливной бачок – две. В русской сказке Ивану, купеческому сыну, предлагают за службу деньги. Он от них отказывается – ему нужна царевна. Герою Высоцкого даже царевны даром не надо, «чудо-юду» он побеждает за «портвейна бадью».
    В коллективном сознании труд – обряд, цель - всеобщее благо. Вознаграждение - защита от Того света. Не верите? Посмотрите на корень слова «награда». Его однокоренное слово - «ограда» (не в смысле «забор», а в смысле Граница). Отсюда отказ от награды или лишение ее равносильно знаковой смерти. Вспомните судьбу Пастернака, «добровольно» отказавшегося от Нобелевской премии или героев войны, с которых срывали ордена, добытые кровью – они автоматически лишались всех прав и защит, их участь была предрешена.
    За что награждали писателей и художников «соцреалистов»? Злые языки говорят за лакировку действительности. На самом деле за то, что они, как шаманы умели поворачивать время вспять, выдавая прекрасное будущее за настоящее. За что награждали ученых? За то, что они по щучьему веленью могли превращать сорняки в пшеницу.
    Сохранился и Магический закон круговращения всех элементов в природе. Фекалии сливались туда, откуда пьют, дым из заводских труб заполнял легкие, отходы производства зарывались в землю и с пищей попадали на стол. Физическое здоровье такого социума могло поддерживаться только чудом. Варлам Шаламов в бытность свою лагерным фельдшером тоже вынужден был «шаманить» - вылечивать все болезни одной марганцовкой.
    Но иногда даже тысячелетиями отлаженный социальный механизм давал сбой. Иосиф Виссарионович сам признавался: «рыба гниет с головы». В таких случаях приходилось прибегать к чисто Магическому средству: кровавой бане (Соединению Огня, Воды и Березовой каши). Так обеспечивалась ротация кадров.
    Как видите, мой многомудрый читатель, есть нечто общее между первобытным и современным социализмом. Древние знаковые системы «резонируют» с подсознанием гомо совьетикуса и выливаются в соответствующие формы поведения.Тем не менее наблюдается существенное отличие: сознание «Магов» было коллективным, иными словами, психологическое Я одного представителя полностью совпадало с Я любого другого члена племени. Управление таким социумом происходило автоматически. Шаман сказал: «Делай, как я!» - и все выполняют. Современный человек по большей мере индивидуален, его мировоззрение не может один к одному совпадать со взглядами общества. Вот почему современный социализм нестабилен. Он распался за ничтожный исторический срок. А Магическое сознание просуществовало тысячи лет.
    Но и оно не было последним словом в развитии первобытной знаковой системы. Его сменила следующая ступень коллективного сознания. Я назвала эту третью ступень - Мифической. Легко понять, почему: она ярче всего отражена в мифе.

 

ГЛАВА 3. МИФИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ СОЗНАНИЯ

 

    Как ни хороша Магическая эпоха, но колесо истории не может остановиться. Теперь оно катится по более благоустроенной дороге, поэтому на следующий исторический этап уже не уходят десятки тысяч лет.
    Мифическая знаковая система, отражена в жреческих обрядах, качественно отлично от Трикстерской и Магической. Вобрав в себя и Соединение-Разъединение, и Овнутрение-Овнешвление, она добавила еще одну важную операцию – Иерархизацию/Деиерархизацию. Чтобы не ломать язык неудобопроизносимым словом, можно то же самое сказать проще: все предметы и явления Мифического мира приобретают свое значение только в процессе субординации. Этому закону подчиняется Время: прошлое – Золотой век, настоящее – Серебряный, будущее – Железный. Этому закону подчиняется Пространство: Верхний мир – мир богов, Средний мир – людей, Нижний мир – хтонических чудовищ. Чуть слабее выражена субординация правого и левого (по правую руку сидят старейшины), а такжесторон света (подземное царство – Похьела в Калевале находится на севере). Граница, естественно, тоже видоизменилась. Она теперь не Замыкает/ Размыкает, но Иерархизирует. Где находится Тот свет? Внизу. В социальном, пространственном, «географическом» низу. Все, что ниже (во всех смыслах), подчинено тому, что выше.
    Чтобы наглядно представить себе образ Мифической знаковой ступени, следует обратиться к египетской пирамиде. Пирамида структурирует все элементы нового Мироздания и при этом бережно сохраняет предыдущий Космос: внутри нее покоятся саркофаги с телами фараонов.
    Если мы наложим новую Картину мира на человека, то естественно, главными станут предки. Именно первопредок создал идеальный образец социального уклада, ремесла, все духовные и материальные ценности. Первопредок – образец для подражания, он живее всех живых.
    Если мы наложим Картину мира на социум, то высшей ценностью окажется приумножение рода. Не удивительно, что Род в славянском пантеоне становится главным богом. Его имя дает начало целому кусту слов: род (семья, племя), природа (то, что порождено и порождает), родия (молния),рдяный (красный), родьство (геенна огненная), родник (источник, ключ).
    Думаю, терпеливый читатель, вы уже смирились с тем, что в новой знаковой системе все Мировые действия, соединяясь с Мировыми символами, приобретают новое название. Однако, боюсь, что такие «синонимы» Иерархии как Совокупление и Оплодотворение могут вас смутить. Но, сказав «а», приходится сказатьи «б». Обряды тоже подверглись иерархизации. Целью главного обряда стало обеспечение плодородия. Заплодородие «отвечали» либо Великая Матерь (матриархальный уклад), либо Великий Отец (патриархат). Ритуальный брак жреца/жрицы с Небесным Отцом или Матерью-Землею и был Совокуплением с большой буквы – он порождал Вселенную и утверждал в ней мировой порядок.
    Отвлекусь в сторону. Бедный царь Эдип! Кто только после Фрейда не поминал его имя всуе! Но позвольте заметить, что и сейчас секс с партнером на 20 лет старше себя остается привлекательным для звезд шоу бизнеса. И бесполезно бить себя в грудь: мол, жизнью современного человека управляет рацио. Взгляните на экран и увидите, как из глубины подсознания всплывает Мифический обряд!
    Ладно: не судите да не судимы будете. Возвращаюсь в «Миф». Закономерно, что все Мировые действия предыдущих знаковых ступеней в нем «мифологизировались». Расчленение стало расслоением всех природных и социальных явлений и присвоением им статуса. Помимо этого Расчленение стало «синонимом» Совокупления. Удивляет? А как вы думаете, откуда в свадебных обрядах такое количество «жестокости»? И почему «садизм» в сексе и сейчас пользуется таким успехом? Испражнение престает быть анальным рождением Мира, а становится переведением кого-то или чего-то в низший разряд. Именно это мы имеем в виду, когда говорим: «Мне на вас нас…ть» Орудием Поглощения (фаллоса, семени)становится чудовищная матка - в фольклоре она к тому же оснащена зубами! Все Мировые символы превращаются в фаллос, вагину или порождающее «чрево». Изменение формы, размера на Мифической ступени тоже «сексуализируются» путем приложения их к соответствующим органам.Изменение цвета – субординирует все что есть на небе, на земле и под землей. В мифах ндембу (Тернер) главная и старшая по возрасту река – белая, средняя – красная, младшая – черная.

***

    На Магическом и Трикстерском знаковом этапе все Мировые символы были равноценными и взаимозаменяемыми. Теперь, когда Мировым символам присвоен статус, главным становится Тело. Оно Порождает человека и весь окружающий мир.
    Высшее Тело – Бог. Давайте проследим, как накладывается одна на другую формы и функции богов на примере египетского Осириса. Тело Озириса разорвано и разбросано на четыре стороны света. Жена-сестра Исида собирает останкии зачинает от них (следы Трикстерской и Магической эпохи). В новое время в функции Осириса входит: обеспечение плодородия, календарный разлив Нила, изменение времен года. Как первопредок он обучает людей ремеслам. На земле он правит в качестве фараона. В царстве мертвых он высший судия. Из этого примера видно (да простит меня Озирис за кощунство), что Мифический Бог – это проекция предыдущих знаковых Тел на главное Тело.
    Естественно, что остальные боги тоже расставлены согласно «табели о рангах». «Бывшие» боги, титаны, уступив главенство Олимпийцам, превращены в хтонических чудовищ и низвергнуты в подземное царство. О Магическом равенстве животных и человеческих форм Тела нечего и думать. Нимфамрек, озер, дубрав запрещено появляться «в свете» иначе как в человеческом виде. Некоторая уступка сделана фавну – у него козлиные ноги и хвост, но это, очевидно, за большие сексуальные заслуги.
    Каждая часть Тела естественно тоже соподчинена: на Мифическом этапе Телесный верх держит небо и управляет верхним миром, детородные органы Телесного низа оплодотворяют Землю дождем, молнией или радугой («синонимы» семени). Срединный мир отдан людям, которые наделены «богоподобными» и «звероподобными» чертами и жестко субординированы.
    Закон приоритета «человекообразного» Тела распространяется не только на богов и животных, но и на все предметы и явления. Теперь бог рода, бог грозы,богиня счета и письма, богиня домашнего очага, боги ремесел и даже времена года наделены антропоморфным Телом. Более того, все они непременно связаны родственными связями. Помните, вопрос ребенка в книге К.Чуковского: «Что ли вилка – муж ложки?». Правильный вопрос. По существу. Именно «муж».
    В книге Б.А.Рыбакова «Язычество древней Руси» описывается Збручский идол, посвященный Роду. Наверно, один из тех, что наши предки во время «перестройки» тысячелетней давностивышвыривали в Днепр. Это -четырехгранный столб, увенчанный круглой шапкой. По форме он напоминает фаллос. Три этажа фигур, высеченных на столбе, символизируют соподчинение миров.
· Небесная сфера: Дажьбог – божество света, молнии, родоначальник русских людей, «дажьбожьих внуков».
· Земной мир: Мокошь – мать-земля, роженица урожая.
· Подземный мир: Волос – «скотский» бог, хранитель предков.
    Как видите, животныеутрачивают свое былое могущество. Низвергнутые на низшую ступень, они довольствуются ролью спутников богов. Еще им оставлена функция разделителей миров: птицы – небо, звери – земля,рыбы, змеи – подземное и подводное царство. Ну, и по старой памяти, они «косвенно» даруют плодородие: змея становится фаллическим символом, пара птиц в гнезде «притягивает» совет да любовь к семейному очагу, слониха «заражает» своим огромным рождающим чревом.
    Люди на Мифическом уровне перестают быть братьями и сестрами. При матриархате главенствует женщина, при патриархате – мужчина. Старшие по возрасту родственники выше по статусу. Младшие - ниже. Младенцев вовсе не считают за людей, они, как агнцы, «идут» на жертвоприношение.
    Для того чтобы править, Телу достаточно физически находиться выше других: сидеть на троне или верхом на коне. Недаром каста царей в Индии называлась «кшатриями» – всадниками. Для того чтобы выразить подчинение, следует опуститься на колени, пасть ниц, поставить царские стопы ног себе на голову.
    Каждому, кто посягнет на законный порядок, положено мстить до последней капли крови. Если отмстить не удается отцу, этот долг переходит к сыну, от сына - к внуку. Не отомстили живые, мстит мертвец. Или как сказано в одной северной сказке: « Кончится мое мясо, пусть мои кости ищут месть, кончатся мои кости, пусть мой костный мозг ищет месть!».
    Поклоняются не только высшему Телу, но и части Тела, символизирующей плодородие: при матриархате плодоносному Чреву, при патриархате Фаллосу. Бесплодная женщина лишена Чрева и ее статус стремительно падает. Мужчина, посягнувший на иерархию, кастрируется, то есть вместе с Фаллосом лишается статуса. Женщина,делающая мужа«рогоносцем», наделяет его чертами животного и тем самым сбрасывает вниз по иерархической лестнице.
    Помимо Детородных органов в Мифическую знаковую эпоху главной частью Тела считается Голова (не потому, что умная, а потому, что вверху). Голова, покоящаяся на столбе, символизирует Фаллос. Кроме того, фаллическое значение приобретают нос, рука, палец, делающий непристойный жест. Все отверстия в Теле символизируют Вагину.
    Одежда значима лишь тогда, когда прикрывает – открывает половые органы. Думаете этого недостаточно для великих деяний? Ошибаетесь. Возьмите китайских супругов-великанов Пу-фу с животами в тысячу ли. Они обнаженным Срамом усмирили потоп, проложили реки, расчистили дороги от камней.
    Обувь служит не для того, для чего вы думаете. Ее задача возвышать, возвеличивать. Котурны греческих актеров не столько «техническая» необходимость, сколько вознесение людей до богов. Такую же функцию в северных сказках выполняли сапоги на семислойной медной подошве. Хотелось бы мне знать: наши двенадцатисантиметровые каблуки на пляже – жертвоприношение красоте или самовозвеличивание?

***

    Перейдем к Слову. Нет, оно вовсе не утратило своей обрядовой ценности. Напротив, оно приобрело еще одну очень важную форму – письменность. (Напомню: раньше Слово включало жест, музыку, рисунок, танец, «украшения», татуировку и любую другую сакральную вещь). Однако Тело с его великолепием царских дворцов, тронов, лошадей, слуг вытеснило Слово на вторую ступеньку.
    Несмотря на пышность и многообразие форм, все Мифические Слова обозначают всего две вещи: власть и детородные органы. Что фактически одно и то же, так как задача Слова порождать все сущее и устанавливать миропорядок. Посмотрите, дорогой читатель, как Б.А.Рыбаков описывает найденную при раскопках кургана фибулу (застежку для плаща). Фибула представляет собой два зеркально отраженных божества: женское и мужское. Фигуры, соединены солидной перемычкой, которую естественно отождествить с фаллосом. Мужская фигура символизирует верхний ярус мира: Солнце, Небо, Свет. Женская фигура – нижний ярус: Землю, Воды, Подземное царство. Помимо основной перемычки между фигурами есть и более тонкие соединения: двухголовые ужи, символизирующие дождь и солнечные лучи. Служат они для «второстепенного» оплодотворения Земли дождем и светом. Зооморфный вид женской Головы (у нее голова ящера) не просто «память» о Магической ступени, но проявление иерархии антропоморфных и зооморфных богов. И застежка эта никакое не украшение, ацелый космогонический миф!
    Хочу обратить ваше внимание на то, что соединение Слов друг с другом тоже претерпело изменение. Раньше они связывались «примыканием», т.е. чем больше «синонимов» нанизывалось друг на друга, чем действеннее было заклинание. Теперь в Мифическую эпоху они соединяются «подчинением» и «управлением». Если сравнить их со структурой предложения, то Слова бывают главные: «подлежащее» (царь - царица), «сказуемое» (оплодотворяют мир), и зависимые, второстепенные.
    Это можно выразить и по-другому: Слова перестали быть отдельными выкриками, жестами, манипулированием сакральными предметами, идущими как бы через запятую, а выстроились в целостные сюжеты. И если раньше шаман один владел всеми обрядовыми «жанрами», то теперь верховный жрец, «режиссируя постановку» мифа, имеет целый ряд «подчиненных», каждый из которых отвечает за свою «часть речи».
    Реплика в сторону: по-славянски космогонические мифы назывались «кощунами». Отсюда в период христианства, «кощунствовать», значит использовать элементы «поганого» (pagan –языческий) обряда!
    Вы правы, мой внимательный читатель, не стоит отвлекаться, пока не названо главное Слово – Имя. В Мифическое время Имя больше не кличка, связанная с животным и растительным миром и «снимающая» некоторые характерные признаки оных. Теперь это Имя бога, предка, ангела-хранителя. Раньше Имя новорожденному «давал» волшебный защитник. В новое время после тщательного «выяснения», кто из предков данного рода переселился в младенца, - гадатель. Имябольше не «обозначает» одного человека, оно стало родовым, фамилией.
    Все, что я сказала об Именах людей, можно перенести на Названия «предметов».Дома, поля, оружие, орудия труда, семейные реликвии, передаются из поколения в поколение вместе со своими Именами. И чем они древнее, тем ценнее. За правильное наследование вещей и их имен отвечает глава рода.
    Хотелось бы упомянуть о еще одной новой функции Слова: возвеличивать героические деяния предков, приумножать их славу, оказывать почести правителю, живому воплощению бога, укрепляя тем самым его власть. Однако Трикстерства тоже никто не отменял. Хула, поношение власть имущих переворачивали пирамиду, что сулило обновление существующего порядка. Но об этом позже.
    Мини итог. Будучи вездесущим как Бог и переменчивым, как Протей, Слово умирает вместе с предыдущей эпохой и возрождается в виде Мифологического «действа». Обряд становится все более эстетически изощренным, и постепенно превращается в искусство.

***

    Камень. Два главных Мировых Камня – Земля и Солнце. Из чресл Матери - земли, оплодотворенной Небом (Солнцем), выходит все сущее на земле. Небо – отец дает ему закон ипорядок.
    Все остальные Камни «напоминают» о главном деянии и служат для обряда плодородия. Возьмем гермы, поставленные на пересечении дорог, в священных рощах, у источников – они символизируют фаллос. Пещеры и лабиринты – вагину. Зевс сошел в пещеру к Данае золотым дождем (художники до Рембрандта изображали егомонетами) – она зачала Героя. Сакральная чашка, миска, кувшин- чрево, вынашивающее семя богов. Индийский бог воды Варуна уронил семя в сосуд с водой и родился великий ведический подвижник Агастья.
    Углубление на плоском валуне - отпечаток ноги бога Грома – думаете, вагина? Нет, фаллос. Если женщина наступит на него – забеременеет. Гора, родившая мышь, – скажете, Трикстерское преувеличение? Нет, обыкновенное Мифическое чрево.
    Все рабочие инструменты: ступка и пестик, плуг и борона, все оружие: меч, пика, топор символизируют органы плодородия. Посему работать и воевать равнозначно занятию сексом.
    Кузнецы, гончары, каменотесы, ювелиры – боги местного значения.
    Цепь, скованная Кузнецом, соединяет в браке Небо и Землю, обручальные кольца – невесту и жениха. Драгоценный кубок с вином, который подносят царю и царице, служит преумножению благосостояния народа.
    Все вышеперечисленные Камни обеспечивают плодородие. А как насчет субординации и мирового порядка? Камень прекрасно справляется и с этой функцией. Золото, бриллианты служат для отделения одной социальной ступени от другой. Русская печь, что в Магическое время норовила зажарить Иванушку на обед ведьме, теперь везет Емелю к самому царю. Чувствуете, как по щучьему веленью растет Емелин статус? Или вот башня, до которой должен допрыгнуть на коне Иван, чтобы поцеловать принцессу. Она символизирует мужскую потенцию героя, которая позволит ему жениться на царевне. Золото, идущее сверху вниз, – милостыня. Золото, идущее вверх, богам, - жертвоприношение.
    В случае нарушения порядка и морали, Камень выступает в роли карающей «инстанции». Каменный дождь посыпался на Содом и Гоморру за сексуальную разнузданность. Камнями в древнем Израиле побивали блудниц. А вот в Петровское время неверных жен живьем зарывали по горло в землю.
    Так Камнем создается и поддерживаетсяиерархический порядок, обеспечивается рост и процветание всего сущего на земле.

***

    Дерево. Мировое дерево, свернувшееся в Магическую эпоху в венок, теперь вновь выпрямилось в полный рост и дотянулось до небес. Теперь это вековечный Дуб – пращур всех деревьев. Он не только Оплодотворяет Небо, Землю и Подземелье, но Субординирует их, и на любого, кто посмеет покуситься на иерархию, у него заготовлена дубина.
    Нет, предыдущие формы Дерева тоже не были выброшены на свалку истории, они просто приобрело новое значение. Тыква, корзина, деревянное блюдо – теперь «вынашивают» будущих царей. Посох, корона из цветов– символизируют старшинство. Сексуальный подтекст соломенной крыши, фаты невесты, покрывала на постели «проступает» в выражении: бык покрывает корову. Обрядовое битье веником больше не означает кормление «березовой кашей», но призвано обеспечить семье богатый урожай. Изба больше не Овнутряет, астановится родовым гнездом. Трава, ветки – не «фураж» для скота, а орган возрождения. Индейцы, чтобы обеспечить прирост детей, заворачивали в траву послед роженицы и привязывали его к верхушке дерева. Русские находили детой в капусте. А в индийском эпосе герои рождались, когда на листья священного дерева попадало семя богов.
    Требуете еще доказательств того, что Дерево «обеспечивало» иерархию и плодородие? Пожалуйста. Скипетр, посох жреца, тирс Диониса (жезл, увитый плющом и увенчанный еловой шишкой) все это не только символы власти, но и сексуальные символы. На греческих вазах видно, как вакханки во время оргиастических праздников плясали с тирсом Диониса в руках.
    Если все «крутится» вокруг плодородия, то естественно, что свадьба – главный обряд, и Дерево играет в нем не последнюю роль. Жениха и невесту венчают короной из листьев и цветов, и в этот миг они становятся царем и царицей, которых точно так же коронуют на царство. Да что цари! Свадебный наряд, расшитый растительным орнаментом, букеты, елка, которую на Руси наряжали цветами и плодами не на Новый год, а на свадьбу, музыка деревянных инструментов приравнивают праздник к бракосочетанию богов.
    Свадебный обряд символически изображал смерть, и «реально» умирая, человек обручался со смертью. Свадебный обряд символизировал сельскохозяйственный труда. Но и труд был «свадьбой». Для воина война была невестой, для пахаря – поле. Все орудия труда: прялки, ткацкий станок, плуг, борона, лук и стрелы – жестко разделялись на мужские и женские и несли в себе сексуальные коннотации. Плоды битвы и труда приносились в жертву богам, а те в свою очередь обеспечивали мир и процветание.
    Вспомним по предыдущим Мифическим символам: физически находится под чем-то, означает подчинение «верхам». Следовательно «разумно» размещать алтари под высоким деревом – здесь ты будешь под защитой высших сил, здесь уместно курить богам фимиам и вопрошать их о своей судьбе. Ничуть не хуже место для алтаря под мостом, он соединяетДерево, Огонь и Воду. А если добавить еще и статую божества, то «приплюсуются» Тело и Камень. Японцы особенно красиво умеют сочетать деревянный мостик через пруд и каменный алтарь.
    Итак при жестком соблюдении субординации Дерево обеспечивало воспроизводство всего живого и неживого (говорят, даже пень, если его полить живой водой, зацветет), более того выполняло любые желания, достаточно увешать его разноцветными лоскутками, но стоило нарушить субординацию, оно превращало тебя в раба и забивало палками или распинало на кресте.

***

    Вода.С приходом Мифического времени изменилась функция Воды: теперь она карает за грехи и порождает царей и героев. И, верите ли, нет - изменилась ее форма. Теперь она предпочитает выступать в виде Бога воды. Нет, она и в Магическую эпоху могла быть Телом, скажем, лягушки или крокодила. Но теперь лягушке негоже стало сидеть в болоте, и она превратилась в царевну. Правда, русалки сохранили рыбий хвост, но это «Миф» прощает, так как их пение соблазнило несчетное количество мужчин. А вот Индийский Варуна и греческий Посейдон вовсе распрощались с животным обликом, но в память о былых временах сохранили морских змей и черных коней в качестве священных спутников. А водяные божки рангом помельче взяли гиппопотамих и крокодилиц в жены.
    Рассмотрим функции Воды в ее «естественном» виде. Семя, упавшее в море породило богиню любви Афродиту. Нимфы зачинали героев от священных источников, а простолюдинки от дождя, «гремячих» ключей, пива. Небесными водами оплодотворялась Земля. Из крови богатыря по имени Дунай и его жены Настасьи родились две реки. По воде гадали о суженом.
    «Субординирующая» Вода - та, которая приносилась в жертву богам в виде вина, пива, меда, оливкового масла. Приплюсуем сюда елей - его при коронации лили из ритуального сосуда на голову царю. Слезы невесты, превращавшиеся в скатный жемчуг на ее платье, тоже повышали статус. Кровью можно было смыть позор, восстановить попранную честь, вернуть доброе имя.А вот менструальная кровь понижала статус женщины, делая ее неприкасаемой. Зато молоко – возвышало, иначе Млечный путь не поместили бы на небо.
    Самое Воду тоже можно «субординировать». Например, цветом. В мифах ндебу (Тернер) белая Река символизирует старшинство женщины, ее материнское молоко, плодящее чрево. Река красного цвета символизирует подчиненность мужчины, менструальную кровь, «убивающую» плодородие.
    Потопом, боги наказывали за грехи. Удивительно, что ветхозаветный Бог нашел всего две безгрешных семьи, когда наслал потоп (Ноя) и когда вылил на Содом и Гоморру потоки смолы. Грехи чаще всего носили сексуальный характер (хотя я бы не назвала Лота морально устойчивым) и покрывались браком – панацеей от всех бед.

***

    Огонь. Небесные Огни: Солнце, Месяц, Звезды в силу своего местоположения - высшие божества. Они порождают второстепенных богов и демонов, даруют процветание смертным, взращивают все сущее, дают миру закон и порядок. Вспомним, на Магической ступени Ящер (крокодил) заглатывал Солнце. На Мифической – Солнце оплодотворяет Мать-сыру-землю.Молния идет сверху вниз, поэтому она наделена правом карать за нарушение высшего закона. Бог громовержец – верховное божество в европейском пантеоне - в качестве судии строго следит за миропорядком.
    Вы, наблюдательный читатель, верно, подметили, что небесные Огни чаще всего символизируют мужское начало. Впрочем, пол Луны-Месяца варьирует. Луна, управляя приливами и отливами, отвечает за плодородие, Месяц – сказочный жених. А вот Радуга – сугубо женское божество. У греков Ирис, вестница, подчиняет людей богам Словом.
    На этой ступени все боги-огни: небесные, срединные и подземные, в основном, антропоморфны, и естественно (такая уж это ступень!) все они женаты, имеют родителей и детей. В Индии при выборе супружеской пары боги руководствовались принципом противоположности: женами священных Огней были Реки.
    Срединные Огни порождены небесными Огнями, и во всем им подчиняются. Пламя храмового треножника, вознося запах жертвоприношений к небу, поддерживает высший законопорядок. Домашний очаг регулирует отношения в семье, отвечает за благосостояние, умножает потомство. Купальский костер обеспечивает любящим парам надежный брак, верность друг другу до гробовой доски. Огонь свечи приносит облегчение при болезни. Банная печь, очищая от грехов, привораживает суженого. Огонь в теле (индусы называют его тапас) отвечает за жизненные силы, воинственный дух и силу подвижничества. Еще один индийский Огонь, отделившись от Солнца, вошел в домашний очаг шести жен мудрецов, и они все вместе породили шестиголового Сканду. Сканда сыграл решающую роль в борьбе богов и асуров, обеспечив тем самым на веки вечные победу добра над злом. У славян Ярило – солнце было предком людей, поэтому люди носили имена Ярополк, Ярослав.
    Чтобы человеку породниться с высшими силами и получить их покровительство, он должен оказаться под Огнем, который часто символизируется красным покровом. Северный богатырь приходит в чум Солнца сватать его дочь. Видит, край красного шелка шевелится: кто-то там стоит! Наверняка его невеста. Стало богатырю нестерпимо жарко, даже собрался было удирать, но все же, встал под шелковое покрывало. Так дочь Солнца стала его женой.
    Подземные Огни - это Солнце и Луна, опускающиеся на ночь под землю. Но бывает, что хозяин подземного царства вздумает вдруг нарушить суточный распорядок и пленить светило, тогда герой (ведь он стоит выше подземного мира) должен вызволить его, а нарушителя кастрировать, с тем чтобы навсегда лишить его силы и власти.
    Как видите, низшие силы периодически пытаются перевернуть Мифическую пирамиду. Покушение на мировой порядок строго карается. Сам небесный Огонь может быть понижен в ранге- стать земным. Стоглазый Аргус (звезды), убитый Гермесом, превращен в павлина, чванливую птицу с огненными глазами не хвосте. Не только боги, но и человек может попытаться «расшатать» статус светил.В кетском мифе дети вздумали обзывать Луну. Она почернела и скрылась под землю. Пришлось герою засунуть детей в мешок (очевидно, для того чтобы дождаться, когда они достигнут половозрелости, и перестанут хулиганить), а Луну вызволять и водружать на место. Украинская загадка о месяце: «Лысый вил (бык с рогами-вилами) криз забор дывится», тоже демонстрирует явную непочтительность к светилу.
    Впрочем, это приговор не окончательный и подлежит обжалованию. Если униженный Огонь «не доволен» своим положением, он всегда может снова подняться вверх, прибегнув к какому-либо Мифическому Мировому действию. Например, если Тело медведя «воспарит» к небесам, оно может приобрестивысший огненный статус. Хантыйский охотник пускает стрелу медведю в лапу- лапу уносит в утреннюю зарю, пускает стрелу в другую лапу, ее уносит в вечернюю зарю. Ну, а третьей стрелой охотник прибивает тушу к небу, и там она превращается в созвездия.
    Существует еще один способ изменить статус - соединить Огонь с красным или черным цветом. Вслушаемся в корни слов: красный – крес (огонь), кресины (летний поворот солнца), мрак – мор – морок – мерещиться – мразь – смерть – смердеть. Отсюда: Красная горка – место любовных игрищ. В красной избе проводятся обряды плодородия. Выражение: «На миру и смерть красна», - говорит о героической отправке к священным Огням. А все что связано с темнотой, обманом зрения, вонью, ведет к нечистой силе, греху, позорной смерти.
    Для восстановления статуса кво нарушителя Мифического закона сжигают, окуривают дымом и благовониями, натирают пеплом, вымазывают головней. Одним словом, отправляют за Границу, откуда он возвращается очищенным от греха, сияющим, как новенький медный пятак. И теперь он вправе занять подобающее ему положение на иерархической лестнице.

***

Промежуточный итог.
    Все Мировые символы в Мифическую эпоху:
· строят пространственно-временные координаты своего Космоса,
· символизируют детородные органы,
· находятся между собой в брачных отношениях,
· жестко субординированы,
· вносят иерархию в мир людей и природы.

    Начну с Пространственно-Временной субординации и построения Мифического хронотопа.
    Мифический хронотоп отличается от Трикстерского и Магического тем, что все координаты: и вертикальная, и горизонтальная, и временная имеют как бы «логарифмическую» шкалу масштабов. Каждое последующее деление на порядок больше предыдущего. Причем «больше» во всех отношениях: социальный статус, уровень образования, моральные качества, богатство.
    Верх (Небо, Солнце, вершина Горы, крона Дерева, Бог громовержец) – являют собой высшее начало. Середина (Земля, ствол Дерева, склон Горы, мир людей) – подчинена Верху. Низ (подземные и подводные чудовища) –неохотно, но покоряются срединному миру. Данная пирамида весьма устойчива, однако из этого не вытекает, что революции – переворот верха и низа - невозможны.
    Иерархия времени проявляется в том, что существует главное время – прошлое (время Титанов, богов, предков, золотой век), менее значимое – настоящее и полностью предопределенное прошлым - будущее. Прошлое длится вечно: боги и герои бессмертны.. Настоящее мелькает как один миг и служит лишь для того, чтобы продолжить традиции прошлого и зачать будущее. Впрочем, все не так пессимистично. Незначительный отрезок жизни каждого отдельного человека можно продлить, если внести в него «масштаб» прошлого времени. Для этого следует работать на прошлое: чтить предков, строить им памятники, множить их богатства, плодиться, передавая потомкам их «гены». Есть еще способ «приобщиться» к предкам - оказаться на вершине социальной лестницы - стать царем, что гарантирует если не бессмертие, то вечную память.
    Раз уж я сказала, что на этом знаковом этапе Тело главный Мировой символ, так давайте с его помощью и построим Мифические координаты. Тело как вертикальная ось состоит из частей, каждая из которых подчинена главной - Голове. Помимо этого к данной вертикали добавляются Тела, стоящие на различных ступенях иерархической лестницы: бог-жрец-царь-человек-черт. Горизонтальную координату, как и раньше, «выстраивает» путь Тела в тридевятое царство. В новое время, естественно, за невестой и пол царством в придачу.
    Субординация времени Тела отражена в поколениях богов: Титаны - боги Олимпийцы, бог Отец - бог Сын, и в предках людей: родоначальник, патриарх, старейшина и уже в самом конце – простые люди, среди которых чем старше человек, тем почитаемее. Как исчислять время всякой Магической нечисти: чертей, домовых, овинников, банников? Они относятся к низшему «сословию», поэтому лишь на мгновение, пока общаются с человеком, выныривают из небытия и снова исчезают в небытии.
    Теперь построим координаты с помощью Слова. Имя несет в себе статус человека: если оно соотнесено с явлениями высшего порядка (Геракл назван в честь богини Геры), то человек автоматически приобщается к сонму бессмертных, если имя приземленное, то он пес смердящий и век его – недолог. При смене статуса автоматически меняется имя. Здесь не человек красит место, а место дает человеку имя и статус.
    Вертикальная ось: Слово идущее сверху вниз – приказ, ругань, указывающая человеку на его место, снисходительная похвала. Оно воспринимается как милость. Слово, идущее снизу вверх – славословие, которое можно сопоставить с воскурением фимиама, жертвоприношением богам. Ритуальный танец – еще одно воплощение Слова - символизирует подъем на небо или спуск в подземное царство. Его цель раскрыть тайну прошлого и будущего. Видите, как легко вертикальная координата переходит во временную. Временная ось сама по себе строится Словом гадателя, предсказателя, пророка.
    Вы скажете, что Слово - неподходящий материал для построения горизонтальной оси. А как вам слухи, которые разносятся по ветру? Скажете – метафора. Нет, коллективная ментальность все воспринимает буквально. Или вот еще -вопрос к путнику в северной сказке: «Кто тебя напел сюда, кто тебя насказал сюда?». В нем проявляется способность Слова передвигать Тела в пространстве. Так же как и в случае доставки Емели к царю на печи, «дистанционно» управляемой щучьим Словом.
    Возьмем Дерево. Ну, вертикальная «деревянная» координата выглядит вполне банально: это – Мировой Ясень, верстовой столб, опорный шест в юрте. Впрочем, бывает и нетривиальная вертикаль: Гера зачала Арея, вдыхая аромат цветов. Кто бы мог подумать, что бог войны – плод запаха цветка?!
    В русской избе верх отмечен коньком или голубем, срединный мир, окна и двери, украшены вертикальными и горизонтальными узорами, низ застелен пестрыми половиками. В земле, под углами избы захоронены черепа животных, шерсть, зерно, они обеспечивают процветание тех, кто населяет дом. Название несущего бревна в избе - матица, говорит о том, что оно породило родовое гнездо и поддерживает в нем незыблемый порядок.
    А хотите, покажу «обманные» пространственные оси? У манси нарты и лодки, нельзя было разворачивать (поворот в пространстве влек за собой поворот во времени, а значит, смерть с туманной перспективой нового рождения), поэтому их делали с двумя заостренными носами – так они всегда шли вперед. Правда, это была дань Трикстерству. А вот то что лодка состояла из трех взаимоподчиненных частей: на носу птица, в средней части берестяная люлька с младенцем, на другом носу - морской гад, это уже был Мифический подход.
    Чтобы получить «чистую» временную координату Дерева, можно сопоставить желудь и вековечный дуб. Посох, пояс из веток, венок – символ старшинства, а значит они тоже «калибруют» время. Однако все это искусственное выделение осей. Нормальное положение дел, когда пространство переходит во время. Если у юрты уже обвалились 3 стороны, пока герой сказки манси странствовал по свету, ему пора срочно возвращаться домой, иначе наступит конец отмеренной ему жизни. Вода.Самый верхний слой Мифического космоса представлен хлябями небесными, которые проливаются дождем и оплодотворяют землю. Реки и моря – путь в заморские страны за богатством или на худой конец за аленьким цветком.
    Замшелый колодец – временная ось. Кстати, Мифическая логика: колодец очень стар, помнит предков, а вода из него способствует зачатию.
    Золотой век на Руси отмечен молочными реками и кисельными берегами. Океан, который пахтают индийские боги и асуры, – начальная точка отсчета времени людей. Огонь. Вертикальная координата - столб дыма, возносящий запах жертвоприношений в небо. Он устанавливает иерархические отношения между жрецом и богом. Дым из трубы «заведует» тем, какому быть урожаю. Уголек из домашнего очага, который герой уносит с собой, отправляясь на подвиги (горизонтальная координата), отмеряет время его отлучки. Вертикальная ось строится, когда боги Огня, Солнце, Месяц зачинают героев.
    Фазы луны, восход и заход солнца откладывают отрезки на координате времен. Они жестко субординированы. Лунный календарь диктует, какие работы, когда положено делать: когда такую-то культуру сеять, когда жать. И никаких ссылок на погоду или здравый смысл! Утренняя и вечерняя заря тоже распоряжаются деятельностью людей. Нельзя с вечера начинать никакого дела: ни мусор выносить, ни починать новый каравай. Звезды определяют время жизни и судьбу младенца, устанавливают его статус.
    Остался только Камень. С ним проблем не будет. Египетская пирамида, статуя Зевса, меч, воткнутый в землю, которому поклонялись аланы, органично выстраивают собою координаты.
    Если классические примеры набили оскомину, поищем экзотику. Славяне верили, что белемниты - это каменные громовые стрелы, пронизавшие землю. Германский бог Тор разгонял тучи молотом. А русский люд носил молот по деревне, когда созывал на вече. Мальчик-с-пальчик камушками, сыпавшимися из кармана, помечал дорогу к дому. Все эти примеры к здравому смыслу не имеют никакого отношения. Они «всего лишь» символическое построение пространственных осей с помощью Камня.
    Думаете, мудреная задача Камнем отсчитывать время? А про солнечные часы слышали? А про «обсерватории» майя? В стенах храма были специальные отверстия, в которые по очереди попадали светила. Они-то и калибровали время с астрономической точностью. Не исключено, что только благодаря этому каменному календарю и возникла богатейшая цивилизация.
    Вам кажется, что я «неодушевленному» камню приписываю роль Хроноса? А как насчет веры славян в то, что стрелы громовержца, рассекая тьму, зачинают день? Не убедила? Хорошо, пойдем другим путем. Вера в приметы, пережившая не одно тысячелетие, дает ответ на вопрос, преувеличиваю ли я роль бахтиновского хронотопа. Как вы думаете, почему нельзя к ночи одалживать ни золота, ни серебра, нельзя выносить из дома ни плошки, ни крынки? Не потому, что деньги могут «улыбнуться», а кувшин с плетня упрут. А потому Камень, превращая ночь в день, поворачивает временную координату, что чревато смертью.
    Вывод напрашивается сам собой. Любая человеческая деятельность, любой предмет обихода значимы только тогда, когда они воспринимаются как Мировые действия и Мировые символы. А каждое Мировое действие и символ значим лишь тогда, когда выстраивает хронотоп, или Картину мира.

***

    Перейдем к Мифическим богам и героям. (Но при этом не забудем, что и персонажи мифов тоже, ни что иное как «разворачивающийся» хронотоп, к которому добавлена «социальная координата»).Греческие боги идут в ногу со временем: титаны свергаются, и на Олимп поднимаются боги, созидающие новый миропорядок. У славян боги, ранее по-братски отвечавшие за силы природы, теперь тоже подчиняются субординации. За высший, небесный уровень отвечает Дажьбог – божество света, родоначальник людей, «дажьбожьих внуков», и Перун – бог грозы, наделенный всеми функциями Зевса. Земное пространство отводится Мокоши – мать - сырой земле, матери урожая и«рожаницам» Ладе и Лели. Подземный мир занимает Велес – «скотский» бог, хранитель предков.
    Как выглядят персонажи мифов? По-разному. Но! Чем выше ступень, на которой они оказываются, тем охотнее избавляются от звериных черт. Тот, кто упрямо не хочет следовать моде, сбрасывается в подземное царство и называется чудовищем. Красота и добродетель идут рука об руку: чем выше ступень, тем неотразимее внешние и внутренние качества. Более того внутри каждого воина, царя, праведника есть несколько душ: высшая – равная богу и низшая – земная. Когда рождается египетский фараон, послед матери зарывается в землю. Это двойник фараона, его подземная душа Ка. Сам он будучи воплощением Хора и сыном Ра, имеет соответственно души Света и Солнца, и после смерти воплощается в Осириса. Можно сказать, что души фараона подобно дереву, верхушкой упираются в небо, а корнями уходят глубоко под землю.
    Жена фараона больше не была его половиной, как в Магические времена, она была его «троном», возносящим мужа на недосягаемые высоты. Но по отношению к мужу вполне могла быть одной из его подземных душ. Проиллюстрировать это можно примером из сталинских времен, когда Калинин мог быть всесоюзным старостой, а его жена в аду Гулага вычищать вшей из ватников зэков.
    Каковы высшие добродетели Мифического человека? Выполнение долга и очищение от греха. Долг, как и все остальные качества «личности» тоже субординирован: существует долг перед богами, предками, собственным прошлым (карма), долг перед брахманом, царем, отцом, мужем, старшим братом и другими «вышестоящими инстанциями»!Долг требовал жертвоприношений, поклонения, воздаяния почестей, воскурения фимиама. Очищались от греха дарами, искупительным огнем, омовением, воздержанием, постом, смирением плоти и речи. Индусы больше полагались на могущество воды: брахман после каждого отправления организма должен был полоскать рот, совершать пятикратное омовение рук, ног, лица. А русские постились.
    Каковы задачи Мифических богов? Во-первых, зачинать второстепенных местных божков и героев. Демонами и чудовищами они тоже не пренебрегают (в германских мифах подземного Хеля породил Локки) – лишь бы те знали свое место.
    Во-вторых, связывать все элементы Космоса сексуальными и родственными связями. Египетский бог Ра был отцом и мужем Тефнут, при этом он еще и женится на своей дочери Нут, которая в свою очередь возрождает Ра. Шокирующие семейные связи, да? Но мы прекрасно понимаем: что позволено Юпитеру, не позволено быку.
    В-третьих, порождать и защищать вещный Мир. Казалось бы, этот Мир рукотворен: его лепит Гончар из глины, кует Кузнец из бронзы, прядет из небесной пряжи Ткачиха. На самом деле взаимоотношения между Мастером и его творением носят сексуальный характер. Чтобы оживить, одухотворить свое произведение, божественный Творец оплодотворяет его своим гением.
    Защищает свою Землю от хтонических чудовищ Воин-герой, он сражается за нее как за невесту, и как за мать. (Этот «инцест» богов нашел свое отражение в словах песни: «Как невесту Родину мы любим, бережем как ласковую мать!»).
    И, в-четвертых, создавать и поддерживать новый миропорядок, при которомвсе социальные слои взаимоподчинены. Бог воды Варуна породил варны (касты). Каждой касте соответствуют свои законы, свой удел, своя пища, свое знание. В «Махабхарате» сказано, что «если шудра узнает веды, рассеки его пополам». Удивительно, но разные касты отличаются даже «физиологией». (Это уже, кажется, перебор!). Однако у брахманов-подвижников семя находится не там, где у простых смертных, а поднимается по позвоночнику вверх, и, если порезать палец, вместо крови потечет семя.
    Тех, кто совершает грех и нарушает законы кастового миропорядка, Варуна жестоко карает. Тех, кто блюдет законы, Варуна награждает плодородием, счастливой судьбой. Конец света (конец юг) связан с уничтожением четырех варн: все будут есть одну пищу, не различая запретного, прекратятся жертвы богам и праотцам, распадется семья, отец пойдет на сына, жена станет врагом мужу.
    Здесь нужно сказать, что конец света у «Мифов» не окончательный и бесповоротный. Для обеспечения устойчивости Мифический мир должен время от времени разрушаться и восстанавливаться – весь в целом и каждая его часть в отдельности. Поэтому если бы функции Мифических героев ограничилась воспроизведением и поддержанием иерархии, то данная Картина мира не просуществовала бы тысячелетия. Нет! Герои должны были браком, борьбой или обманом подняться с Нижней ступени социальной лестницы на Верхнюю. Был Иван-дурак, младший сын, ни богу свечка, ни черту кочерга. Добылза тридевять земель невесту, сыграл свадьбу и получил вне очереди полцарства! Или как поется в революционной песне: «Кто был никем, тот станет всем!».

 

ГЛАВА 4. «КОНГРУЭНТНОСТЬ» МЕНТАЛЬНОЙ КАРТИНЫ МИРА И СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ ОБЩЕСТВА

 

    Позвольте мне, милостивые государе, спроецировать Мифическую Картину мира на социальные явления последней знаковой ступени, а так же попытаться найти аналогичные формы в современной истории.
    Масштабы Пространства накладываются на отношения города и деревни, столицы и «заштатного» города, метрополии и провинций, центра и периферии, царской резиденции, дворцов знати и городских окраин. Смена «пространственных» соотношений может быть только в результате переворота власти. Новая династия переносит столицу в другое место или, в крайнем случае, переименовывает ее.
    Посмотрим, как дело обстояло в нашей стране. Петр, решив европеизировать государство Российское, перенес столицу на невские берега. Москва утратила свой статус. После Революции Петербург еще кичился своим значением. Пришлось его переименовать и поставить на место. Однако, чтобы Ленинград окончательно «укоротить» до заштатного города, потребовалось еще несколько не афишируемых социальных переворота. Послереволюционный голод резко сократил население. «Бывшие» господа бежали за границу или были высланы на Соловки. Питерские рабочие полегли на самых трудных фронтах Гражданской войны. Позже город «очистили» от поляков,латышей и прочих « неподходящих» национальностей. После организованного убийства Кирова, пострадал каждый десятый ленинградец. Что уж говорить про блокаду. Помимо утраты населения, город терял интеллектуальные и экономические ресурсы: шла постоянная утечка «мозгов»в Москву, распродавались за границу сокровища дворцов и Эрмитажа, 37-й и 46-й года сильно ударили по интеллигенции.И наконец, бюджетные отчисления «постригли» Ленинград под одну гребенку с провинцией.
    Москва, как и положено столице, росла ввысь и вширь. И что любопытно,небоскребы строились не в форме параллелепипеда, как в Нью-Йорке, а непременно башнями со шпилями – пирамидами. Архитектурный стиль, возобладавший в это время, был окрещен «сталинским классицизмом». А классицизм, как известно, вдохновляется идеалами античного полиса - высшей точкой Мифического сознания.
    К середине 30-х годов, превращение столицы в трехэтажный Мифический Космос было завершено. Небесный уровень должен был символизировать Дворец Советов, увенчанный гигантской фигурой Ленина, с кабинетом Сталина в голове, земной – кремль и, наконец, подземное царство – метро. Строительство подземных дворцов никак не может быть объяснено функционально, люди жили, затянув пояса, страна готовилась к войне. Но если представить себе метро не как средство передвижения, а как мир предков, то сразу станут уместными и дорогой мрамор, и хрусталь, и бронза. Последним штрихом в новом Пространстве стали новые имена: улица Горького, завод имени Ленина, Парк культуры имени Сталина.
    Все остальные города и республики СССР выстроились в четкой иерархической последовательности. Каждая точка на карте была не географическим обозначением, а уровнем социальных и экономических благ, которыми снабжались ее жители. Секретарь обкома, царь и бог на местах, получая повышение, высчитывал, сколько ступенек до Москвы. «Тот свет» имел ту же структуру. Заключенные Гулага в зависимости от тяжести «преступления» получали после освобождения «минус столицы» или же «минус 25», «минус 300 городов».
    «Мифически» выстраивалось не только Пространство страны, города, но и каждого советского учреждения. Все партийные и профсоюзные мероприятия проводились в одинаково оформленных залах: сцена, на ней стол для президиума, затянутый кумачом (Цвет), на столе графин (Вода), на постаменте бюст Ленина (Первопредок) и на стене портрет Сталина (Патриарх). Рядом со столом красное знамя (Мировоедерево). А внизу места для тех, кто составлял основание социальной пирамиды.
    Мифическое Время подчиняется тем же законам. Время высших слоев длится «вечно», Время жизни низших слоев – единый миг. Время предков – золотой век, настоящее Время – «машина» по переработке будущего в прошлое. Для изменения длительности и значимости Времени требуется переворот пирамиды.
    Сравним это с современной историей. Революция сбросила прошлое Время « в подземелье»: оно тянулось бесконечно медленно и влекло за собой нищету, поголовную неграмотность, жестокую эксплуатацию трудового народа. Золотым веком стало будущее - оно бурным потоком ринулось вперед. Лозунг: «клячу истории загоним!». Настоящее - лишь переходный период, преддверие в царство всеобщего счастья. Тех, кто работает на светлое будущее, увековечивают в стихах и камне. О тех, кто живет настоящим, говорят: «Лес рубят – щепки летят». Персонифицировалось Время в Стаханове. Стахановское движение были даже в лагерях.
    В результате окончательной победы социализма значимость Времени снова поменялась. Снова золотым веком стало прошлое – революционное прошлое. Имена «первопредков» воспевались в песнях, ими нарекались города и улицы, фабрики и заводы. Тех, кто работал на прошлое, награждали орденами, тех, кто работал на будущую военную и экономическую мощь страны, сбрасывали в подвалы Лубянки. Самым большим преступлением стало покушение на вечное правление вождя. Время на полную мощь заработало в Мифическом режиме.
    Давайте теперь, мой друг-читатель, переложимПространственно – Временную закономерность на социальную структуру. Напомню: на Магической ступени социум однороден: «все равны, хотя некоторые равнее других». На Мифической ступени общество разбито на классы, которые жестко субординированы.
    Граница, отделяющая Тот свет от Этого проходит между социальными слоями. Высший слой подчиняет низший слой знаковым Оплодотворением. Совокупление с высшим слоем означает смерть и возрождение в новом качестве. До сих пор в непечатной лексике подчинение синонимично совокуплению.
    Каждое социальное явление представлено антропоморфным божеством: бог ремесел, богиня счета и письма, богиня домашнего очага, бог рода. Обожествление абстрактной идеи ставит во главу угла идеологию. Все - начиная от быта и кончая экономикой и политикой, рассматривается в идеологическом ключе. Идеология требует, чтобы каждый класс подчинялся своему долгу, нес свою этику, выполнял свой круг обязанностей. Всякое уклонение от нормативного поведения жестоко карается.
    Давайте посмотрим, как это ложится на нашу историю. Октябрьская Революция перевернула классовую пирамиду. Высшим классом, осуществляющим диктатуру, стал пролетариат и беднейшее крестьянство. В знаменитой скульптуре Мухиной этот союз изображался сугубо в Мифических символах как союз мужчины и женщины (брак Неба и Земли), причем передовой класс ассоциировался с мужчиной, а чуть менее передовой – с женщиной. Так как крестьянство сохранило мелкособственнические пережитки, рабочие стали «по-отечески» организовывать сельское хозяйство. Они осуществляли продразверстку, создавали колхозы, следили за посевными и уборочными кампаниями.
    Ниже рабочих и крестьян располагалась интеллигенция. Она была лишена звания класс, а считалась прослойкой между трудящимися и эксплуататорами. Социальный статус интеллигенции был двойственным: с одной стороны Красная армия нуждалась в грамотных офицерах, а производство в инженерах и экономистах, с другой стороны она несла на себе родимые пятна прошлого. Интеллигенции приходилось постоянно напоминать о ее долге перед гегемоном. От нее требовалось публично каяться в своих грехах и доказывать словом и делом преданность простому народу.
    Еще ниже интеллигенции, уже фактически на Том свете, стоял класс так называемых «бывших»: помещиков, буржуазии, чиновников, духовенства. «Бывших» рубили шашками в Гражданскую войну, выставляли за Границу, приносили в жертву водному божеству - грузили на баржи и топили, отправляли к богам подземных миров - на рудники. Никаким трудом и заслугами перед родиной они не могли изменить своего статуса неприкасаемых. Пункт в анкете, отражающий социальное происхождение, был решающим при поступлении на работу, в институт, в партию.
    Как в Мифическом социуме обстоит дело с классовым антагонизмом? Высшие касты относятся к низшим как к представителям Того Света. Верхи огнем и мечом насаждают закон и порядок, низы поставляют верхам продукты своего труда в виде жертвоприношений. Все четко отлажено. Как только появляются «несанкционированные» трения между классами, это означает, что данная социальная пирамида чревата переворотом.
    В середине 30-х годов Сталин выдвинул лозунг: «Государство отмирает, но классовая борьба ужесточается». Что это означает? Произошел очередной переворот социальной пирамиды. Высшим классом стали не рабочие и крестьяне, а партийная элита. К новой каст перешла обязанность карать и очищать от греха (вспомним грандиозные чистки 20-х -30-х годов), почитать предков (вождей Революции) и совершать жертвоприношения Идее коммунизма. Ступенька ниже партийных функционеров могла быть занята ценой героизма (были массовые герои войны и труда, герои ученые и герои артисты). На третьей ступеньке размещались рядовые строители социализма. И наконец, новые парии жили и работали по ту сторону Границы - в лагерях.
    Переворот пирамиды не меняет Мифической структуры. В ней, как и положено, все поклоняются высшей Идее. Иными словами: рабочий не сталь льет, балерина не Жизель танцует, крестьянин не картошку копает, а выполняет священный долг перед Родиной. Малыши учатся в школе, пионеры собирают металлолом, комсомольцыподнимают целину и воздвигают в тундре города ради Идеи коммунизма.
    Как и раньше, все социальные структуры строятся по Родовому принципу. Отсюда: Партия - великая Матерь, Сталин – Отец (связисты не принимали телеграммы с именем Сталина, если он не назван «отцом народов»). Брак на уровне богов означает, что Отец не только муж Матери, но и при этом ее сын. Отсюда: Сталин - верный сын Партии Ленина, комсомольцы – дети-, пионеры – внуки, октябрята – правнуки ленинцы. Партийная верхушка тоже связана брачными узами: Троцкий женат на сестре Зиновьева, Ягода – на племяннице Свердлова, Сталин женат на дочери соратника по партии, дочь Сталина замужем за сыном Жданова. «Семейственность»охватывает все советские учреждения: стоит кому-то выбиться в начальники, как он тут же всеми правдами и неправдами протаскивает к себе под крылышко всех родственников. Отношения начальника с подчиненным тоженосят семейный характер: руководитель подчиненным - отец родной, подчиненные - чада неразумные.
    Центральный комитет Партии, стоящий главе страны и по возрасту, и по функциям соответствует ареопагу, совету старейшин, античного полиса. Старейшинами, в патриархальном обществе, могли быть только мужчины.
    Долг Верховных правителей быть верными заветам Первопредка, неуклонно следовать путем истины (Дао), неустанно бороться с правыми и левыми уклонами.
    Власть вождя, проистекающая от божественного родоначальника, священна и пожизненна. Покушение на власть – отцеубийство. Оно влечет за собой природные и социальные катаклизмы: засуху, голод, мор. Естественно стремление «отца» избавиться от любого возможного политического наследника, даже если это собственный сын или соратник по борьбе за Идею (Киров). Помимо физического устранения соперников, знаковое бессмертие правителю обеспечиваетмножество имен. Имена вождя присваиваются городам, селам, заводам, колхозам, они сохраняются в именах детей, повторяются, как заклинание, в каждой речи, в каждой песне, в каждом стихе. Еще один способ увековечить имя – снабдить его множеством эпитетов. Мы помним, что Сталин был великим кормчим, корифеем наук, выдающимся учителем, другом спортсменов и летчиков, философом-марксистом, и прочее, и прочее. Помимо имен и эпитетов, вождя увековечивает преумножение его образа в невероятном количестве скульптур и портретов.
    Как должен выглядеть вождь? Если читатель думает, что он должен быть могуч, как Зевс, икрасив, как Аполлон, то я берусь показать, что косноязычие, грузинский акцент и непрезентабельная внешность ничуть не бросают тень на божественную сущность верховного правителя. Достаточно сослаться на жрецов в античном полисе: они подчас были уродливы, не говорили, а вещали, их пророчества были невнятны и двусмысленны. Церковно-славянский язык отцов православной церкви тоже ничуть не мешал духовному управлению паствой. А то, что знать в России говорила по-французски, отнюдь не подрывало ее авторитета в глазах простого народа.
    По воспоминаниям Троцкого вождь по натуре был ленив и не любил читать, но статус диктовал роль мудреца и подвижника. И вот вся страна знает, что Кремль работает день и ночь. Вместе с Кремлем сутками корпят над бумагами в учреждениях. Далеко за полночь уходят домой директора заводов. В любую минуту Сталин может позвонить «по вертушке» и потребовать отчета. Он лично контролирует каждую плавку, каждый гектар хлопка, меру вины каждого «врага народа».
    Теперь, дорогой читатель, посмотрим, как Мифическая идеология управляет экономикой. В древности китайский дракон Юй, одним ударом хвоста остановил потоп, растолкал горы, проложил реки, выпрямил дороги, расчистил равнины от каменных глыб. В наше время возводились города, прокладывались каналы, срывались горы, создавались моря по мановению руки великого кормчего. Без его ведома ни одно землетрясение или наводнение не имело права произойти. А если незапланированные катаклизмы случалось, то о них строго-настрого запрещалось упоминать в средствах массовой информации. Никто не ждал милости от природы,все ждали милости от руководства страны.
    К концу 30х годов «внеэкономическая», точнее, «идеологическая» экономика окончательно утвердилась. Тех, кто пытался строить экономику как современную науку, устранили (дело Промпартии), остальные следовали указаниям сверху. План? – прекрасно: все цифры исправлены рукой вождя, трудящимся остается только его перевыполнить на 200%. Валютные операции? – дадим по 60 копеек за доллар, и хватит с проклятых капиталистов. Гидростанция? – самая большая в мире. Урожаи? – невиданные. Этот служил партии верой и правдой – построим ему промышленный гигант, пусть руководит. Тот завалил работу секретаря обкома –пошлем его советником заграницу.
    В древней Греции деньги, отпускавшиеся на строительство и содержание храмов, зависели от «ранга» богов, которым посвящен храм. У нас каждая отрасль промышленности тоже финансировалась согласно табели о рангах: на первом месте военные заводы, дальше шло тяжелое машиностроение, транспорт, легкая, пищевая промышленность, сельское хозяйство. Здравоохранение, просвещение, искусство и наука субсидировались по остаточному принципу. И еще одна общая деталь: в Греции обряд поклонения богам всегда сопровождался таинственностью. В нашей стране, чем выше отрасль хозяйства, тем в большей секретности держались хозяйственные и статистические данные.
    В пятидесятых годах мир обнаружил, что информация может быть намного дороже материальных активов. На Западе понятие интеллектуальной собственности стало строго закреплено юридически. В СССР государство полностью распоряжалось информацией и распределяло ее, как и остальные блага, по ранжиру. Большая часть научной и политической информации была закрыта для «внепартийных» кругов. Научные исследования жестко делились на советские и антисоветские. «Провинившиеся» книги и статьи либо уничтожались, либо отправлялись в спецхран. Для государства, в котором экономическая сказка делалась былью, распределение информации было важнее, чем «производство» ее.
    То же самое можно сказать и о распределении продуктов производства. Само собой разумеется, что блага в Мифическом обществе распределяются строго в зависимости от иерархической ступени. Уровень вознаграждения соответствует должности, плюс продуктовый паек, плюс бесплатный санаторий и деньги в конверте. Тех, кто служит Партии верой и правдой, Вождь по-отечески награждает: этот писатель хорошо себя ведет, дадим ему Ленинскую премию, эта актриса понравилась – сделаем ее народной, этот ученый посулил невиданные урожаи – будет академиком. Ну, а если не оправдал доверия – на перековку.
    Можно подумать, что категория собственности не позволит проводить параллели с древним экономическим укладом. И действительно: родовой строй требовал, чтобы накопленные богатства передавалась по наследству от отца к сыну, а в социалистическом государстве собственность принадлежала государству. Однако здесь опять стоит напомнить, что «собственность» была идеологией, а значит, идея от реальности отстояла на большое расстояние. На практике заводами, гидроэлектростанциями, колхозной землей владела правящая элита. Средний слой не совсем легально, но широко пользовался остальными средствами производства. Ониволшебным способом превращались в дачи, квартиры, машины, т.е. во все то, что обозначалось лукавой категорией личной собственности. Ну, а низший слой использовал промышленное оборудование и строительные материалы в личных целях. Шофер грузовика делал пару ездок «налево», строитель прихватывалнесколько листов железа для дачи, продавщица продавала дефицит «по знакомству», токарь «за стакан» вытачивал запчасти для автомобилей «друзей». И толькополитзаключенным, как и положено рабам, не принадлежала даже заработанная тяжким трудом пайка хлеба – ее могли отобрать блатари.
    Вот, наконец, дошла очередь и до производства. Но прежде чем производить средства производства и средства потребления, нужно создать производителя. В мифах люди были выкованы божественным Кузнецом, в СССР кузницей кадров были партия и комсомол. Для перековки служили исправительные лагеря. В них то и производилась львиная доля национального продукта, однако с точки зрения идеологии его как бы и вовсе не существовало.
    Hа рабском труде держалось и Мифическое процветание, но так как рабы не считались людьми, – они жили по ту сторону Границы - то их «производственная деятельность» тоже не учитывалась обрядовым сознанием.
    Измерить идейную значимость труда можно нормами блокадного пайка в Ленинграде. Партийные функционеры не ограничивались никакими рамками в своих застольях. Самые большой хлебный паек получали офицеры, милиция, пожарные. Чуть меньшая норма хлеба была у рабочих военных заводов. Далее шли инженеры, ученые и прочая интеллигенция, которых относили к служащим. И сто пятьдесят граммов хлеба выдавалось женщинам с маленькими детьми на руках, детям и старикам. Их уничижительно называли иждивенцами.
    Разделение труда. Магический человек был, что называется, и «жнец, и швец, и на дуде игрец». Мифический человек обладал четкой «специализацией»: каждая каста имела право выполнять только свою работу. Брахманы при исполнении главного ведического обряда - жертвоприношении коня, строго следили за тем, чтобы не было никаких отклонений от традиции, и требовали от возжигателей священного огня, музыкантов, певцов, чтецов вед безупречной «работы». Кшатрии контролировали субординацию и разделение труда в армии. Вайшьи и шудры занимались тем ремеслом, которое им досталось по наследству от дедов. Но что важно отметить: труд ни одной из групп нельзя отнести к чисто производственной категории. Даже подневольный труд был «внеэкономической» эксплуатацией, и диктовался кастовой предопределенностью. Поэтому правильнее Мифическую производственную деятельность рассматривать как воспроизводство вековых традиций, как обряд. Люди тесали камень для храмов и рыли оросительные каналы, не потому что над ними стояли надсмотрщики с хлыстом, а потому что они принадлежали к соответствующей касте. Так было структурировано их сознание. А если в рабство попадали люди с ментальностью другого слоя, вспыхивало спартанское восстание.
    Обрядовое мировоззрение хорошо прослеживается на семейном укладе. Как вы помните, в Мифе брак был важнейшей формой социального регулирования. Все сущее на земле, все явления природы, все человеческие отношения были порождены божественным союзом Огня и Воды, Земли и Неба, Любви и Войны. Брачные узы связывали родовую верхушку, закрепляли касты, обеспечивали правильное наследование власти. Мифические войны велись либо из-за увода «мужниной» жены (Парис и Елена), либо из-за нарушения порядка наследования трона (дядя убивает детей сестры, чтобы стать царем). Соответственно главный Мифический обряд – свадьба. А раз обряд , значит поворотная точка: жизнь-смерть-возрождение. Свадьба - смерть, это «смерть» зерна в земле перед всходами. Свадьба – «убийство» возрождает предков.При матриархате «оскопление» жениха придает его детородному органу божественную сущность (миф об Уране и Афродите). При патриархате - вспахивание чрева невесты «железным плугом», обеспечивает плодородие Земли. Смерть в свадебном обряде символизируют песенные плачи, траурные одежды и расплетенные косы невест.
    Но и смерть каждого человека, не говоря уже о царе, - это тоже свадьба. В славянский обряд захоронения князя входил выбор по жребию невесты для умершего, затем пышно игралась свадьба, и, наконец, молодая жена восходила на костер, как на брачную постель.
    Свадьба–возрождение воспроизводит золотой век, и вместе с ним упрочивает земной и космический порядок, социальный строй и семейный уклад. «Плодотворный» брачный союз узаконивает соподчинение супругов: при матриархате - муж преклоняет колена перед женой и клянется в вечной верности, при патриархате - «жена да убоится мужа своего».
    Родство по браку в отличие от Магической ступени важнее родства по крови. Дети как наследники статуса приобретают большую ценность, чемродители. Царица, не родившая сына, подвергается изгнанию и смерти, так как может навлечь мор иглад на всю страну. Высший Мифическийбрачный союз, обеспечивающий плодородие и процветание стране это «брак» матери с сыном (царь Эдип) или отца с дочерью. Данный инцест - исключительно привилегия богов и царей.
    После революционного переворота в России, когда носители рационального сознания оказались вырезанными или отстраненными от участия в жизни страны, появились легенды, «узаконивающие» высший Мифическийсоюз. Например, ходили слухи, что Надежда Аллилуева была одновременно женой и дочерью Сталина. Не будем сейчас выяснять: есть ли в этих слухах, хоть доля правды, это к делу не относится. Гораздо важнее показать, что такая легенда, обожествляла отца народов в глазах людей. В том же ряду стоят рассказы о неуемном пристрастие Берии к «дочкам» - школьницам: они ставили верховного жреца КГБ в один ряд с египетскими фараонами. Меня в свое время удивили воспоминания одного врача-гинеколога. Она писала, что к ней в женскую консультацию нередко приходили женщины, утверждавшие, чтоони беременели, когда во время демонстрации 7 ноября проходили мимо трибуны Сталина. И действительно у них наблюдались симптомы беременности: тошнота, рвота, рос живот. Потрясающая сила Мифического оплодотворения Отцом поднебесной, не правда ли?!
    Еще одна Мифическая особенность: вседозволенность Юпитеру непременно сочетается с жестким табу на секс у простолюдинов. «Положительные» девушки не красятся, не ходят в рестораны, не навешивают на себя украшения, не тратят время на маникюр. В кино и литературе цензура не пропускает ни одной фривольной сцены: секс никогда не заходит дальше невинного поцелуя. Упоминать о различие полов в школе не принято. Некоторые рьяные поборники морали заходят так далеко, что предлагают на античные статуи в парке напялить трико и бюстгальтеры.
    Нет границы между внутрисемейными и общественными отношениями. Если жена члена партии заподозрит мужа в неверности, она подает заявление в партком. Его несовместимое с социалистической нравственностью поведение разбирается на партийном собрании. Помните, у Галича: «А из зала кричат – давай подробности!»Жена, возвратившая блудного мужа в семью с помощью голосования, считается «принципиальной», а жена, не донесшая на мужа в КГБ за антисоветский анекдот, - «беспринципной». Если «анекдотическое» преступление мужа перед Родиной выявляется, то в соответствии с Мифическим законом, уничтожается весь род, включая малолетних детей.

***

    Заключение. В этой главе я стремилась показать «конгруэнтность» ментальной Картины мира и социальной структуры общества, стоящего на Мифическом» уровне развития. Далее мне хотелось продемонстрировать, что при определенных обстоятельствах переворот социальной пирамиды чреват тем, что наверху оказываются носители обрядовой ступени сознания, которые выстраивают социум по своим законам. Сталинский режим не выдумал ничего оригинального, не было никакого особого пути развития социалистического государства. Как только Революция, Отечественная война, КГБшная мясорубка убирают носителей рационального сознания, социум опускается на «Магическую» или «Трикстерскую» ступень, при этом все социальные структуры становятся «конгруэнтными» прологическому уровню сознания.
    Таким образом, наша история за последние 80 лет напоминает испытательный полигон, на котором взорвалось несколько семиотических «бомб». Следы разрушения такой «бомбы» так же трудно обнаружить невооруженным глазом, как радиацию. Мешает тот факт, что при ее взрыве высвобождается огромное количество психической энергии, которую можно измерить массовым героизмом революционеров и энтузиазмом строителей коммунизма. Однако, «лучевая болезнь» неуклонно поражает людей с современным уровнем сознания, разъедает организм государства. Исход предсказуем: в конце концов все социальные структуры складываются, как карточный домик.
    У вдумчивого читателя может возникнуть вопрос: «Пассионариев обычно не так уж много, как же эта горстка людей удерживает собой столько семиотических уровней?». Давайте вспомним З.Фрейда и представим себе «сознание» государства как сознание одного человека. У личности слой коры головного мозга, отвечающий за рациональный уровень, очень тонок по сравнению с толщей «коллективного бессознательного», но удали его, проведи операцию лоботомирования и получишь «овощ», место которому в «психушке».
    Можно воспользоваться другой метафорой: слой плодородного гумуса в почве очень тонок, но если перепахать поле так, что гумус, накопленный столетиями, окажется под тощей песка и глины, бесполезно будет сеять на этой почве разумное, доброе, светлое.
    Снова изменим разрешающую способность нашего инструмента и вернемся к отдельному человеку. Социалистическое государство рухнуло, но каждый, кто жил и учился в Советском Союзе, несет в себе семиотические развалины, сравнимые с Колизеем. Возможность распознать их в себе – уже полдела. Теперь задача восстановить разрушенные элементы. В заглавии книги я самонадеянно пообещала дать «трамвайный билет» не только «туда» - в коллективное бессознательное, но и «обратно» - в рациональное. Из чего я исходила? В обряде подобное лечится подобным, следовательно, можно попытаться использовать «первобытную» энергию в мирных целях. В следующих главах я не буду строить «менделеевскую таблицу» Мировых действий, а попробую с головой погрузиться в коллективное бессознательное с тем, чтобы на своей шкуре проверить, как оно работает, и подлатать пострадавшие участки психики.

 

ГЛАВА 5. В ГОСТЯХ У КОБЕНИ

 

    Для того чтобы ориентироваться в царстве Трикстера, мне понадобится проводник. Кого же вызвать в качестве волшебного помощника? Мудреная задача. Ведь Трикстер не обязательно будет мужчиной или женщиной – он запросто может оказаться гермафродитом. Да что там гермафродитом! Глазом не успеешь моргнуть, а он уже Животное, Огонь, Вода, Дерево, а то еще и Камень в придачу. Да-а, получается некто «на лицо ужасный». Может, он хоть «добрый внутри»?
    В древней Руси на перекрестках дорог вертелись в дикой пляске некие существа в заплатанных рубахах с рукавами до земли. Они кривлялись, били в «долони», рукоплескали (размахивали длинными рукавами), крутили сальто и кульбиты. Называли их «кобами». Иван Грозный приложил немало усилий, чтобы искоренить эти «бесовские скакания». Само их имя стало запретным. Его заменили словом скоморохи – мол, они нарушили религиозный запрет, оскоромились. Но в просторечии сохранились производные от «коб». В детстве, когда я вертелась перед зеркалом, представляя себя великой актрисой, моя добропорядочная бабка сердилась: «Прекрати кобениться!» Для будущей актрисы, это было жутким оскорблением. Но потом я подросла и обнаружила, что моя собственная фамилия – Каверина – восходит к протошаманским обрядам и сродни словам коверкать, кувыркаться, ну и – кобениться!
    Решено! Вызываю дух своего далекого предка. Авось не откажется провести меня (двусмысленное слово!) по своим владениям. Как же взывают к древним духам? Не могу же я заорать: «Ко! бе! ня! Шайбу! Шайбу!» Ведь у Трикстеров как: получил имя – родился, отняли имя – убит. Сам по себе ты никто – булыжник, коряга, имя – все. Выведал чужое имя – присвоил чью-то жизнь. Естественно, Кобеня держит свое имя в тайне. Даже в наше просвещенное время в среде ученых мужей имена были под запретом. Попробовали бы вы в 40-е - 50-е годы упомянуть в диссертации «не то» имя или дать ссылку на одного иностранное автора больше, чем положено. Ох, и повозили бы вас фейсом об тейбл!
    Пожалуй, стоит вызвать Проводника, свиснув по-соловьиному, шипнув по-змеиному, рявкнув по-звериному.… Стоп! Что это я? Ведь Кобеня по отношению ко мне, где находится? - На Том свете. А там царит великое безмолвие. Что ж, я знаю Слово, которое может и Туда проникнуть, – это Мысль.
    Сажусь в позу лотоса. Сосредоточенно слежу за минутной стрелкой. Пока она делает один оборот, медитирую на Кобеню. Лес, как в черно-белом кино, тропинка. Ни одна ветка не шелохнется. Осторожно ступаю по упругим сосновым иголкам. Какая-то толстая старуха идет навстречу. На мою бабку похожа. Или это мужик так нелепо вырядился?
    - Ты кто, Кобеня? (Хм, правильное имя я подобрала – подходит и для женщины и для мужчины.)
    -Вызывала?
    -Странно, ты так похож на мою.… Неважно. Я тебя другим представляла.
    - Хочешь «другим»? Пожалуйста!
    Бред! Моя покойная бабуля, которая на стул-то забиралась с трудом, вдруг делает сальто назад и превращается в стройного Арлекина в пестром трико.
    - Надо же, какой ты оборотистый, Кобеня! Раз-два и похудел!
    - Меня зовут Беконя.
    - Ну да! Выкручивайся! Знаю, как вы жонглируете звуками и слогами: Конябе, Нябеко… со мной этот номер не пройдет: я сама могу тебя по всякому обозвать. Кобенечка! Кобенюшка! Кобенюшечка!
    - Ну, так что?
    - Что «что»?
    - Высвистела волшебного помощника – загадывай желание.
    - А ты не устроишь какой-нибудь подвох?
    - Не готово желание?!
    - Ну, что ты! Не исчезай! Хочу, чтоб ты провел меня по тайным закоулкам своего царства.
    Вроде, правильно сформулировала: пусть мое сознание и подсознание найдут общий язык, помогут друг другу сделать мою жизнь гармоничной.
    - Желаешь путешествовать по снам и яви?
    - Тоже неплохая формулировка. Хочешь, сон расскажу?
    - Валяй.
    - Я - учитель в интернате. Вхожу в огромную спальню, сплошь заставленную раскладушками. Постели сиротски заправлены. Мне сообщают, что я тоже буду здесь спать. Может, хотя бы туалет для взрослых отдельный? А где моя постель? Ну, ясно: ваше место, господин учитель, у параши. Ладно, за работу! Иду в класс. Класс, как в деревне – ряды от первоклашек до подростков. Гвалт, ор! Пытаюсь перекричать – никакого толку. Сама себя не слышу. Вызываю за руку самого горластого подростка к доске и начинаю задавать вопросы. В каком возрасте была твоя мать, когда тебя родила? С каким весом? Какое образование у отца? Семья полная или неполная? Класс в шоке. Наступает гробовая тишина. Начинаю урок.
    - Так как, Кобеня, можешь разгадать мой сон?
    - Разумеется. Я все могу. Сны говорят со мной языком ветра, ручья, камня, птицы.
    - Вот бы мне понимать этот язык!
    - Сны превращают зло в добро и обратно…
    - Стоп-стоп-стоп! Вот «обратно» - не нужно! Послушай, если у тебя зло творит добро, как ты отличаешь плохое от хорошего?
    - Легко! Хорошо – это здоровье, радость, изобилие, плохо – это злость, болезнь, лишения.
    - Значит,у тебя мораль по само–чувствию?
    - Не хочешь – не слушай, а врать не мешай.
    - Извини, Беконя, стану, как говорят англичане,- «сплошные уши», если научишь отличать пламенные речи камня от трепета колоды! - Ладно. Раз ты - Уши, так и быть, шепну тебе тайное Словечко. Чем ты во сне усмирила юнцов? Самым важным Словом – молчанием. А теперь прислушайся к себе, где в тебе где тишина? Слышишь? «Бу-бу-бу!». Это в твоей башке, как ручей, журчит неумолчная болтовня:
    - Поняла: чтобы овладеть Словом, нужно перво-наперво научиться тишине.
    - Ничего ты не поняла. Сядь на лисью шкуру, закрой рот и прислушайся к чужим Словам в себе.
    - Как отличить свои слова от чужих?
    - Чужие безобразничают, давят, колют, пихают в бок. Для начала вымети начисто все из головы. Создай пустоту.
    - Все равно лезут!
    - Не страшно. Поиграй с ними. Разбей на слоги, пропой на все лады, пририсуй им дурацкие рожицы, напяль скальп набекрень.
    - А если это чье-то брезгливое выражение лица, прищуренный глаз, поджатые губы?
    - От этих Слов легко спрятаться, поменяв имя на веселую кличку. Назовись Беконей, Нябекой, Кобеней, наконец.
    - Беру Небяку. В том смысле, что я - не бяка.
    - Неплохо. А теперь преврати чужое Слово в птицу, камень, воду.
    - Пожалуйста! Молчание – золото. Слово – не воробей, вылетит – не поймаешь!
    - Нет. Это ты переливаешь из пустого в порожнее. А ты должна увидеть поджатые губы как окровавленную птицу, прищуренный глаз как раскаленный булыжник. Ну, где твои чужие Слова?
    - Они канули на дне заброшенного колодца.
    - Прекрасно – ушли на Тот свет. Теперь пора добывать свои, живые Слова.
    - Знаю: для этого нужно отрезать, отодрать, отгрызть Слово от любого другого Мирового символа. Так? Берегись! Точу зубы и когти!

***

    - Прекрати глупить! Остановила посторонний шум? Теперь прислушайся к жалобам своего Тела.
    - Разве ему плохо? Что оно говорит?
    - «Я распростерто на ледяном валуне, завалено деревьями. Вызволи меня. Размягчи, расслабь».
    - Массажем?
    - Огнем. Пусть Огонь пробежит по твоему телу и растопит застылые, одеревенелые места.
    - Ничего не чувствую. Где нужно расслабить?
    - Вот здесь, где шея. Нет-нет, не трогай руками. Я приказал Огню размять
    тебя, точно глину. Когда глина станет податливой, ты заново вылепишь ствол твоей спины. Без бугров и наростов.
    - Видишь ли, Кобеня, я смутно помню, как выглядит позвоночник.
    - Глупости! Достаточно один раз взглянуть на что-то, чтобы навсегда запомнить.
    - Тебе легко - у тебя каждая вещь волшебная, а у меня сугубо практическая. В моем мире, про позвоночник, положено знать врачу, про камень - геологу, ботаник различает породы деревьев, а зоолог знает птиц и зверей.
    - Зачем же ты призвала меня? Иди к своим врачам-зоологам.
    - Сам знаешь «зачем»: хочу научиться переключать эмоции.
    - Тогда смотри! Ап! Я лягушка! Скок, скок, поскок!
    Да, тело Трикстера – великолепный инструмент. Складывается-раскладывается, будто вовсе без костей. Хотя завидовать тут нечему, скорее всего у протошаманов, как у акробатов в старом цирке, работавших «каучук», с детства были вывихнуты все суставы, чтобы руки и ноги гнулись во всех направлениях.
    - Стоп! Ну что ты вся скукожилась, будто тебя сугроб придавил: «ах, бедненький Кобеня со сломанными костями!». Ну-ка, пройдись колесом и расхохочись!
    - Мне? Колесом? Издеваешься?
    - Ничуть. Да! У Кобени Тело без костей (и язык тоже), но стоит ему крутануть сальто, и весь мир зальется счастливым смехом. Ну, на смешинку - пощекочи ею себе под мышкой.
    - Знаю я твои ухватки: сначала защекочешь до смерти, потом потребуешь отрезать себе голову, вычистить щеткой все грустные мысли, а потом приставить ее обратно!
    - Я дурью не занимаюсь. Если уж Голова отсекается, то для того чтобы забросить ее в небо, где она станет солнцем.
    - Вот бы нам в Питере так осенью менять погоду.
    - За чем же дело стало? Смотри - я вырываю Глаз, и он превращается в месяц, выбиваю Зубы…
    - Не надо, не продолжай. Зажигание звезд с помощью зубов на нашей широте не актуально. В промозглую погоду хочется солнышка.
    Попробовать что ли, наколдовать на завтра погожий денек? Нет, колдовство в одну мою недотрикстерскую силу не повлияет на прогноз погоды. Вот если бы все питерцы утром одновременно взглянули на небо и представили себе ослепительный солнечный диск, тогда, может, в природе и произошли бы какие-нибудь вибрации. И тучи рассеялись.
    - Зачем тебе столько народу? Разве Один не то же самое, что Все? Завтра, как только заалеет восток, берешь нож и одним движение отсекаешь Голову! Потом за волосы швыряешь ее в небо!
    - Брр! Нет, я еще не готова расставаться с головой и устраивать природные катаклизмы!
    - Напрасно. Голова обладает огромной созидательной силой.
    - Как же – читала: сам Зевс вынашивал Афину Палладу в голове. Но Зевс Зевсом, однако, сам-то ты вряд ли теряешь голову по пустякам?
    - Нечего зубы скалить! Чтобы воздвигнуть Границу между Тем и Этим светом, я не раз слагал свою буйну голову.
    Ну, это мы тоже умеем. Наши отцы-командиры ни в Гражданскую, ни в Отечественную войну не жалели солдатских голов. Правда, есть одно отличие: Трикстер, гордится знаковым расчленением Тела ради счастья племени, а мы своих героев стыдливо заталкиваем во тьму бессознательного. Миллионы напрасно сложенных голов вопиют об отмщении, а наше сознание недоумевает: откуда этот постоянный тревожный фон?
    Как помочь бедному сознанию? Отгородиться от жертв истории кольями с черепами? Сказать себе, что мою семью оно почти не коснулось?
    - Стоп! Опять у тебя Лицо перекошено от боли. Сколько можно повторять: жертвоприношение Тела войне - это счастье обновления!
    - «Счастье»... А как быть, если достают призраки прошлого? Да еще и не моего собственного?
    - «Прошлое» находится по Ту сторону. Без острой нужды Туда никто не ходит, тем более не сражается с его призраками. Чтобы тебя не победило Время, и ты навсегда не застряла Там, нужно между собой и им поставить Границу, у которой одно лицо юноши, всматривающегося в будущее, другое - старца, подслеповатыеглаза которого смотрят назакат.
    - Слышали: двуликий Янус. Удобное изобретение для тех, кому приходится иметь одно лицо дома, другое – на работе. Впрочем, для этого достаточно менять маски.
    - Не отвлекайся. Граница поможет тебе смотреть в прошлое глазами юноши, а в будущее глазами старца.
    - А почему не наоборот: в прошлое – глазами старости, а в будущее - глазами молодости?
    - Можно и наоборот. Главное научиться останавливать Время.
    Остановись мгновение – ты прекрасно. Это уже поэзия. Но нужно признать, что Трикстер действительно управлял Временем, а не оно им. Думаю, мне тоже не помешает потренироваться перемещаться во времени, чтобы чуть лучше контролировать свой эмоциональный фон.
    Становлюсь двуликим Янусом. Устремляю юношеский взор в 1941 год. Слышу, как грохочут взрывы. Пушки никак не насытятся пушечным мясом. По снегу разбросаны оторванные конечности. Кровь. Горящие избы. Осторожно сворачиваю батальное полотно в узелок. Кладу в золотую шкатулку. Отдаю драгоценность на хранение Старику. Он мудр и не допустит, чтобы кто-то по оплошности открыл шкатулку и обжегся.
    - Что это у тебя, Беконя, рот до ушей – хоть завязочки пришей?
    - Быстро учишься: раз-два – пушечное мясо в узелок и в башку к старикану! А теперь все, видела, все, что слышала, нацарапай на коре березы или нарисуй охрой на стене пещеры.
    - Понятно – превратить историю в произведение искусства. Между прочим, Кобеня, я тоже не лыком шита: могу видимые головы делать невидимыми.
    - Какие Головы?
    - Всякие: гранитные, гипсовые, бронзовые, мраморные.
    - Ну-ка, ну-ка!
    - Некогда, в мою студенческую бытность, в ЛГУ …
    - В чем-чем?
    - Не важно, …приехала американская молодежь. Первое, чем они заинтересовались, почему у нас такое обилие памятников Ленину. «Где?» - спросила я, изумленно озираясь. «Да вот же! И вон! А там еще один!». Тут я как прозрела: глаз на каждом углу стал натыкаться на голову вождя. Дошло до того, что вождь, как Медный всадник, начал повсюду преследовать меня.
    - Ну, а потом?
    - Потом наваждение прошло. И я начисто перестала видеть памятники.
    - В веселенькое время ты живешь. А хочешь, подарю тебе свой Глаз, чтобы ты могла путешествовать по всем временам и землям?
    - Прямо, как у Корнея Чуковского «От двух до пяти»!
    - У кого?
    - Не важно. Маленькая девочка наблюдает, как бабушка вынимает зубной протез и кладет его в стакан с водой. «Бабушка, а теперь вынми глазки!»
    - Вынула?
    - Ну что ты! Разве она такой мощный шаман, как ты! Так где же, Небяка, мой подарок?
    - Вот бери. Будешь видеть на семь дней вперед, на семь дней назад.
    - Какой чудный камушек. А ты не боишься, что лишишься мудрости, как старухи Граи, у которых Персей похитил единственный глаз?
    - Мудрецы часто бывают слепыми. Они видят очами души. А вот ты сама не боишься, что, позаимствовав чужой Глаз, лишишься прозорливости?
    - Боюсь. Привыкнешь смотреть на вещи чужими глазами - получишь социальную слепоту. Во время первого фестиваля молодежи и студентов москвичи, не видевшие до того времени ни одного иностранца, но прекрасно осведомленные о нищей жизни трудящихся в капиталистических странах, дарили зеркальца. Грустная история.
    - Где «грустная»? Ну-ка, дай мне свои Глаза, я посмотрю на твое прошлое и посмеюсь.
    - Нет, милый гуру, к прошлому нельзя относиться со смехом.
    - Можно. Отгадай загадку: как соединить Глаза с Огнем,Водой и Деревом?
    - Взглядом. Красна девица посмотрит - рублем подарит, а старая карга, вроде меня, взглянет – пастеризованное молоко скиснет.
    - А теперь преврати Глаза в…
    - … в другой Мировой символ? Легко! Берешь метафору: «все глаза выплакала» - Вода. «Искры из глаз сыплются» - Огонь. «От жадности глаза разгорелись» - опять Огонь. «Окаменел от страха» - понятно, Камень.
    - Неплохо! Теперь действуй!
    Кажется,начинаю кое-что улавливать. Прикрываю уставшие от компьютера глаза. Представляю себя Аленушкой, пригорюнившейся на бережку. Выплакиваю старые, в морщинках, глаза (любой актрисе это ничего не стоит). На ощупь вылавливаю в речке два мокрых голыша и вставляю в пустые глазницы. Медленно, как Вию, поднимаю себе веки и гляжу на экран. На нем проступают портреты правителей. Пытаюсь разглядеть, кто есть кто. И вдруг лица начинают деформироваться. Носы вытягиваются и скрючиваются. Тельца становятся ватно-тряпичными. Они тычут куда-то пальцами и марионеточными голосами верещат: «Вперед!», «К победе!», «Коммунизма!».
    - Видишь, получилось! Теперь с помощью Глаз отправляйся по Миру.
    - В смысле: идти, куда глаза глядят?
    - «В смысле», как люди тундры. У них ночью Глаза выкатываются, пересекают горы и реки, перескакивают через деревья, посещают диковинные места.
    - Что-то мне это напоминает: во времена моей молодости за границу тоже пускали тоже только во сне.
    -Прекрасно!
    - Что ж тут «прекрасного»?! Как почувствуешь историю, если не прикоснешься к камням пирамид, как представишь себе будущее, если не влезешь на небоскреб Нью-Йорка?
    - Будущее видит тот, кому при рождении Мужик из тундры, переваливающий через сопки, дает волшебный Глазок из своей связки.
    - Ты от него получил дар провидца?
    - Именно. И делюсь с тобой этим Даром.
    - Ой, вре-е-ешь, Кобеняко! Надуешь! Ну-ка, напомни мне, как называется ваш обряд – глумилище? Нет-нет, вспомнила – по-зор-ище! С чего бы это?
    - С того, что мы приходим из потустороннего Мира, и непосвященные не должны нас лице-зреть.
    - Значит, твои игрища - сон? Морочишь людей?
    - Не людей, а Глаза, Уши, Нос, Язык.
    - Я и говорю: людей.
    - Ничего подобного! Глаза и уши имеют даже стены. А язык есть и у колокола.
    Черт! Никак его не подловишь! А ведь действительно, чем, плачет плакучая ива? Ветками, что ли? Чем поет кантеле Вейнемейнена, когда двигает горами, усмиряет воды и приручает диких зверей? Ртом?Получается, что у Трикстерских «вещей», каждая часть «тела» функционирует, как гоголевский Нос, сама по себе.
    Ну-ка, зеркальце, скажи, да всю правду доложи: я ль на свете всех милее, всех стройнее и худее?
    - И ей зеркальце в ответ: ты прекрасна, как скелет.
    - Ладно-ладно, хорош льстить! Думаешь, не знаю твоих повадок? Чуть что, раз - и расчленил! Вот скажи на милость, за что в «Рамаяне» бедной ракшаси Шурпанакхе отрезали нос и губы? За то, что полюбила Раму и его брата?
    - Наша любовь – это уничтожение Ртом, Носом, Ухом старой Вселенной и рождение новой.
    - Ах это оказывается братья облагодетельствовали бедное влюбленное чудовище?! Кстати, не научишь ли и меня ворожить губами?
    - Легко. Свисни – и примчится волшебный помощник.
    - Свисну – и у меня опустеют карманы.
    - Значит, то, что в них было, тебе не нужно. Все, в чем ты действительно нуждаешься, свисни на Том свете.
    - В смысле – украсть?
    - В смысле сложить Губы трубочкой и дунуть - фьють!
    - А если в «потусторонних» закромах нет того, что мне нужно?
    - Там есть все.
    - Как в Греции. Только получу я это, когда рак на горе не свистнет.
    - Рака долго ждать. Пошли Туда мысль, и она тут же принесет тебе все, что ни пожелаешь.
    Что же мне пожелать? Конечно, денег! Много! Мысленно вижу, как на меня дождем сыплются тысячные купюры. Они шуршат, неприятно пахнут типографской краской и царапают лицо. Стоп. Мне не нужны бумажки. Что я действительно хочу, так это - отремонтированную кухню.
    Так. Захожу в самый дорогой магазин и долго, придирчиво выбираю итальянский кухонный гарнитур со встроенной техникой. А с другим смесителем можно? А с голубой плиткой? А с перламутровыми пуговицами? Фотографирую. Прошу распечатать в формате А4. Вешаю на холодильник. Теперь все-таки придется ждать, когда рак принесет мне в клешне итальянское великолепие.
    - Послушай, Кобеня, а когда ты наколдовывал себе сокровища, ты занавешивал лицо длинными спутанными патлами?
    - Ничего подобного. Я по природе плешив. Но когда шаманю, натягиваю на башку скальп врага набекрень и посыпаю его вшами.
    Вот почему у меня до сих пор нет итальянской кухни! Недооцениваю знакообразующую силу Волос! А ведь приказ Петра сбрить усы и бороды перевернул сознание россиян. Стиляжьи коки, а ля Элвис Пресли, пятидесятых чуть не пошатнули устои социализма. А бороды кубинских «барбудос» поколения шестидесятников пришлось нейтрализовать с помощью КГБ.
    А что? Взять да обрить голову и жарить яичницу на евростандартной кухне! Нет, на это я никогда не решусь. Хотя у ДемиМур бритая голова выглядит мощно.
    - Нет, Кобенюшка, колдовство со вшами мне не подходит. Дал бы ты мне три волоска, из своей бороды, я бы, как старик Хотабыч, наколдовала себе новую мебель.
    - Нет у меня бороды.
    - А ведь только что была. Жалко? Трех волосков?
    - Зачем они тебе? Соедини сама Волосы с Огнем и превратишься в лису. Эта хитрая бестия добудет все, что ни пожелаешь.
    - Покраситьсяв рыжий цвет? Красиво, но не мой стиль.
    - Причем тут «стиль»? Смотри, я ловлю солнечный зайчик, прикладываю тебе ко лбу, и вот ты уже покрыта рыжей шерстью.
    - С ума сошел?! Немедленно убери это уродский хвост!
    - Не кричи! Сама просила научить колдовать наложением рук. Сейчас дотронусь до носа…
    - Это не наложение рук, а рукоприкладство! Быстро верни все, как было!
    - Ну, если тебя твой прежний вид больше устраивает… Ап! Ловкость рук и никакого мошенничества!
    Уф! За этим пройдохой нужен глаз да глаз! Впрочем, в одном он прав: Трикстерский мир рукотворен. Руки непревзойденный знаковый материал, потому что они с одной стороны сами «отчленены» друг от друга настолько, что правая рука не знает, что творит левая, а с другой стороны они «соединяют» все, что под руку попадется. Кроме того, Рука состоит из частей: пальцев и ногтей, которые, как показывает история двадцатого века, все еще мощное орудие воздействия на психику. Манипуляцией отрубленными пальцами не гнушалась ни сицилийская мафия, ни ирландские повстанцы. Впрочем, «железная» леди не поддалась на шантаж, за что и заслужила свое имя.
    В отрочестве мне тоже довелось столкнуться с «железной» КГБисткой. Она в качестве политической меры отдавливала дверью пальцы заключенным. А ее дочь…
    - Нет, так дело не пойдет! - Что ты, Беконя, имеешь в виду?
    - Ты неправильно возвращаешься из прошлого! Посмотри на себя: брови сдвинуты, губы сжаты! Если так выходить из прошлого, оно превратится в дурное будущее.
    - А как надо?
    - Заруби себе на носу: прошлое - на Том свете. Каждый раз, выходя из него, нужно, очищаться от мертвечины.
    - Чем? Лисьим хвостом?
    - Не обязательно. Вот щелкни пальцами. Что ты видишь в зеркале?
    - Себя.
    - Еще раз щелкни.
    - Опять себя.
    - Теперь обмакни ладони в воду и оботри лицо. Подержи руки над огнем. Воскури ароматную палочку и дымом проведи по одежде. Поставь на дверь и окно отпечатки большого пальца. Ляг и положи на глаза монетки.
    - Прямо, как покойник!
    - Именно. Опять подойди к зеркалу и щелкни пальцами. Видишь, глаза ожили, брови расправились. Вот и улыбка заиграла. Так-то лучше!

***

    - Спасибо тебе, Кобенюшка, что терпелив со мной. Сам понимаешь: нелегко менять философский материализм на первобытное «мракобесие». Это все равно что зулусскому юноше шутить и смеяться, когда его привязывают к дереву, и опускают руки в кипяток.
    - Очищение от прошлого - полдела. А само дело - превращение всего во все. Смотри – ап! Кувырок назад, и мои пальцы - зажженные свечи. Могу дать прикурить, могу баньку осветить.
    - Спасибо, не курю.
    - Ап! – сальто вперед. И у меня, как у Индры, руки по локоть в золоте, а ноги по колено в серебре. Ап! – колесо вправо. Теперь я сторук, как греческие титаны. Ап! – кульбит влево…
    -…и у тебя, как у волшебной китайской птицы, всего одна рука и одна нога!
    - Гм, верно. Однобоко получилось.
    Обескуражен, бедняга. И то сказать: результат программирования подсознания непредсказуем. Общение с ним, как с тау-китянами Высоцкого. Мы ему посылаем: Чегой-то вы там?». А нас посылают обратно.
    - Щас, погоди! Я еще раз – ап!
    - Угомонись, акробат! Десятки тысяч лет - все-таки солидный возраст для такой физкультуры.
    - Неблагодарная! Для кого я стараюсь?
    - Я просто беспокоюсь, как ты теперь будешь передвигаться на одной ноге.
    - Ой, нога моя, нога! Ноженька непарная!
    Спотыкнулся нога о коряжечку.
    Под корягою зарыт клад бесценнейший…
    - Ты чего придуриваешься, ушкуйник? То сальто крутишь, то расхромался!
    - Сама же говоришь: я - старик! Дай о плечико обопрусь, красавица!
    - Ты – не старик, а мастер спорта по изворотливости. Что с ногой-то?
    - Это благородная хромота. Как у Гефеста. Помнишь, весь Олимп потешался, когда ему жена наставляла рога.
    - Да? А я думала, у тебя хромота, как у черта, – от «беспяточности».
    - Что поделаешь, мы, скоморохи страдаем Ахиллесовой пятой. Вот полюбуйся!
    - Да что ты, бесстыдник, рубаху-то задираешь? И так видно, что нога колесом.
    - Горжусь! Клещеног! Еще один признак великого шамана. А ты предпочла бы, чтобы я на деревяшке к тебе прикондыбал? Слыхала песенку: «Хорошо тому живется, у кого одна нога. И порточина не рвется и не надо сапога»?
    - Пожалуй, кривоногий дружок лучше, чем одноногий. Крутани для порядка еще сальто и верни вторую ногу.
    Чем кривоногих кумушек считать трудиться, не лучше ль посмотреть на свои собственные отекшие лодыжки!Вот зима придет, как их всунешь в сапоги? Может, побегать по врачам и пообследовать сердце и почки? Нет, глагол «побегать» неудачный, следовало сказать «посидеть по врачам». Проще податься к психоаналитикам, которые считают, что причина опухших ног в зажатых в себе обидах. А что? Мне нравится формулировка: мои невыплаканные слезы распирают ткани конечностей. Поэзия от медицины.
    Или попробовать самовнушение? Может, если часами повторять: «Мои ноги стройные, как у газели», опухоль спадет? Не думаю. Еще, чего доброго, копыта вырастут! А вот при помощи перестройки Мировых координат можно попытаться перепрограммировать свое подсознание.
    Сначала поблагодарим гены за то, что мне не достались ноги колесом, как у некоторых. Потом построим вертикальную ось с помощью отрубленных лап черепахи, которые в китайских мифах держали небо. А если они не приклеятся ко мне?Но у китайцев-то сработало! Так то - китайцы! Тогда вспомним чаплинский танец с булочками, наколотыми на две вилки. Это уже теплей.
    Та-ак! Мысленно отсекаю свои отекшие культяпки. Связываю их наверху голубой лентой. Поверх ленты напяливаю широкополую шляпу с перьями. Под коленками рисую фломастером глаза с кокетливыми ресницами. Из непристойно красной подвязки сооружаю рот. Где-то у меня валялись туфли на каблучищах? Ага, вон в коробке. Теперь хоть в кабаре на сцену! Совсем горячо!
    И раз, и два, и три! Начали! Правая туфля летит в потолок и приземляется под восторженный вой публики в третьем ряду. Левая туфля - вверх, ее ловит счастливый толстяк, дирижирующий рюмкой. Алая подвязка скрывается в ложе. Размалеванные фломастером глаза подмигивают студентам на галерке. Что может быть лучше канкана для похудения ног?!
    - Верю. Смешно.
    - Спасибо, господин Станиславский, только это не комедия, а фильм ужасов!
    - Смех и ужас – всего лишь Граница,
    -…сквозь которую никогда не знаешь, что вылезет.

***

    - Вот скажи, Беконя, на милость, с какой радости ты так вырядился: весь в заплатах, рукава до полу? Мне что, теперь тебя звать Арлекином?
    -Хоть горшком назови, только намек разгадай.
    - На то, что по одежке встречают, по уму провожают?
    -На то, что ты, растяпа, упустила еще одну отчленяемую часть Тела.
    - Одежду?
    - Одежду, шерсть, перья…
    - Отчленять шерсть и перья от живого существа?! Это пахнет живодерством!
    - Не нравится, чем пахнет - Соединяй!
    - Соединить свою голову с золотой короной и стать королевой?
    - Напялить на башку корзину, чтобы запомнить то, чему я тебя учу.
    - Гм, мне нравятся твои педагогические приемы! Никакой зубрежки. Раз- корзину на голову! И диплом о высшем образовании!
    - Не веришь в корзину - сделай татуировку. Дешево и сердито.
    - Между прочим, в наше время «одевать» татуировку не дешево. А уж «снимать» ее - еще как «сердито»!
    - Тогда обойдись кожей лягушки, перьями царевны-лебедя, шкурой медведя или просто грязью. Дешевле только даром.
    - Грязью? Ну, ты мой кутюрье! Готов раздеть ученицу догола, вымазать в грязи, вывалять перьях и выставить на подиум.
    - А ты попробуй разок. Рискни ради здоровья и счастья.
    - Нет уж, спасибо. Лучше съезжу полечиться на грязевый курорт.
    - За чем же дело встало?
    - Мани-мани – вошь в кармане!
    - Тогда «расчлени» Одежду. Оторви рукава, пояс, ворот от любимого платья и разбросай в чистом поле на все четыре стороны.
    - А если не поможет?
    - Все равно ты из этого платьяуже на два размера выросла.
    Вот и имей дело с Трикстером! Он коварен, как царь из русской сказки, что приказал крестьянской дочери явиться к нему не одетой, не раздетой, не разутой, не обутой, не с подарком, не без оного. Девица-то была молодая – выкрутилась, а меня, боюсь, разоблачат. Не в смысле «лишат облачения», а в смысле отправят туда, куда Макар телят не гонял.
    Впрочем, этот этап советской истории уже позади и вряд ли повторится.
    - Опять сражаешься с чудовищами прошлого, вместо того чтобы «обуть» их, «околпачить», одеть в «деревянный бушлат без пуговиц».
    - Тебе хорошо советовать! А меня, если я начну тряпками засорять окружающую среду, общественность не поймет. Не успеешь рот открыть, как укатают в психушку.
    - А ты пошлешь за мной шапку-гонца, я натяну сапоги-скороходы и примчусь к тебе.
    - Тогда и тебя в психушку упекут.
    - Здорово!
    - Глупыш. Там расколют твой бедный мозг на части: один человек в тебе будет поступать, как левая нога захочет, другой заявит: «командовать парадом буду я!» Рот разулыбается соседу, а кулак врежет ему по зубам. Одним словом, превратишься, ты Кобенюшка, в пьяную толпу в базарный день.
    - Ой-ой-ой, напугала! Да я и так целое племя.
    Действительно: что это я Трикстера шизофренией пугаю. Ему расщепить психику на части, а затем собрать ее в новой комбинации – раз плюнуть. Не то, что нам: малейший стресс, и мы уже не в своей тарелке. Ищи-свищи потом Трикстера, чтобы помог вернуться в свою тарелку. А он возьмет и заартачится.
    Разумнее самой тренировать гибкость при переходе из одного психического состояния в другое. Ну-ка, позаимствовую шаманский прием. Сажусь перед зеркалом, слежу за дыханием. Вдох – расслабляюсь. Смотрю, как по долгим волосам стекает вода. Выдох – серебряные струи смываютусталость, и тело теряет свои четкие очертания. На лице остаются только два круглых глаза. Ноги-руки вытягиваются, превращаясь в щупальца осьминога. Комната наполняется лиловой водой. Вода играет солнечными бликами. Болтаю щупальцами, как ногами. Слежу за дыханием. Потихоньку втягиваю щупальца внутрь. Осьминог становится пульсирующим шаром с глазами. Его бережно подхватывает и несет поток лиловой воды. Струи, как ласковые ладони, оглаживают шар, выправляя трещины и неровности.
    Дыхание легкое, как у спящего младенца.
    - Вернула целостность душе? Пора переходить к Камню.

***

    - Пора. Только скучный он какой-то, этот Мировой символ.
    - «Скучный»?!
    - Ну, громоздкий, серый, давящий...
    - Яхонты – «громоздкие»?
    - Ха - забыла про драгоценные камни!
    - Что тебе сейчас хочется?
    - Найти путь в свое подсознание.
    - Прекрасно! Идешь на развилку дорог…
    - …Знаю я ваши указатели: направо пойдешь – коня потеряешь, налево пойдешь – еще хуже будет. Ты мне лучше раздобудь какое-нибудь «каменное» средство передвижения. Нечто вроде Емелиной печи, ступы Бабы-яги или Мерседеса, на худой конец.
    - Пригнать печь? Решила прокатиться с ветерком? По щучьему веленью, по моему хотенью…
    - Нет, постой. Как-то неловко в моем элегантном возрасте разъезжать на печи. Лучше одолжи мне «каменное» слово.
    - Для этого тебе понадобится луженая глотка.
    - А серебряное горлышко нельзя? Не попаду куда надо, так хоть петь смогу.
    - Всегда, пожалуйста. Запоминай рецепт от Кобени. Одну ложку огненного Камня…знаешь, что это такое?
    - Разумеется: золото, серебро, бриллианты.
    - Кладешь на плоский валун и толчешь в порошок.
    - Рехнулся? Люди гибнут за металл! А ты - толочь!
    - Больно ты привередлива! Хорошо. Берешь ложку красной охры и растираешь в пыль. Полученной краской густо покрываешь половинку отшлифованного голыша, и бросаешь правой рукой через левое плечо. Не забудь при этом крикнуть до самых верхушек деревьев: Хо-чу се-реб-ря-ное гор-ло! - А мне с неба на голову не посыплется каменный дождь за несоблюдение звукового режима?
    - Ну, зачем мне водить тебя за нос? Я же твой волшебный помощник. Хочешь, построю тебе ледяной дворец? Лед ведь тоже Камень. Сразу очутишься там, где хотела.
    - Ледяной дворец? Какво времена Анны Иоанновны? С шутами и шутихами, дураками и дурами?
    - Я все могу. Хоть дворец, хоть ледяную избушку.
    - Ага, одна лиса построила. Потом козлу вселесной политический конфликт пришлось разгребать. Нет, не доверяю тебе, сплутуешь! Придется мне самой мостить дорогу в подсознание.
    Где-то, помнится, в морозилке у меня оставались кубики льда. Чем не строительный материал? Ага, вот они. Холодные - аж язык щиплет и зубы ноют! Представляю, что ледышки – это раскаленные угли. Горло - жерло печи. Перекатываю языком кубики поближе к «топке». Лед тает. Кидаю в топку еще «камней». Брр! Собираю тепло в пальцах рук и охватываю шею, как шарфом. Нажимаю на горловую чакру и чувствую, как она раскрывается. Искры разлетаются из нее, точно лепестки голубой хризантемы.Медленно процеживаю голосовыми связками на самой низкой ноте звук «о-о-м!».
    Трахея, легкие вибрируют. Голова резонирует, как купол пещеры. Ооооооооооооооом!
    - Ты горло лечишь или волшебное Слово добываешь?
    - Разве ты не говорил, что это одно и то же? Что зубы скалишь? Небось, облапошил старую женщину и рад!
    - Ну, что ты! У меня от тебя никаких тайн.
    - Да? Тогда скажи, что делать, если обряд защиты от «потусторонних» сил (здорово я бактерий обозвала!) не сработает?
    - Повернуть Время и повторить обряд.
    - Но ведь это очень затратно: как при социализме, то храм строим, то бассейн, то храм, то бассейн. Сколько ж можно?
    - Столько, сколько нужно, чтобы каждая клеточка Тела поверила, что ты можешь это сделать.
    Кажется, я уловила принцип работы с подсознанием. Для того, чтобы «запрограммировать» его, скажем, на защиту от вредоносного внешнего воздействия, нужно сначала нащупать брешь в его собственной броне. Брешь находит (прорубает?) какой-либо Мировой символ. Как только дверца в подсознание приоткроется, нужно немедленно поставить ногу, чтоб она не захлопнулась, и запустить внутрь еще один Мировой символ, груженный рациональной программой. Скажем, повысь иммунную систему, сделай в мозгу более гибкие программы обучения, сбрось мой вес на 5 килограммов, понизь сахар в крови, повысь жизненный тонус, выведи из депрессии и так далее. «Транспортный» Мировой символ не просто переносчик программы, но и переводчик с рационального языка на обрядовый. Получив приказ, подсознание само изыскивает способы иинструменты, с помощью которых оно может реализовать «программу». Все очень просто. Если бы не одна загвоздка: невероятно трудно добиться абсолютной уверенности в своих «шаманских» способностях. Без этого подсознание не принимает ни одной команды.
    - Скажи, Кобеня, как добиться веры в себя, если мое колдовство срабатывает через раз?
    - У тебя неудачи, потому что ты боишься Камня. Когда-то в детстве тебя злой волшебник замуровал в Камень. Теперь тебе нужно вернуться в то время и выпустить плененную девчушку на свободу.
    - Не помню никакого злого волшебника. Впрочем, да, есть у меня одно «страшное» воспоминание. В детстве я жила на Выборгской стороне недалеко от Сампсониевского собора. Однажды вдоль нашей улицы стали рыть траншеи для газопровода, и мы с малышней увидели, как из-под земли появились полусгнившие гробы. Об осквернении праха никто тогда не слыхивал. Но мне стало чудиться, что наши дома - надгробные плиты на кладбище. Когда в зимних сумерках все играли в прятки, я, забежав за сараи, боялась пошевелиться. Ждала, что вот-вот под ногами разверзнется могила и оттуда вылезет скелет и заорет: «Что это вы тут бегать вздумали?!»
    - Вот ведь, даром что соплюшка, а совершенно правильно почувствовала: дом – это могила (предков), а могила -дом.
    - Ну и что же нам с той запуганной девочкой делать?
    - Выбивать клин клином. Возьми железный молот, которым клялись германцы, или двуручный меч, которому поклонялись скифы, и разбей дом-могилу. – Брр! Не пойдет. Я большую часть жизни прожила в стране, обожествлявшей серп и молот, у меня до сих пор мороз по коже при виде этой символики.
    - Тогда садись на камень, пущенный пращой, пробей в стене дыру и выведи пленницу из заточения.
    - Да-а, был такой великий хитрец, летал на пушечном ядре. Но если даже я окажусь на Петропавловке в 12 дня, мне тамошняя пушка не подойдет. Вскочу на холостое «ядро», а оно пшик – и в воду.
    - Не покатаешься, так поплаваешь.
    - Тебе, Беконя, все хихоньки, да хахоньки, а мне живущей в городе, названном в честь камня, в доме – камне, с душой, замурованной в могильной плите, нужен мощный обряд для освобождения.
    Попробовать, что ли, самой воспользоваться «каменным» пропуском в подсознание? Пожалуй! Беру в руки стеклянный шар, чувствую, как через пальцы по рукам поднимается холод. Лицо костенеет. Кожа, как старая штукатурка, покрывается серыми трещинами. Я – дом. Внутри меня, лабиринт коммуналок, в них копошатся человечки. Квасят капусту, сушат пеленки, ругаются под оранжевыми абажурами. Холодно, тоскливо.
    Молю дух Меча выпустить меня из дома-склепа. Взмах – и он рассекает стену сверху донизу. Половина дома оползает на мостовую, теряя свои жесткие прямоугольные формы. Сквозь осыпающиеся кирпичи проступает, словно новая розоваякожица, другое здание. Отливающая серебром крыша, закручена ракушкой. Стены из витого венецианского стекла. В окнах мелькают танцующие тени в бальных платьях.
    Дому-ракушке неуютно на Выборгской стороне. Так и быть:ставлю ее рядом с Суздальскими озерами, чтоб она отражалась в воде. Распахиваю стеклянные двери и вывожу за руку девочку с испуганными глазами. Она долго глядит на серебристую рябь, и напряжение на ее лице оттаивает.
    - Уф, дружище! До чего тяжело ворочать камнями! Нельзя ли как-нибудь попроще?
    - Хочешь, тяп-ляп, как китайский дракон Нюй-ва? Возьми глину, налепи фигурок: Стеклянный дом, Здоровье, Лес, Удача…- и выуживай по одной крючком. Выудишь Болезнь – родится недуг, выудишь Счастье – радости не оберешься!
    - А, это игра в бирюльки! Царь Петр по пути в Петергоф останавливался в Дорожном дворце и часами забавлялся, выуживая крючком домики и коровок.
    - Благородное занятие – сотворение Мира. Мы тоже выудили земных и небесных тварей из моря-океана.
    - Попробовали бы вы что-нибудь выудить из Маркисовой лужи.
    Что ж, прибережем царскую забаву на тот случай, когда из-за нехваткиинформации сознание не может взвесить все «за» и «против» и принять решение. Вырежем фигурки, символизирующие тот или иной выбор, и разбросаем их по столу. Крючок заменим грузиком на нитке. Закроем глаза и станем раскачивать грузик. Когда грузик остановится, отпустим нитку и посмотрим, на какую картинку он упадет. Прием простой до смешного, но так подсознание приходит на помощь в случае трудного выбора.

***

    - Ты чего такая мрачная? Зубную боль в бирюльки подцепила?
    - Скажи на милость, товарищ прохиндей, отчего это: когда ты нужен – тебя днем с огнем не сыщешь, а когда и без тебя тошно – ты тут как тут?
    - Что случилось?
    - Где ты был, когда мою колымажку толкнула девица на BMW?
    - Столкновение двух Камней? Это интересно!
    - Тебе «интересно», а мой старенький конек окривел на один глаз!
    - Нужно было немедленно восстановить проломленную Границу между Тем и Этим светом.
    - Ну, я сразу позвонила своему страхователю и юристу, но все равно в шоке наделала грубых ошибок.
    - Кликнуть волшебных помощников – это правильно. Они помогут выяснить, какой злой дух похитил глаз у твоего железного конька. Но прежде всего, нужно заделать брешь в Границе.
    - Действительно, хотелось бы как можно скорее придти в себя. Но как это сделать?
    - Позволить Слову тихонько на ушко обзывать коня твоего обидчика,…как ты его назвала?
    -BMV.
    -…вот-вот давать ему глупые клички, показывать язык, корчить рожи. Пока ты, наконец, не улыбнешься.
    В общем-то, Трикстер прав: до приезда ГАИ можно тысячу раз провести медитацию. Но как заставить себя в стрессе «корчить рожи»! Впрочем, это вопрос тренировки: начать с маленьких досадных оплошностей, а когда влипнешь по-настоящему, пустить «Слово» на полную мощь.
    - А если Граница не восстановится смехом?
    - Возьми клочок бумаги, карандаш и накалякай-намалякай столкновение: бум, трах-тарарах! Гора тел! Чужеземец Беэмве, в которого вселился злой дух, в ярости сыплет искры из ноздрей! А ты не сжимаешься в комок. Ты распрямляешься во весь рост и посылаешь свои чары изничтожить дух! Зачиркай его так, чтоб сломался грифель! Изорви на мелкие кусочки! Затопчи!
    - Звучит кровожадно. Мне нравится. А потом?
    - Загадай, как в детстве, чтобы вся морока прошла легко и безболезненно.
    - Как загадать?
    - Посчитай буквы в длинном Слове: все будет хорошо - плохо, хорошо - плохо! Считай окна домов, ветки дерева, лепестки ромашки. Жульничать – не возбраняется. Главное приманить удачу.
    - Эх, Кобеня! Чтоб тебе во время рядышком оказаться!
    - А что ж ты меня не позвала?
    - Я про тебя начисто забыла.
    - Чуть что – Кобеня по боку? А потом претензии. Ладно, я не злопамятный, исправлю твое настроение. Ну-ка подпрыгни!
    - Ну!
    - Еще раз! Выше! Еще! Вот видишь – такое простое Мировое действие, и ты улыбнулась.
    - Ничего не улыбнулась. Мне еще Бог знает, сколько возиться с этим ДТП!
    - Ну, извини, оплошал. Забыл, что ты еще только учишься на волшебника. Давай заглажу вину - исполню какое-нибудь желание.
    - Вот это другое дело! По Кобениному веленью, по моему хотенью сделай так, чтобы я не ворочалась полночи с боку на бок, а заснула легко и видела счастливые сны.
    - Построить тебе сонное царство?! Проще простого! Та-ак, прибиваю медными гвоздями шкуру лося к потолку. Видишь, на пушистом небе засияли звезды. Теперь отламываю от слюды краюшку и зашвыриваю в небо. По подушке рассыпаю речную гальку, она будет шуршать и баюкать тебя. Укутываю одеялом, из золотых крыльев бабочек. А сам на цыпочках ухожу. Спокойной ночи!
    Вот жулик! Наляпал на потолок серой краски, насыпал песку в глаза – и смылся! А ты майся тут без сна. Все они такие – Трикстеры! Им облапошить человека ничего не стоит! И сама хороша! Знаю ведь что он за птица – нет, развесила уши: «Засияют звезды, укрою златотканым покрывалом!» Только веки смежила – а его и след простыл! Ищи теперь ветра в поле!

***

    - Доброе утро, красавица! Ну, ты и заспалась!
    - Свят, свят! Что это с тобой? В Буратино превратился?
    - В кого?
    - Посмотри на себя: нос сучком, руки коряги! Если б ты такой мне во сне приснился…!
    - Откуда ты знаешь, что я тебе не снюсь?
    - Тогда смените мне фильм. У меня билет на другой сеанс.
    - Нет-нет, не поворачивайся на другой бок! Открой один глаз, посмотри какие мухоморы у меня на плешине. Хочешь настойки из грибков?
    - Кофе или пристрелите!
    - Я так и думал - Дерево поставит тебя на ноги. Во что тебя превратить?
    - Крапиву!
    - Огненная Трава! Отличный выбор. Только учти: Камень разрубает проблему, а Дерево прорастает сквозь нее. Готова учиться расти?
    - Конечно.
    - Тогда лежи, не вставай. Представь, что у тебя на солнечном сплетении семечко крапивы. Оно крохотное, но в нем спрятаны огромные жизненные силы. Почувствуй, как семечко медленно вбирает в себя соки земли, набухает, начинает прорастать. Вот проклюнулся крохотный листок, за ним второй. Крапива тянется туда, где у тебя проблема.
    - Если на работе?
    - Огненная Трава прорастет сквозь любые стены. Протянет жгучие руки к твоему обидчику, и будет сжимать его в объятиях, пока он не покроется красными волдырями!
    - Жалко человека. Чем он виноват, что мне с утра не встать?
    - Тогда майся утренним депресняком.
    Вот тебе и весь ответ. Трикстер – что с него возьмешь! Но, с другой стороны, то что кобенины трюки позволили сотням моих предков дотянуть ниточку жизни до меня, говорит о том, что не такую уж и чушь он порет.
    - Беко-оня, полечи! Принеси чашечку кофе в постель.
    - Вот отвар из Крапивы. Мигом придаст жизненные силы.
    - Бр-р! Гадость! Нет-нет, Кобеня, не уходи! Я выпью. Я же понимаю - сплошные витамины и все такое прочее. А мне сегодня нужно быть в форме. Отвезти подругу в «травму»: она играла с внуком в футбол и растянула мышцу.
    - Веди ее сюда.
    - Она же калека!
    - Чему я тебя учил?! Вот тебе Липовая лошадка. Подкрадываешься к подруге, привязываешь ее к лошади, и она очутится здесь.
    - Точно - «липа». Это понарошку я должна привязать ее к палке?
    - Не «понарошку», а лыком. Веревка тоже Мировое дерево.
    - А, поняла. Ну, притащила. Куда сажать?
    - На Дерево!
    - Ясно, на стул.
    - Какая нога – правая или левая?
    - Кажется, правая голень.
    - Клади колено на колоду и бей колотушкой пока не отвалится.
    - Рехнулся?! Из-за какого-то растяжения ногу оттяпать!?
    Впрочем, боюсь, у меня нет выбора. Если не послушаться волшебного помощника, придется брать такси, тащить подругу с пятого этажа вниз, отстоять очередь в поликлинику, потом везти обратно, затаскивать на пятый этаж и бежать в аптеку за лекарствами. Придется кланяться в ноги прохиндею.
    - Правильный трикстерский жест. За это давай, я сам отсеку ногу и приделаю деревянную культяпку.
    - Только ты это …
    - Держи голень ровнее! Ап! Теперь отломи у меня сучок и приставь к колену.
    - Сучок-то, маленький!
    - Ничего вырастет. Приставила? Не сиди, развесив уши, оберни ногу листом лопуха.
    - Где ж его взять?
    - В лесу.
    - Так сейчас зима.
    - Глупости. Ступай в лес, набери охапку лопухов, иди по тропе и приговаривай: «У зайки лапка боли!», дай зайке лист, «У мышки боли» - и мышке лист, «У лисички боли», а у подружки не боли.
    - Ты не волшебник, а злая мачеха – гонишь меня зимой в лес за подснежниками! И вообще мне сейчас не до детсадовских белочек-ежиков!
    - Мачеха – тоже шаман, отправляющий на Тот свет. Когда раздашь всю охапку Листьев зверям, нога станет лучше прежней.
    «У мышки - лопух, у лягушки - лопух»… «Лопухнусь» я с этим окрутником! Но с врачами дело иметь еще хуже.
    - Как дела?
    Вот ведь что странно, когда я позвонила подруге, предложив помочь доехать дополиклиники и посидеть с ней в очереди, она категорически отказалась. Заявила, что делает компрессы, и ей намного легче. Ну и как теперь проверить чистоту эксперимента? Магия ли подействовала на расстоянии? Если да, то в каком радиусе распространяется такое «лечение»? Или это просто совпадение?
    - А что бы мы, Кобенюшка, делали, если бы зайки-мышки не помогли?
    - Соединили Дерево со Словом. Вырезали из тростника дудочку, свистульку, сопелку, трещотку, гуделку…
    - Стоп-стоп-стоп! Мой компьютер не знает, что такое «гуделка». Придется залезть в Google.
    - Не надо никуда лезть. Гуделки это дощечки, которые крутят на палке, чтобы отпугивать духов.
    - Мощное превентивное оружие! И как оно работает? Нет, не говори ничего! Сама угадаю. Растяжение мышцы – это проделки злого духа. Чтобы изгнать его, надо гуделками устроить кошачий концерт. Духу надоест шум, он «слиняет» – нога поправится. Так?
    Только тут одна загвоздка - даже пройдя школу Трикстера, мне придется без конца повторять себе: я могу любую бытовую вещь превратить в «волшебную». Я могу «колдовством» регулировать физические и психические процессы. Я могу помочь себе и другим. Даже если эти «другие» далеко от меня. В противном случае уверенность в своих «чудодейственных» силах тает, как снег, и тебя отбрасывает в нулевую точку.
    Это напоминает старый пошлый анекдот про двух подруг, которые встречаются у мебельной комиссионки. Первая: Ты что в такой панике? Вторая: Муж возвращается из командировки. Надо срочно продать наш диван. Первая: Зачем? Вторая: Я на нем согрешила. Первая: Э-э, милая, если б я так стала распродавать мебель, то у меня в доме осталась бы только люстра.
    Вот такие дела: чтобы общаться с подсознанием нельзя оставить даже люстру, иначе не научиться пользоваться «волшебными» силами обряда

***

    - Ой-ой-ой! Беконя, за тобой нужен глаз да глаз! Что ты вытворяешь? Зачем жжешь бумагу?
    - Соединяю Дерево с Огнем.
    - Угомонись! Не надо мне такого урока! Сейчас соседи вызовут пожарных!
    - Зачем пожарных? Я и сам справлюсь с твоим страхом перед бумажным Словом.
    - Ты бы тоже дрожал от страха, если бы с моё побегал за справками.
    - Слово из Дерева - неопалимая купина.
    - Ты имеешь в виду книги? Еще как горят!
    - Слово из Дерева – огненный посох, который указал путь Моисею.
    - Ты имеешь в виду указы Президента? Кто их выполняет?!
    - Огненное Слово…
    - Кончай – слишком высокопарно! Речь идет о заклинании – так и скажи! А то ходит вокруг да около!
    Помню, в далекие времена, когда меня принимали в пионеры, я впервые узнала про заклинание Ильича, которое он произнес при посещении первой электростанции: «Коммунизм – есть советская власть плюс электрификация всей страны». Распираемая гордостью от приобщения к таинству, я прибежала к отцу и с порога выпалила обретенную истину. А он, вместо того, чтобы проникнуться величием момента, расхохотался. Юная пионерка смертельно обиделась за коммунизм.
    Теперь, когда отца нет со мной, а история сделала крутой поворот, я очень жалею, что не унаследовала его трикстерское отношение к политике.
    - Ты чего погрустнела? Пообщалась с предками и теперь хочешь попросить меня подстилать соломку там, где без конца шлепаешься? - Соединить Дерево с Телом? А что? Техника безопасности обходится дешевле, чем лечение психологических ран. Ладно, Кобеня, не теряй время – тащи «соломку».
    - Опять это дурацкое выражение «терять время»? Тебе хоть кол на голове теши, все без толку! Время не теряют и не тратят. Время творят.
    - Гуманист ты мой! Всего лишь кол на голове тешешь, а мог бы и на кол посадить. Или в качестве древнейшей методики преподавания, высечь розгами.
    - Постигнешь магию Времени - ни «соломки», ни розог тебе не понадобится.
    - Уговорил. Сажусь как паинька за парту.
    - Вот карты, сейчас сыграем с тобой в «дурака».
    - Отличный педагогический прием! Только, чур, не жульничать!
    - Как это «не жульничать»?! Моя игра: подтасовывать, передергивать, отводить глаза...
    - Знаю-знаю. Твой ход.
    - Иду с бубновой дамы. Дерево-оберег: «яблонька, яблонька, укрой меня ветками – за мной баба Яга гонится!». Продлевает время, отпущенное героине.
    - Крою королем – шалаш Ленина в Разливе.
    - Передергиваешь! Чем это твой шалаш выше моей яблони?
    - Мой шалаш не только прятал героев, но и творил семидесятилетнюю историю.
    - Твоя взяла. Подкидываю пиковый дремучий лес.
    - А что в нем такого?
    - Вслушайся! «Дре-му-чий» – значит, в дреме, в мороке. Мертвый лес! Убивает время. Ну, что, нечем крыть?
    - Подумаешь: мертвый лес! Я еще и не такое видела. Сотни километров черных, обугленных ветвей, точно руки, тянутся к небу.
    - Кто их заколдовал?
    - Пестициды. Они уничтожили птиц, и вредители сожрали деревья. Экология - это тебе не «шестерка» леший. - Леший - козырная «шестерка»! Он заставляет плутать в непроходимой чаще и тем самым творит потустороннее Пространство и Время!
    - Извини, масть не заметила.
    -То-то же! А как тебе «десяточка» - частокол из гребешка, брошенного через плечо?
    - Крою, пока баба Яга железным зубом просеку не прогрызла. И иду с нашего короля – Никиты Сергеевича, что мечтал кукурузой засеять поля чуть ли не до самого Северного полюса и собирать по два урожая в год. Даже нас городских школьников, отправляли на месяц в колхоз ухаживать за «королевой полей».
    - Отбиваюсь тузом. Мой ход. Лист из сказки хантов: его пополам свернешь – соболь выскочит.
    - Подумаешь! Лысенко не лист, а Академию наук в бараний рог скрутил, доказывая, что генетика – шлюха империализма. Пятьдесят лет хлеб из-за рубежа возим. Бери карту.
    - Дама: ткачиха из «Калевалы», которая ткет небесное полотно. Если только ты не забыла, что ткань
    – тоже Дерево.
    - Подумаешь, бубновая дама! Вот тебе дама треф. Если только ты не забыл, что эта масть символизирует Мировое дерево? На твою небесную ткачиху моя вышневолоцкая ткачиха Гаганова, которая подхватив стахановское движение, двинулась в коммунизм семимильными шагами.
    - Рубашки из крапивы, которые сестрица плела братьям-лебедям, чтобы ускорить их превращение в людей.
    - Фашистские факельные шествия, погрузившие Европу на семь лет во тьму веков. Беру карту.
    - Хороший ход. Купальские костры. Парни и девицы прыгают через них, мажут друг друга головнями, провожая весну, порождая лето.
    - Бью пионерскими кострами: «Ах, картошка объеденье-денье-денье!». Сохраняли детские иллюзии до старости.
    - Отбилась. Бери карту.
    - Нет, ты ходил, ты и бери.
    - О! Туз! Как тебе ладья бога Ра, уплывающая за горизонт?
    - Думаешь, мне нечем крыть? Поехали со мной в Петергоф! Там остановилось петровское время с«шутихами» в виде водяных деревьев, сыплющих радужные искры на дам в кринолинах. Тебе понравится.
    - Откуда еще козырной туз?! Ты заговаривала мне зубы, а сама его из рукава вытащила?!
    - По себе меришь? Признай, что в дураках остался!
    - И не подумаю! Ты подтасовывала! Я все видел!
    - Ладно-ладно, я смухлевала. А хочешь, напоследок покажу, как Трикстерская символика формировала обрядовые формы мышления в Советском союзе?
    - Раз признаешь, что «дура», валяй показывай.
    - В СССР все учреждения, как древние капища, строились по единому образцу. В каждом из них был зал для партсобраний. В зале деревянная сцена отделяла верх – президиум – от низа. «Чистых» от «нечистых». На сцене трибуна, зрительно отсекавшая голову докладчика от туловища, и стол, покрытый красным сукном, который тоже перерезал членов президиума пополам, превращая их в гипсовые бюсты. Рядом с трибуной высилось красное знамя - символ огненного Дерева, а позади - тяжелая рама вычленяла голову вождя.
    Историю, которую я тебе расскажу, я слышала от своего деда, руководившего какой-то важной стройкой в Твери. Шла очередная партконференция. В президиуме, как и положено, сидело семеро мужчин в одинаковых темных костюмах, и среди них затесалась одна Белоснежка – главный бухгалтер чего-то там. Мой дед был мужик не промах, он пристроился рядом с Белоснежкой, а по другую руку от нее важно восседал его конкурент – руководитель стройтреста. Час все слушают доклады, два, три - моему деду невмоготу стало. Пощупал скатерть – добротная, хорошо прикрывает низ, почесал живот. Потом, как бы невзначай, рука подлезла под юбку Белоснежке. А там уже пасется другая рука! Бухгалтерша ерзает, краснеет, – а куда из президиума денешься? Дед не растерялся: пожал руку начальству и стал дальше скучать над докладом.
    Потом, как и положено, на деда посыпались доносы: мол, там ГОСТ не соблюдается, тут техника безопасности хромает. Все, думает дед, хана: не избежать Соловков! Но тут 53-й год подоспел, портрет Сталина сняли. И обошлось.
    - Ха! Твой дед герой: дважды пересек Границу и остался цел и невредим.
    - Твоя, Кобеня, похвала пуще моей ругани. Эх, мой веселый спутник, жаль с тобой расставаться! Но теперь мой путь лежит в срединное царство обрядового сознания. Тебе туда путь заказан. Спасибо за науку. Клянусь пользоваться твоими уроками только на благо себе и близким людям.

***

    Исчез. Не успела даже толком поблагодарить волшебного помощника! Ничего, я знаю, где он прячется, и как в случае чего его высвистать. У меня еще будет время проверить на практике Трикстерские приемы, с помощью которых погружаются в древнейшие пласты психики.
    Однако уже сейчас ясно, что я трачу непомерные силы на анализпрошлых ошибок, обид, упущенных возможностей. Пора понять: прошлое ушло в подсознание, а там нет ни анализа, ни логики. Даже самого «прошлого» нет. Подсознание живет по другим законам. Оно «нарезает» в мозгу колею и ездит по ней туда-сюда, туда-сюда, пока не протрет ее до дыр. Выход? Проложить другую колею,а старой дать быльем порасти. Конечно, это будет «придуманное» прошлое. Но так называемое «всамделишнее» прошлое – тоже всего лишь драматизация. Посему глупо цепляться за то, что не позволяет «приворожить» приемлемое будущее. Пора нарезать новую колею и поднимать эмоциональный тонус, «программировать» будущее, лечить психофизические недуги и самое главное отпускать с поводка интуицию.
    А что – большую главу я прошла по учебнику Кобени! Интересно, в какие дебри меня заведет следующий волшебный помощник? Какие богатства я почерпну в менее древнем пласте подсознания?
    Ладно, нечего рассиживаться - в путь!

 

ГЛАВА 6. КОНЕК-ГОРБУНОК

 

    Худо ли бедно, но я разобраласьс кобениным царством. Пришло время подумать о волшебном помощнике, который проведет меня по Магическому миру, покажет его тайные знаки, научит новым колдовским приемам. Как же мне его раздобыть?
    Легче всего поступить по-сказочному: свиснуть посвистом молодецким – он и появится. Свистеть я, правда, не умею, но у меня есть хохломская свистулька в виде лошадки. Ну-ка дуну в нее. Ого! Ветер поднялся, трава к земле клонится. Кто-то мчится. На Конька-Горбунка похож! Встал передо мной как лист перед травой и косит хитрым глазом.
    - Здравствуй, Горбунок!
    - И тебе здоровья. Зачем высвистала?
    - Можно я задам тебе личный вопрос типа: «Бабушка-бабушка, зачем тебе такие длинные уши?»?
    - Спрашивай!
    - Скажи, Горбунок, как Иван-дурак умудрился усидеть на твоей спине?
    - Но ведь ездят же люди на одногорбых верблюдах?
    - Представляю, как им удобно! А почему у тебя такой цвет – серо-буро-коричневый?
    - Геральдические цвета моего рода.
    - Ты хочешь сказать, что это намек на то, что в вашем мире волшебники рождается анальным способом? Ой, извини, не успела познакомиться, а уже такое ляпнула.
    - Нормальный вопрос. У нас рождаются по-разному: кто через зад, а кто и через рот. Ты против?
    - Нет, просто япомню, как однажды в деревне под Саратовомуслышала снисходительное обращение к ребенку - «высерок». Тогда меня это ласка ужаснула. Но теперь, взглянув на корни Магического мировосприятия,….
    - Ладно, к делу! Зачем вызывала?
    - Видишь ли, Горбунок, Кобеня, заставлял меня ходить пешком по бурелому, и я надеялась, что хоть ты меня, даму далеко не первой молодости, покатаешь. Но теперь вижу, какой ты крохотный.
    - Это не умаляет моих достоинств.
    - Ну что ты! Я ничуть не сомневаюсь в твоих волшебных способностях! Даже желание уже заготовила. Дай шепну на ушко. Верни мне, если не вторую, то хотя бы третью или четвертую молодость. Сможешь? Только не говори, что для этого надо прыгать в котел с кипящим молоком.
    -Непременно в котел. А как же иначе?
    - У-у-у….
    - Ладно, не хочешь в котел, полезай ко мне в левое ухо.
    - Ха! Всего лишь уменьшись, как кэрролловская Алиса, и полезай в ухо. Ты случайно не видел поблизости гриба или микстуры какой? Обещаю: пить в меру, чтоб не уменьшиться «до ниже пола».
    - Тьфу на тебя!
    - Как тебе не стыдно плеваться?!
    - Извини! Это всего лишь колдовство. Видишь, теперь ты ростом с горошину. Полезай в ухо.
    - Подсади! У-у, какой у тебя тут лабири-и-инт!
    - Осторожнее, не порви полог.
    - Не полог, Конек, а барабанную перепонку. Не бойся! Меня Кобеня не зря учил: повернусь спиной, согнусь пополам и… хоп - окажусь по ту сторону Границы! Готово!
    - Что ты там видишь?
    - Река, лес еловый, тропинка…
    - Вот и иди по ней!
    Иду. Дорога петляет. Потеряешься еще в этом ухе!
    Какая-то старуха тяжело ковыляет навстречу. По закону жанра, должна быть, бабой Ягой. Спрошу-ка у нее дорогу. По упрощенной программе, минуя классическое: накорми, напои, спать уложи.
    - Здравствуйте!
    Дурацкое обращение. Какое тут «здравие», если мы на Том свете?
    - Привет красавица! Не узнаешь?
    Господи! Да это же я! Лет, эдак, через двадцать! У-у, какая толстая карга! Неужели я до такого доживу?! Боюсь, что да: в нашем роду все долгожители.
    - Любуешься? Не нравится, что растолстела?
    - Немедленно сажусь на диету!
    - Против генов не попрешь.
    - Считается, что гены можно подправить. А здоровье как?
    - Не жалуюсь. Ты спросить что-то хотела?
    Надо же – лицо изменилось, а улыбка та же. И голос узнаваем.
    - Не знаешь случайно …
    - …а-а, тут куда ни пойдешь – все едино. Земля круглая. Время тоже.
    - Значит, если вперед идти – смерть? А назад – попадешь в детство?
    Пожалуй, любопытно было бы взглянуть, как я буду отправляться на тот свет. С муками или без? Нет, не хочу заранее себя травмировать.Пойду-каназад, встречусь со своей юностью.
    - Оно и правильно. Что хорошего в смерти? Разве что возрождение.
    - Ты веришь в возрождение?
    - Доживешь до моих лет, еще не в то поверишь!
    - А знаешь, после того, как я с тобой поболтала, мне стало нравиться твое примирение с жизнью и смертью. До свидания. Береги себя.
    Опять глупо получилось. Какое может быть «свидание» с человеком, отстоящим оттебя на двадцать лет! Логичнее было бы сказать: «Прощай!». Старости разумно прощать свою молодость. А наоборот? Пожалуй, да. Если только крутого маразма не наблюдается.
    О, лес перешел в парк с аллеями. Здесь, между прочим, приятнее, чем в моем старческом лесу. Солнце светит ярче, Невка играет голубыми бликами, трава посвежее. А вон и задумчивая Татьяна с книжкой в руке. Талия тонюсенькая, тоньше всех в классе, а бедра подкачали – в балет таких не берут. Зато лет через десять эта девица двоих таких парней родит!
    - Что, малыш, не весел, буйну голову повесил?
    - Здравствуйте.
    - «Выкаешь» мне. Наверное, я тебе бабой Ягой кажусь?
    - Нет, что вы!
    - Ладно, ладно - знаю, какая ты тактичная! Тебе мое лицо никого не напоминаю?
    - Кажется, вы похожи на моего папу.
    - Верно подметила. А что это у тебя в папке? Дай угадаю! Твоя пьеса о школе!
    – Откуда вы знаете?
    - Считай, зайчонок, меня ясновидящей, и задай вопрос, который тебе не терпится задать.
    - Раз вы умеете угадывать, скажите, пожалуйста, я стану писателем?
    - Ты хочешь, как Вознесенский, собирать тысячные стадионы?
    - Нет, как Галич, которого никто не видел, а все поют.
    - Да. Ты станешь писателем, но не таким, как ты себе представляешь. Это будет другое время, и другие песни, но все от чего твое сердце трепещет и сжимается, у тебя получится. Выше голову, малыш, тебе предстоит долгий путь!
    - А что мне…
    - Больше ни слова.
    Надо поскорее выбираться из горбункова уха, а то расплачусь от жалости к бедному воробышку. Все-такия сделала важное дело – вселила надежду.
    - Уф, Конек, до чего у тебя там было тесно!
    - Что-то ты скоро вернулась? И вовсе не помолодела? Значит, вовремя не соскочила с колеса времени?
    - У меня там были другие задачи.
    -Тогда придется окунуть тебя в кипящее молоко!
    - Магическое Слово не менее действенно, чем дело. Научи меня своим заклинаниям.
    - Иго-го!
    - Хм. «Иго-го - кричит лошадка: спи, мышонок сладко-сладко!» Ну, допустим, это заклинание от бессонницы. А еще?
    - Ку-ка-ре-ку!
    - Тоже неплохо. Крик петуха рождает день, разгоняет утренний недосып.
    - Теперь твоя очередь: на, возьми тростниковую флейту и сыграй на ней.
    - Ну, это мы с Гамлетом проходили: я не умею играть ни на флейте, ни на людских чувствах.
    - Не знаю, кто такой Гамлет. Просто дуй в нее.
    - Фью! Ничего не происходит!
    - Музыкальный инструмент –это вместилище духов. Он похож на животное, его кормят, как животное, он и есть …
    -… животное!
    - Глупости. Он - Слово.
    - Хм, надул меня, как Кобеня.
    - Ничего ты не поняла. Чтобы музыка стала Словом, ее надо кормить своей душой.
    - Ревнуешь к предыдущему учителю? Завидно, что он человек, а ты лошадь?
    - Ничего подобного! У нас люди и животные равны.
    - Да? А почему же тогда, Горбунок, в твоем царстве письменным Словом в виде значков и рисунков владеют только люди!
    - И люди не всегда владеют. Вон у остяков лось бумажку с буквами съел – и люди разучились читать.
    - Это ты точно подметил. У нас в самой читающей в мире стране народ без всякого лосяразучился читать. Макулатурой да телевизором пробавляется.
    - Маг легко отличит настоящее Слово от поддельного.
    - Как?
    -Настоящее Слово тайное: «мои уста – замок, мой язык – ключ, замок в море спущу, ключ под бел горюч камень спрячу».
    - Прекрасная мантра для плодовитых писателей! Ну, а какие еще отличительные черты Слова?
    - Оно хранит в себе имена предков. Вот скольких своих предков ты помнишь?
    - Максимум два – трипоколения.
    - А в наше время, мы точно знаем, кто за кем родился. Вот бусы – в них история двадцати поколений моего рода.
    - Подумаешь! Я сейчас нитку разорву, и ты станешь Иваном родства непомнящим.
    - Тебе Кобеня мозги свернул набекрень! Как можно жить без памяти предков?! Это все равно, что не родиться!
    - Видишь ли, Горбунок, во времена моих родителей, чтобы выжить, нужно было забыть о своем происхождении. Впрочем, нам память о собственных предках заменяет культурное наследие.
    - Ты хочешь сказать, что у вас «наследие» возрождает, лечит, вдохновляет, дает бессмертие?
    - В общем-то, да. Искусство обладает огромной силой.
    - Тогда ваше «искусство» должно быть великим Магом, строящим свой Космос.
    - Считается, что это сверхзадача любого художественного произведения.
    - А может оно построить Космос анти–Словом – молчанием.
    - Боюсь, что нет.
    - Вот! А в древнем Риме консул, молча обходя стены города, созывал граждан на обряд жертвоприношения.
    - И даже не имел никакой надписи на футболке? Вроде: голосуй или проиграешь?
    - Просто гнал перед собой барана, свинью или быка.
    - Представляю, как современным политики управляли бы государством без слов!
    - Видишь, твое искусство и политика ни в какое сравнение не идут с моим Словом!
    - Хвастать нехорошо. Вот Кобеня…
    - … Что «Кобеня»?! Я выворачиваюсь ради тебя наизнанку, а ты…
    - …Не выворачиваешься, а выкручиваешься. И что значит «а ты…»?
    - Держишь камень за пазухой и выносишь сор из избы!
    -Слова, слова, слова…
    - Ах, так! Хочешь, чтоб я запустил в тебя черные Мысли?! Те, что без конца крутятся, пока не убьют?!
    Это серьезная угроза. От Магического Слова нам досталось скверное наследие: чужие злые слова вертятся в голове часами, днями, неделями, и никак от них не избавиться. Они стягивают мозг железными обручами, загоняют чувства в темную кладовку и не позволяют радоваться жизни.
    - Ладно, друже, не будем ссориться (и сорить словами). Лучше научи меня заклинанием разрывать путы дурных мыслей.
    - Каких? - Сам знаешь: «меня не ценят, все мои усилия впустую, никогда не дождешься благодарности»… и много всякого другого.
    - Нарисуй круглый лабиринт. По спирали напиши все, что ты сейчас сказала. Потом еще и еще раз, но при каждом повторе меняй местоимение. Их не ценят, его не ценят, ее не ценят…. На выходе из лабиринта - пасть крокодила. Он заглатывает буквы. А из хвоста закручивается вторая спираль: МЕНЯ любят, благодарят, ценят.
    - Получаются очки!
    - Скатай листок с волшебными «очками» в шарик и съешь.
    - Подавлюсь!
    - Достаточно подержать шарик во рту, а затем скормить его Огню.
    - Сжечь?
    - Ну да, а пепел развеять по ветру.
    И все? Не нужно часами застывать в позе лотоса и твердить: «Я расслабляюсь, я расслабляюсь. Моя голова освобождается от всяких мыслей, всяких мыслей. Вдох – выдох, вдох – выдох»?
    Ну-ка, попробую шаманство Горбунка. Раскаленной нитью депрессивных мыслей опутываю тело, начиная с пальцев ног. От жара тело сгорает и растворяется в мерцающем воздухе. Остается только голова. Она покачивается воздушным шариком, медленно кружится, и ветер уносит ее в неведомые просторы.
    Ну-ка, что там внизу? Большая вода. Кораблик плывет! А если дунуть на него со всех сил?! Ура! Завертелся, как волчок! Сосны на берегу! А если пригнуть их, как траву, к земле?! Весело получилось! Пустыня на горизонте! Закручу песок смерчем! Здорово как! Вигвам! Долой с него шкуры бизонов! Жерди - раскидать!Что, бронзовые людишки, дрожите! Сидите вокруг костра на корточках и думаете, что спинами защитите от меня огонь?! А ну, дунем посильнее!
    Ай-яй-яй, безумные людишки! Что вы делаете? Зачем прикрываете рот и зад ладонями? Разве так утихомиришь бурю?! Ну, погодите, вы у меня попляшете! Что? Все отверстия в вигваме закупорили и закружились в танце? Тогда дуну прямо в костер! Вот ваш огонь! Вот!
    Что происходит? Вместо того чтобы забиться в угол, вы катаетесь по полу и хохочете! Сейчас же прекратите! Чувствуете, я умираю! Перестаньте смеяться! Сжальтесь! Клянусь, больше никогда не буду присваивать себе силу ветра! Помогите! Раздуйте тлеющий уголек и дайте мне силу Огня!
    Вот спасибо краснокожим: сели кружком кормят угли своим дыханием, сухой травой и бизоньим жиром. А-а, так-то лучше! Пыхну вправо – лизну травинку, пыхну влево – опалю щепочку, растоплю жир – и запляшу! Как весело потрескивают ветки. Хорошо плясать под такую музыку! И, людишки, молодцы: обложили мою танцевальную площадку дерном, собрали разбросанные жерди, починили небосвод.
    Что, индейцы – мир? Нацарапайте на листьях табака тайные знаки. Раскурите ими трубки. Вдохните дымок, развеселите легкие! Теперь никакая буря вам не страшна.
    - Ты что расхулиганилась, как Кобеня? Чуть корабль не перевернула, вырвала с корнем деревья, распугала индейцев…
    - Ничего подобного: я побывала Магическим ветром, огнем, дымом, буквами!
    - Значит, научилась переходить от Слова ...
    - …к делу!
    - К Дереву и Огню.

***

    - Знаешь, Горбунок, не хочу тебя обижать, но когда я представляю себе Мировое дерево Трикстера, я вижу могучий раскидистый дуб, а у вас здесь какие-то плющи, лианы, венки из листьев…
    - Подумаешь, «дуб», - какой с него прок? Только желуди свиньям. Нет, настоящее Дерево – яблоня. Ее – яблочко наливное и оживит, и омолодит, и научит распознавать добро и зло, и даже покажет страны диковинные.
    - Не яблоко, а клуб кинопутешествий! Ну, а какие у вас еще «не деревянные» Деревья?
    - У нас их столько, что твоему Кобене и не снилось! Дом, чтоб защититься от Того света. Домовина, чтоб возродить усопших. Хлеб, овощи, чтоб питать Тело, мед-пиво…
    - …знаю я ваши «мед-пиво» – по усам течет,в рот не попадает.
    - Еще раз прервешь, накормлю волчьими ягодами - неделю будешь животом маяться!
    - Извини, Конек, больше не буду. У меня и без твоих ягод в желудке постоянно ноющее ощущение. Ты не знаешь отчего?
    - Тот свет уколол отравленным шипом.
    - Нет, это скорее сосущее чувство, будто от голода.
    - Вурдалак к брюху прилепился.
    - Сними, пожалуйста, с меня эту пиявку!
    - Так и быть - запрыгивай ко мне на спину, перенесу тебя туда, где все как рукой снимет.
    - Неловко как-то. Больно уж ты мал ростом.
    - Не копайся!
    - О-хо-хо, грехи наши тяжкие!
    - Вскарабкалась? Держись крепче за уши и закрой глаза.
    Вжик! Где это мы? Надо же - на поляне! Хорошо тут! Солнце пригревает. Ветерок плетет кружево из веток берез. А па-ахнет как! Будто полбутылки «шанели» вылили.
    - Что ж ты не собираешь траву?
    - Какую?
    - Всю, что знаешь.
    - И подорожник?
    - И подорожник, и тысячелистник, и зверобой, и мать-мачеху.
    - Роса на листьях - одно удовольствие траву собирать.
    - Молодец. Теперь неси эту охапку на середину поляны. Там увидишь ствол поваленного дуба. В нем дупло с дождевойводой. Брось туда весь травяной сбор.
    И вправду, отличная бадейка, как раз размером с сидячую ванну! Ну-ка воду пощупаю. Брр!
    - Ты, Конек, хочешь, чтобы я простудилась?
    - Зачем же? Нам отвар из трав нужен.
    - Как ты дупло вскипятишь?
    - Ты когда-нибудь ячменное пиво варила? Нет? Я так и думал. Учись, пока я жив.
    Цок! Удар копытцем, и из-под земли брызнули раскаленные камушки! Цок! И с шипением посыпались в воду. Цок! Цок! Трава разбухла, превратилась в зеленую массу. Если Горбунок прикажет залезть в нее, неудобно будет отказаться. А-а, была, не была – искупаюсь прямо в брюках.
    Уф! Странное ощущение. Ай-ай! Ничего себе сервис - нажевал зелени и плюнул прямо в лицо! Это как понимать?! Ладно, будем считать, что это косметическая питательная маска.
    - Повернись спиной - отведаешь березовой каши.
    Больно!
    - Окунись с головой, чтобы Дерево и Вода тебя поглотили.
    Буль-Буль-Буль!
    - Хорошо. Теперь овнутри эликсир жизни.
    Выпить эту жижу?! В которой сижу в брюках! И еще он в нее и наплевал!!!
    - Всего пол берестяного ковшика.
    Брр, тошнотворный вкус! Надеюсь, не отравлюсь!
    - Теперь извергни Дерево из себя.
    - Ты имеешь в виду?.. Нет, мне неудобно.
    -Ладно, сделаю тебе поблажку. Набери травяной отвар в рот и с силой выплюни его.
    Забавно: думала, меня вырвет, а оказалось, лежу в джакузи, потягиваю мятный ликер из ковшика. Вокруг душистая пена. Булькают пузыри. Каждая пора впитывает волшебный эликсир. Хорошо!
    - Просыпайся! Ну, как живот?
    - Я спала? Какой живот? А, да! Все в порядке. Ну, ты силен! Мне в век не насобачиться так волхвовать!
    - Не насобачиться, а налошадиться.
    - Извини, оговорилась!
    Пожалуй, принцип самолечения с помощью Дерева и Воды я поняла. Но хотелось бы расширить область их применения. Скажем, пользоваться ими как оберегом. Сколько раз я сталкивалась с людьми, которые до краев наполненызлобой, завистью, обидами. Если это посторонний человек, тогда наплевать. А если это босс, от которого ты зависишь? Укусит его какая-нибудь муха, и он выльет на тебя ведро отрицательных эмоций!
    - Горбунок, можно вопрос? Какие методы защиты от распоясавшегося начальника ты можешь предложить? Вот Кобеня…нет, я хотела сказать, что сама додумалась ставить психологическую стену или зеркало. Но подчас этого недостаточно.
    - Говоришь, он поедом тебя ест?Так слопай его сама! Вылепи из хлеба и скушай за милую душу!
    - Подавлюсь!
    - Опутай черной ниткой, засунь в гнилой огурец и выброси в болото!
    - Не отвяжется!
    - Тогда возьми…
    - Пробовала!
    - Что ж, придется учить тебя центрированию. Магический человек…
    - Ты хотел сказать «конек».
    - …и Конек тоже состоит из нескольких оболочек: дом, семья, одежда, кожа, мышцы, кости.
    Прав Маг-учитель, психику нужно рассматривать как оболочки: сверхЯ, эго, социальные роли, самость и все остальное, что напридумывал двадцатый век. Когда босс орет, на самом деле это кричит его раздутое эго. Если его крик цепляется за мое болезненное эго, это вызывает обиду или агрессивность.
    - Ты меня слушаешь? Не отвлекайся! Сосредоточь все свое внимание на солнечном сплетении. Представь себе, что оно – центр Вселенной. Тебе поначалу будет трудно, поэтому воспользуйся заговором: «На море-океяне на острове Буяне лежит бел горюч камень. На сем камне – стол, на столе – красна девицашьет золотой иглой».
    Представляю: босс слюной брызжет: «Опять в сроки не укладываемся! Переделать отчет немедленно!» А ясижу по-турецки на столе и вышиваю на пяльцах: «Я тебя не слушаю, а возьму и скушаю.»
    - Какое Слово ты вышиваешь?
    - Ну, не знаю. Успех? Деньги? Продвижение по службе?
    - Нет.
    - Дружба? Любовь? Счастье?
    - Плохо. Прижми пяльцы к солнечной чакре. Сосредоточься на вышитом узоре! Что ты видишь?
    - Неясно как-то …Будто венок из веток … Нет, вензель. Похож на букву «Я»!
    -Правильно! Это твое голое, без всяких оболочек Я. Оно бесстрашно, потому что вечно. Это Я камня, дерева, солнца. А теперь из глубины своего Я загляни в Я своего босса.
    Вижу только его залысины на лбу, водянистые глаза, морщинистую шею. И раскрытый рот.
    - Сконцентрируйся.
    - У него внутри точно такой же вензель!
    - Перенеси его Я в центр пяльцев. Вышей на обоихвензелях золотой листок. И еще один. Обведи венком из листьев оба Я. Что ты теперь испытываешь по отношению к боссу?
    Злость, раздражение…? Пожалуй, нет. Боль, обиду…? Тоже нет. Я столько времени угробила на работу с ним, столько раз выручала его. Даже отчасти спасала от страха перед начальством.
    - Скорее всего, жалко мне его. Он, в общем-то, трус. И себя тоже жалко.
    - Прекрасно. Приворожи ему с помощью Мирового дерева чувство безопасности. Тогда ему незачем будет на тебя кричать.
    Интересно, откуда босс узнает, что я его заколдовала? Впрочем, доля истины здесь есть: умение перенести фокус внимания с внешнего проявления социальных стереотипов в глубинные слои психики, позволяет управлять не только собственными психическими процессами, но и поведением окружающих.
    - Спасибо тебе, Конек-Горбунок: обряд «вышивание крестиком» действительно защищает психику. И даже порождает новый взгляд на вещи.
    - Рано меня благодарить. Какой Мировой символ мы теперь возьмем?
    - Сейчас на ромашке погадаю. Тело - любит, Дерево – не любит, Вода - плюнет, Огонь – поцелует…забыла, как там дальше…ну, не важно: все Мировые символы – суть едины.
    - Чего бы тебе сию минуту хотелось?
    - Чаю с медом.
    - Значит, Вода!

***

    - Давно собиралась тебя спросить, Горбунок, кто ты: славянин, англосакс иль германец? Из каких будешь земель?
    - А я из той страны, куда ни пешком, ни на повозке, ни на лодке не доберешься.
    - Ни пешком, ни на повозке? Очевидно, твоя страна - остров в море-океяне. Но на лодке-то, почему нельзя?
    - Мы называем беловодную реку, окружающую нашу землю, слабой Водой. Она держит на себе только того, кто владеет волшебной силой.
    - Резонно. Ну, и как ваша земля устроена?
    - У нас нет ни правителей, ни вождей, ни страстей, ни стремлений. У нас нет зла. Мы видим всех и все насквозь. Ни одна дурная мысль от нас не укроется.
    - Мне нравится ваша психологическая открытость. И насчет стремлений понятно: куда вам стремиться, если кругом молочные реки с кисельными берегами?
    - По-моему, я слышу в твоем голосе недоверие. Хочешь убедиться в могуществе Воды?
    О, я, кажется, попала на рекламную акцию «Золотая рыбка». Что бы такого пожелать? Кофе со сливками или глоток бессмертия?
    - Вы случайно не импортируете индийскую сому, которую добывают боги и асуры, пахтая Змеем Молочный океан?
    - Еще чего! У нас своя живая вода есть! И в придачу молодильные яблоки.
    Молодильные яблоки? Идеальная закуска к живой воде. Но, с другой стороны: разгладится несколько морщин под глазами, уберутся лишние килограммы с бедер, но жизнь все равно будет отравлена воспоминаниями о прошлых обидах. Нет уж, увольте от такого бессмертия!
    - Обиды разъедают душу? Это полгоря!
    - Да? Советуешь топить их в вине?!
    - Зачем в вине? У греков есть река забвения.
    - Стикс ведет в царство мертвых, а мне туда рановато!
    - Нарисуй все, что тебя мучает, сделай бумажный кораблик и пусти по реке.
    - Детская забава.
    - Обойди Неву шесть раз, как индийские паломники обходили священный Ганг.
    - Шутишь – куда такой никудышной туристке как я протопать от Маркисовой лужи до Ладоги!
    - Тогда сними камень с души и брось в бездонный колодец.
    - Окружающую среду засорять?
    - Выпей настой из травы забвения.
    - Не знаю, где она растет?
    - Все, надоело твое нытье! Иди в болото!
    Рассердился. А еще волшебный помощник называется!
    Ну и пусть! Я теперь сам с усам!
    Итак, для того чтобы избавиться от досадного чувства, одного обрядового действия недостаточно. Нужно выстроить цепочку с избыточным количеством звеньев. Берем на вооружение Мировую воду. Сначала плюхнемся в котел с ключевою водой (или, на худой конец,в ванну с ароматической солью). Пробежимся босиком по радуге (можно ограничиться контрастным душем). Посидим на коряге, поболтаем ногами в лесном озерце (ванна для ног вполне подойдет). И, наконец, напьемся воды из гремячьего родника (сойдет и стакан молока). Все как рукой снимет. Или нет?
    Чего-то не хватает. Отсутствует драйв. Не запускается в мозгу выработка гормонов счастья, без которых не изменить настроение, самочувствие, отношение к действительности.
    - Эй, Конек-Горбунок, куда ты подевался? Ау! Хватит дуться! В конце концов, назвался гуру – полезай в кузов!
    - Никуда я не девался. Стоял за углом, слушал твой беспомощный лепет: «обрядовая цепочка», «гормоны счастья», «отношение к действительности»!Вселенную надо строить!
    - Помоги. Ты - великий Маг, владеющий тайным знанием.
    - Не подлизывайся.
    - Ой! Я только что заметила! Зачем у тебя миска на горбу?
    - Сама – «миска». Это волшебная чара с водой.
    - Будем гадать?
    - Загляни в чару.
    Затейливый орнамент: на собак похож. И будто собаки заглатывают одно растение, а из хвоста у них вырастает целых два.
    Это твоя Вселенная. Она сама себя пожирает и сама себя порождает. Что тебе нагадать? Погоду, урожай, здоровье?
    Гм, «нагадать»…У него это звучит как «сотворить».
    - Моя книга будет издана?
    - Угу.
    - Точно? Или вилами по воде писано?
    - Конечно, вилами. Кругами. Вода вьёт - навивает, крутит-закручивает…
    - Кончай воду лить! Да или нет?
    - Возьми свежий лист, нарисуй на нем книгу. Поставь на лист зажженную свечу и раскрути ее в чаре. Если утонет, не видать твоим письменам света.
    - Ну, здесь простая физика: листок, скажем, от лопуха, свечка с максимально широким основанием, воду вращать осторожно.
    - Раз ты такая умная - чародействуй.
    С точки зрения парапсихологии представить себе желаемое в деталях – кратчайший путь к его получению. Однако она не дает ответа на вопрос: мы угадываем будущее или притягиваем его? Притягиваем или создаем?
    Чародейской «методикой» можно было бы пренебречь, если бы ее процент попадания не совпадал с прогнозами футурологов. И там и тут – бабка надвое сказала!
    Остается довериться интуиции, положиться на информацию, которую незаметно для себя собирает подсознание, и притянуть из «космоса» издание книги.
    - Послушай, Конек, а может, для закрепления результата стоит допить оставшуюся после гадания воду?
    - Эту воду выпьет каждый дурак, а вот ты овнутри огненную Воду.
    - Ты имеешь в виду ту, что выпил, рукавом занюхал и пошел приставать к прохожим: «Ты меня уважаешь»?
    - Я имею в виду море, которое грозилась птичка-синичка зажечь.
    - Что я эзоповский Ксанф, чтобы выпить море?! Хотя…если превратиться в смерч, в воронку втянется много воды.
    - Угомонись. И так с кораблями и индейцами набедокурила. Послушай лучше, какой я сон видел.
    - Ты тоже видишь сны?!
    - Снится мне, что я – царь острова.
    - Ты царь-человек или царь-лошадь?
    - Не перебивай! И на моей земле страшная засуха. Поля выгорели, источники пересохли, все живое умирает от жажды. Иду в горы искать волшебный ключ. Устал. Всю шкуру изодрал о колючки. Наконец, вижу расщелину, из которой клубиться пар. Бросил туда нефритовое кольцо. А дождя нет как нет. И тут вижу, сидит на камне лягушка.
    - А, знаю, ты на ней женился – и получил еще полцарства в придачу
    - Ну, раз ты все знаешь - чего воду в ступе толочь?!
    - Ой, извини! Больше не буду!
    - Лягушка сказала, что она никогда не должна видеть воду, иначе она растает.
    - Вспомнила! Это индийская сказка. Царь женился на ней, а слуга нарушил запрет и дал царице кубок с водой.
    - Все, госпожа Всезнайка, не умеешь слушать –умываю руки!
    - Ты хотел сказать «копыта».
    Ну, кто меня за язык тянул? Теперь придется варить приворотное зелье и возвращать волшебного помощника.
    Из чего это зелье делается? А, была не была – бог не выдаст, свинья не съест! Завариваю крепкий чай, чтоб скрепил наше с Горбунком волшебство. Добавляю ложку меда, он символизирует пчелиное усердие. 50 граммов горячего вина. Вино смывает чувство вины. На кончике ножа красного перца. Что тут такого!? Пьют ведь шоколад с перцем. И наконец, несколько кристалликов соли. Не для вкуса – для Мирового камня.
    - Не сердись Горбунок, больше не буду портить твой сон. Хочешь чаю с перцем?
    - Поди, отрава какая-нибудь? Зачем вина набухала?
    - Говорят, бог помогает пьяным, дуракам и влюбленным. Авось, поможет по первому пункту? - А ты плюнула туда?
    - Смеешься? Когда я наплевательски относилась к делу?!
    - Плюнь!
    - Все что угодно, кроме плевка в душу!
    - Да, никудышная из тебя волховь. Ну, будем здоровы! Пей до дна!
    Смешно он меня обозвал - «волховь»! Ой-ой-ой, я куда-то проваливаюсь! Нет, качусь вниз, как в детстве на санках! Не с ледяной, а с водяной горки вниз по камням к водопаду!
    - Открой глаза. Открой, тебе говорят, и выныривай из-под потока воды!
    - Уф! Ты меня чуть не утопил!
    Что это было: морок, сдвиг сознания? Неважно! Нет никакой разницы между реальным и знаковым действием. Так же, как нет разницы между одним Мировым символом и другим. Важно только сработал обряд или нет.
    - Извини Горбунок, что тебя перебила, ты так и не дорассказал мне свой сон. Женился на той лягушке? И как выглядели ваши дети: головастики с лошадиными хвостами?
    - Ничего подобного! Это была Огненная лягушка. И наш обряд был Магическим.
    - Ты проглотил ее?!
    - И тотчас вспыхнул, как факел.
    - Да-а, слыхала я, что люди сгорают от любви, но ты, похоже, погорячился со своей земноводной подружкой.
    - По-моему, кто-то не хочет, чтобы я посвятил его в тайну Огня.
    - Хочу! Хочу! Хочу!
    - Тогда прекрати вести себя по-трикстерски.
    - Слушаюсь и повинуюсь.

***

    - Ну, волховь, какой дар, ты надеешься получить от Огня?
    - Научиться концентрировать внимание, как индийские брахманы, которые так сосредотачивались, что над ними вырастал термитник.
    - Перво-наперво окружи себя Огнем.
    - Устроить пожар в квартире?
    - Можешь описать круг пеплом.
    - Грязи не оберешься.
    - Тогда сядь на Огонь самым продуктивным Магическим местом.
    - Садист ты, Конек! Меня даже Кобеня не поджаривал. А нельзя ли отделаться Словом?
    - Балда! Сядь на красную циновку. Она и есть Слово.
    - А-а, ну, села на оранжевый коврик. Дальше что?
    - Произнеси заклинание: «Братец Огонь! Сделай так, чтобы мысли в моей голове не скакали, как обезьяны!»
    - Почему «братец»? Может папочка или дядюшка?
    - У нас все кони – братья. Повторила?
    - Три раза. А в голове все равно ералаш.
    - Значит, нужно дать обет.
    - Типа: если ты, Огонь, поможешь мне долго держать внимание, я три месяца не прикоснусь к пирожным?
    - Вот именно. Зажги свечу и накорми Огонь медом или маслом. Только без кобениных фиглей-миглей.
    Капнула то и другое. Тут же представилось, как торт из «Метрополя» проплывает мимо рта, уходит в небо и скрывается за облаком. Боженька, по-стариковски одетый в ночную рубаху, крошит мой «Метрополь»на звезды. Часть звезд скатывается с его бороды, и я едва успеваю загадать желание.
    - Молодец. Теперь почувствуй, что ты индийский отшельник, и в твоем теле разгорается священный тапас!
    - Вроде, под ложечкой потеплело.
    - Самое время оградить себя отвнешнего мира. Пусти по кругу горящее колесо от телеги.
    - Горожанину, легче представить кольца «Ауди», чем телегу.
    - Забудь про колесо. Смотри, как я вызолотил гриву и хвост. Буду описывать вокруг тебя круги. А ты их считай.
    - Семь. Ой! Зачем ты пускаешь дым из ноздрей? Хочешь сделать меня пассивным курильщиком?
    - Это дымовая оболочка. Теперьсконцентрируй весь свой тапас в узкий луч и нацель его на мысль, на которой хочешь сосредоточиться.
    Сфокусировала луч и направила его на такой парадокс: как это возможно, чтобы одно и то же обрядовое действие несло в себе и положительный, и отрицательный смысл? Защищало от Того света и отправляло Туда?И еще: хотя результат по логике вещей должен быть фифти-фифти, у первобытных людей все почему-то складывалось в их пользу. Свидетельством тому является их «многомилениумная» история. Допустим, они подтасовывали данные обрядовых действий, выдавали желаемое за действительное! Но ведь вулканы, наводнения, голод, мор не обманешь? Неужели психика способна преодолеть даже природные катаклизмы?
    - Скажи, Горбунок голубчик, в каком обряде ты убежден на сто процентов?
    - В кормлении Огня.
    - Почему?
    - Даже солнце нужно кормить, иначе проливные дожди сгноят хлеб.
    - А, вспомнила из детства: «Солнышко-ведрышко, выгляни в окошко, твои детки плачут, есть-пить просят»! Вот бы таким заклинанием улучшить питерскую осень!
    - Кто же мешает?
    - Материалистическое воспитание.
    - А-а, ну мокни под дождем, пока твое «материалистическое воспитание» не покроется плесенью.
    Плесень – что! Боюсь, как бы мой железобетонный марксизм не начал вовсекрошиться в труху! Чем бы его подпереть?
    - А вот будь ласков, скажи: златощетиный боров, жар-птица, золотогривый конь потому волшебные, что они поглотили Огонь или потому что их поглотил Огонь?
    - Они сами Огонь.
    - Резонно. Они – Тело-Огонь. В свою очередь печь – Камень-Огонь. Неопалимая купина – Дерево-Огонь. А Вода-Огонь…?
    - Радуга.
    - Обширные у вас познания в физике. Мы об этом узнали только от Ньютона.
    - Раньше, позже узнали – какая разница. Время – огненное колесо, оно все возвращает на круги своя.
    Крутануть колесо времени вспять и вернуть свои 65 кг., которые я весила в молодости. Никаких диет и прочей тягомотины. Исключительно, скармливая Огню лишнюю подкожную клетчатку. Чисто знаковое воздействие на организм. Известно, что знакмоделирует психические процессы в мозгу. А мозг, в свою очередь, влияет на физиологию. Тяжелоатлеты развивают бицепсы, представляя себе, как качают «железо». Бегуны значительно улучшают время на соревнованиях, проводя «умозрительные» тренировки. Почему бы мне не сжигать лишний жир обрядовым Огнем?! Решено. Остается только выведать у шамана об остальных манипуляциях с Огнем.
    - А скажи, Конек, ты умеешь извергать Огонь?
    - Ну, наконец-то дождался комплимента!
    - Комплимента? А ты часом не путаешь себя с драконом? Я видела только дым, который ты пускал из ноздрей.
    - А моя шкура! Это только на взгляд простофиль она бурая, а на самом деле это цвет чистого золота!
    - Серо-коричневый цвет – золото?! Прости, забыла, что у вас все, что выходит из организма – драгоценно.
    - Вот именно! Плеваться огнем, как твой Змей-Горыныч, каждый дурак может! А вот ты попробуй извергать Огонь любой частью тела: шкурой, хвостом, гривой, задом!
    - Куда мне, бесхвостой.
    - Вон Илья Муромецпросидел тридцать три года на Огне правильным местом и за это получил силу богатырскую!
    - А я думала, это калики перехожие поставили богатыря на ноги.
    - Вода, которую выпили калики, тоже не помешала. Но главное – нужным местом, нужное время.
    Наконец-то дошло, почему кабинет задумчивости прозвали нужником! Пожалуй, стоит воспользоваться и этой волшебной силой, чтобы кое-что подправить в своем детстве. Конечно, просидеть тридцать три года в сортире - слишком долгосрочный проект. Но думаю, его безболезненно можно сократить до тридцати трех минут.
    Чиркнула спичкой, и пока она горит, прошла по темному коридору коммуналки в угловую комнату. Залезла под дубовый стол с массивными ножками и опустила до полу вишневую бархатную скатерть. Получился домик. Чик-трак, в домике безопасно. Еще чиркнула спичкой. На тоненький язычок пламени слетаются детские обиды. Соседский мальчишка расквасил мне нос, капли крови пачкают новое платье. Наказана за то, что разбила бабушкину чашку. Вожу пальцем по разводам на обоях, глотаю слезы. Мама оставляет меня на скамейке у магазина, а сама надолго, почти навсегда уходит. Смежаю векии сквозь ресницы, ловлю радугу слез.
    Хоп! Поймала! Осторожно вытягиваю оранжевый цвет и пририсовываю злому мальчишке рыжий чуб и веснушки. Тяну красную нить, и капли крови на платьишке превращаются в рубины. Бабушкину чашку чиню желтым узором. Мамину руку обвязываю зеленой цепочкой, чтобы больше меня не бросала.
    Спички догорели. Обиды улетучились. Теперь можно промчаться по длинному темному коридору в туалет, и не будет страшно! До выключателя по-прежнему не дотянуться, на ощупь открываю тяжелую дверь.Белеет унитаз – великий спаситель от мокрых трусов. Только ему можно поведать о детских горестях, облегчить душу от теней прошлого.

***

    - Что, Горбунок, нетерпеливо бьешь копытом? Заждался? Извини, старик. Мне нужно было избавиться от кое-какого детского мусора.
    - Хватит прохлаждаться - пора переходить к Камню. Но сначала хочу проверить, что ты о нем знаешь.
    - Тестирование? Вполне современный подход.
    - Готова? Поехали. Камень, который кормят?
    - Фигурки божков – дымом ладана, очаг - дровами, семидонный котел - молоком и маслом.
    - В первую очередь медом и жиром кормят Землю, чтобы она плодоносила. Камень, который питает?
    - Каменная корова, из которой первый индийский царь Ридху выдоил все блага.
    - Солнце?
    - Пожиратель земных тварей. Такое странное определение дает солнцу индийский эпос.
    - Что тут странного? «Пожирая» все сущее на земле, оно тем самым возрождает все блага. Чем является Магический горшок?
    - Урной, гробом.
    - Ступа?
    - Средство передвижения.
    - Золотая цепь на дубе?
    - Стимул для кота делиться ученостью.
    - Нефритовая змея, свернувшаяся кольцом.
    - Охранник клада.
    - Пещеры, лабиринты?
    - Ну, это я тебе по Фрейду скажу: анальное рождение мыши горой.
    - Сильный, шаман ваш Фрейд! Луна?
    - Червонная сковорода.
    - Скатный жемчуг?
    - Сиротские слезы.
    - Медный котел?
    -Купол небесный. Приятно сознавать, что мы все под колпаком.
    - Яхонтовая шкатулка?
    - Ящик Пандоры. Учитель, как ты относишься к надежде, которую боги спрятали под все людские пороки и несчастья?
    - Надежда – это для людей, а для магов – правильное исполнение обряда.
    - А, ну да! Что косишь глазом? По твоему носу вижу, что зачет сдала.
    - Нет еще. Перейдем к практическим занятиям.
    - Ого! По всем правилам педагогики.
    - Что делать, если у меня в животе тяжесть, будто булыжник проглотил?
    - Выудить Камень крючком.
    - Тебе еще далеко до старухи из северной сказки, что выудила солнце, как рыбу.
    - Гм, попробую скачать из интернета другую сказку. Вот, пожалуй, африканская подойдет. Значит, так, Горбунок! Я превращаюсь в яблоко, и ты меня глотаешь.
    -Не боишься, что я тебя того-с – переварю?
    - Переваришь - не вылечишься! Ну, ап! Глотай!
    - Ой-ей-ей! Ты ничего не перепутала в рецепте? Что-то булыжник прыгает у меня в животе, как мячик?!
    - Так и должно быть. Ныряй в охотничью яму!
    - Яма утыкана копьями! Все копытца искровенил!
    - Не ной! Все идет по плану. Так: Камень в Теле, добавили яблоко,прокололи целостность оболочки, овнутрили землей …
    - Сама ты «оболочка»! Больно же! Вытаскивай меня сейчас же из ямы и вылезай из брюха!
    - Не могу. Я твой булыжник обхватила и пытаюсь вытолкнуть его наружу!
    - Ну!
    - Не получается! Попробуй туго оплестись лианой, может, она выдавит камень из живота!
    - Насоветовала! Видишь, запутался!
    - А ты попрыгай, ветви спружинят и вытолкнут тебя наверх!
    - Плюх! Черт, тут на дне вода! Ой-ой, я не умею плавать! Тону!
    - Не говори глупости – все лошади прекрасно плавают. И потом Вода – всего лишь еще одна оболочка. Дай подумать: Камень в Теле, Тело в Земле …
    -Учти, утонем вместе.
    -… Дерево плюс Вода, плюс…
    - Вытащишь ты меня или нет?
    - Придумала! Нужно вспороть живот ножом!
    - Сдурела?! Я что, волк, проглотивший бабушку?!
    - Умри и обретешь здоровье!
    Неплохо звучит. Почти как в наших поликлиниках: если не доконают очереди, доконает лечение.
    - Ладно, Горбунок, я пошутила. Открой пошире рот и скажи: «А-а!»
    - Зачем?
    - Раз ты наглотался воды, булыжник стал легче. Я, как в баскетболе, заброшу его в кольцо рта, и ты без груза всплывешь на поверхность.
    - А сама как выберешься?
    - Выскочу, как Мюнхгаузен на ядре. Ну! Давай!
    - Ааааааааааааа! Уф! Быстро вы, люди, становитесь кровожадными. Все ноги изрезала, брюхо чуть не вспорола!
    - А вы, кони?
    - Мы травоядные.
    - Хорош прикидываться овечкой! Я сдала зачет? Что молчишь? Неужели завалила?
    - Нет. Но…
    - Хорошо, что еще нужно сделать, чтобы сдать на лицензию чародея?
    - Научиться объединять свои магические силы с могуществом других шаманов.
    - Как?
    - Сесть в круг и камлать до тех пор, пока под задом не появятся золотые монеты.
    - О! Настоящие шаманы испражняются золотом? Или это золото порождает шаманов?
    - И то и другое. При этом возникает сила, которой ничто не может противостоять.
    Не знаю, появляется ли сила при данной манипуляции, а вот массовое помешательство в результате совместного камлания легко проследить на исторических событиях. Думаю, причина в том, что знаковые «Камни»,которые лежатв нашем подсознании, служат формами для отливки: всегда наготове и даже выстланы землей. Достаточно какому-нибудь политическому деятелю залить в них расплавленный металл своей маниакальной идеологии,как тут же получаются болванки в виде бойцов с железными убеждениями. Они готовы по приказу броситься на амбразуру и жечь в печах людей.
    - Учитель, я знаю, что нужно сделать, чтобы получить зачет: рассказать тебе свой сон про Камни.
    - Валяй. Только я буду без конца прерывать его, как ты мой про огненную лягушку.
    - Стыдись - ты же не Кобеня.
    - Ну, давай, выкладывай.
    - Снится мне, что я в Талине. Узкая улочка. Дома с заостренными крышами, на окнах герань в горшках. Экскурсионные тетки ушли осматривать достопримечательности, а я греюсь на солнышке в плетеной качалке и в полглаза просматриваю буклет художника-кузнеца.
    Откуда ни возьмись вырастает карлик в шляпе с пером и медными пряжками на сапожках. Голос у него низкий, хрипловатый: «У вас под креслом десятирублевая бумажка». Меня разморило, лень наклоняться: «Да пусть лежит!» Он приглядывается: «Ошибся, это двести рублей». Я шустро наклоняюсь, а он: «Нет, все-таки это десятирублевка». Опять откидываюсь на спинку кресла. «Вы на экскурсию «Металл и цветы?» Тут я догадываюсь, что это и есть кузнец. Интересно, думаю, как такой человечек справляется с тяжелым молотом? Наверно, у него много всяких специальных приспособлений в кузнице.
    Пока я размышляю об этом, подваливают тетки-экскурсантки и тащат меня в музей. Музей как музей. Кузнец цепко держит меня за руку и тычет указкой в какие-то фотографии. Тетки тянут шеи, стараясь расслышать, что он мне объясняет про цвета и оттенки бронзы. «Эта медь зеленоватая, а те другие - желтоватые и красноватые». Он настаивает, чтобы я потрогала одну из кованых роз. «Пощупайте: и фактура разная. Здесь гладкая, полированная, а вот тут в пупырышках». Тетки ахают, а я про себя: «Да ладно вам! Ничего особенного».
    Потом карлик-кузнец бежит куда-то по длинным коридорам, и вся группа поспешает за ним. Я боюсь отстать и потеряться в этом лабиринте. Раз повернули за угол, два повернули – и группа скрылась из вида. Мне одной не по себе. Тут снова появляется кузнец, хватает меня за руку и, что-то сердито выговаривая, тащит в зал. Он оказывается часовней. Все стены увешаны миниатюрными готическими храмами старинной ажурной ковки. На окнах такая же решетка. Мне неудобно выяснять храм это или музей. Вместо этого спрашиваю: «А где печь, меха?» Он заговорщически подмигивает, прижимает палец к губам и ведет меня через низенькую дверь в стене в мастерскую. Она полупустая, посередине небольшая электрическая печь, в каких обжигают керамику, наковальня, тиски, много мелких инструментов. Я разочарована. Только хотела спросить про производственный процесс, как карлик бережно усаживает меня в старое продавленное кресло. Похоже, собирается предложить мне позировать для бронзовой фигурки. Опускается на колени. Я заинтригована. Осторожно, даже робко, он приподнимает мою длинную юбку, и я с раздражением замечаю, что на мне черные чулки.
    - Ты так и не поняла, в чем тут дело?
    - Он собирался примерить мне выкованную туфельку.
    - Что означает примерка туфельки?
    - Проверял, гожусь ли я в принцессы?
    - Годишься ли ты в ученицы чародея!
    - Боюсь, я все завалила. Карлик только начинает обувать мне золотую туфлю, как я тут же вскакиваю и прислушиваюсь к голосам туристок. «Что если кто-то войдет?! Бог знает, что подумают!» У меня страшно колотится сердце. В панике ищу дверь. «Мне нужно срочно позвонить соседке в гостиницу. В администрации музея должен быть телефон». Кузнец спокойно протягивает мне свой мобильник. Пальцы не слушаются. Путаясь в кнопках, с трудом набираю номер. Старушка-соседка из бывших учительниц отвечает мне по-английски. С трудом понимаю ее ужасное произношение. Она убеждена, что я тут занимаюсь непотребством. Бьюсь, как птица, об стены и, наконец, натыкаюсь на массивную ручку. Выскакиваю на улицу.
    - Догадываешься, кто был этот Кузнец?
    - Кто?
    - Я!
    - Не может быть! Конечно, ты маленькая горбатая лошадка, но…
    - Никаких «но»! Кузнец самый сильный колдун: он выковал языки, на которых говорят люди и животные. Он выковал сапоги-скороходы, железную шапку-невидимку, и еще много чего волшебного.
    - Что же он от меня хотел?
    - Он выбрал тебя в ученицы.
    - Потому что я позарилась на двухсотрублевую банкноту?
    - Потому что ты поверила в двухсотрублевую банкноту.
    - Получается, что я во сне его предала.
    - Не его – себя. Кузнец сразу стал делиться с тобой тайнами ремесла, а тебе розы показались банальными, к храму ты отнеслась подозрительно, а печка вовсе разочаровала. Ты вела себя, как принцесса, что предпочла живой розе - «фи! она колется!» - горшок с бубенчиками для варки каши.
    - А как он сам добыл волшебное знание?
    - Сжег в печи ведьму-ведунью.
    - Вот видишь, он бы и меня засунул в печь и перековал. Впрочем, его печь мне была мала на три размера.
    Предала себя? Ладно, посмотрим, глупая принцесса,кто помимо колдуна населяет вашу душу? Тетки-экскурсантки. Ай-яй-яй, стыдитесь, ваше высочество! Сами пренебрежительно отзываетесь об их поверхностном знакомстве с искусством и при этом смертельно боитесь их мнения! Да-а, я одна, а теток много. Как навалятся со своиматеистическим воспитанием! Кто там был еще? Ах, да! Школьная учительница. Всю жизнь учила тому, чего сама не знает. Эта уж точно отправит на костер и хворосту подкинет.
    Каков итог? Тридцать три вооруженных материализмом тетки победили одного карлика и одну принцессу. Нелегко с таким наследием что-либо менять в своем подсознании.

***

    - Ты хочешь, волховь, перейти к Телу? Законное желание. Тело - важнейший Магический инструмент.
    - Именно поэтому я пытаюсь понять, как он устроен. Когда мы, Горбунок, общаемся с тобой…
    - Общаемся не мы, а наши Тела.
    -…Хорошо, когда наши Головы общаются, между твоим и моим мозгом проскакивает искра. Однако все не так просто. Дело в том в том, что в нашей черепной коробке находится несколько совершенно разных мозгов: скажем, мозг Ящерицы, Кошки, Гоминида, Трикстера, Твой и другие. Так вот, у меня вопрос. Что происходит, когда из моего, например, кошачьего мозга искра попадает в твой Магический? Мы понимаем друг друга или реагируем, как враги?
    - Мы с Трикстером находимся по разные стороны Границы. Поэтому при соприкосновении нужно сначала совершить жертвоприношение.
    - Значит, при встрече с твоей «черепно-мозговой» ящерицей мой гоминид должен немедленно скормить ей бронзовую муху? Кошке подарить малахитовый шарик для игры, гоминиду - тигровую шкуру, Трикстеру – ванька-встаньку, тебе – мед и пиво. Так?
    - Так. Или протянуть золотую нить между твоей ящерицей и моей ящерицей, твоей кошкой и моей кошкой и пускать искры только по ним.
    - Гм, не знаю. Все это требует тонкой интуиции.
    - Ерунда. Все твои кошки-собаки всего лишь оболочки в твоем мозгу. И бродить в чужой голове так же легко, как по чужому городу. Садись ко мне на спину,я отнесу тебя туда, где вся Вселенная станет оболочкой твоего Тела.
    - Звучит многообещающе. Слушаюсь и повинуюсь!
    Какая у него теплая шея! До чего приятно обнять ее и прижаться щекой к шелковистой гриве! Простое Магическое действие: часть Тела вокруг части Тела, а какой мощный успокаивающий эффект. И не надо думать: «подумаешь, обняла за шею!» Бытовое действие отличается от сакрального лишь эмоциональным наполнением. Поэтому отставим скептицизм, примем волшебные правила игры и шагнем в обрядовое измерение.
    - Плюнь через левое плечо!
    - Отчего не плюнуть, раз мы летим в страну, в которой, куда ни плюнь – везде магия!
    - Тронулись!
    - Надеюсь, не умом. По-ле-ти-ли-ии!
    - Ну, где мы? Что там виднеется внизу?
    - Какой-то древний город в море-океане. О, я знаю его! Это Мидгард – Срединная земля. Вон шелковый шатер на месте кремля. Его спустил с неба Тор на золотой цепи. Вон мировой Змей, окруживший город как крепостной стеной.
    - Угадала! Змей – это окружающее и окруженное Тело. Теперь, слезай и очерти своим Телом магический круг.
    - Что? Стать змеей?
    - Кружись.
    - Что я дервиш какой, чтоб часами вертеться на месте?
    - Кружись. Иначе не сделаешь город своим.
    - Моим?
    - Не хочешь кружиться, обойди Срединную землю, как обходит сопки северный отец с новорожденным сыном, чтобы подарить ему землю предков.
    - Обходить по часовой стрелке или против нее? Например, в Индии было принято обходить святого, повернувшись к нему правым плечом.
    - Не в этом суть. Город обнимет тебя, и ты станешь для него Телом, а он для тебя оболочкой.
    - Чисто Магическая логика – как со змеем. Я, обходя город, «обхватываю» его ногами, а он «обнимает» меня каменными руками. Уменя, Горбунок, еще вопрос. Сколько же «оболочек» у моего Тела?
    - У твоего - немного. Чем сильнее маг, тем больше у него оболочек. - Поняла. Я должна стать капустой: сто одежек и все без застежек.
    - Начни с небес. Произнеси заговор: «Покроюсь небесами, подпояшусь зарею, обложусь звездами».
    - Очень лестно стать запанибрата с космосом.
    - Дальше идет Земля. У хантов она кожистая, пушистая, смертная.
    - Такая шубка мне подходит.
    - Затем укутайся в …
    - …город. Его можно представить плащом, укрывающим усталого путника.
    - Стены города дадут тебе надежную защиту от сил Тьмы.
    Петербург, защищающий меня от всех напастей? Сомнительно как-то. А может, я не справедлива к нему? Если бы Ленинград, обескровленный блокадой, не захотел, я бы в нем не родилась. Что с того, что во времена моих родителей были запрещены аборты. Взял бы и сцепил каменные руки вокруг беременного живота моей матери, какв свое время сделала ревнивая Гера, не желавшая, чтобы у царицы Алкмены родился Зевсов сын.
    Нет, мое поколение ленинградцев, первое поколение, не знавшее революций, сталинских лагерей, голода, бомбежек, нужно было городу, чтобы залечить раны и вдохнуть новую жизнь. Тогда почему же, когда эти ребята возмужали, у них не было никаких шансов построить город их мечты: без лжи, тупости, насилия? Кто спился, кто рехнулся, кто погиб, а кто бежал в далекие края. Это вина или беда города? А может все, кто родился в Ленинграде, были изначально отравлены трупным ядом бессчетных тел, лежащих под егомостовыми? Тогда новую жизнь нужно начинать с детоксикации - мощных очистительных обрядов.
    - Что погрустнела? Не укрывает от Того света родной город, создай следующую защитную оболочку - дом.
    - Мой дом моя крепость.
    - Мой дом моя Одежда! Отгадай загадку: вхожу в одну дверь – выхожу в две и оказываюсь внутри.
    - Джинсы.
    - Портки!
    - Ты хочешь сказать, что дом всего лишь защита от холода и зноя?
    - Тебе, голокожему существу, этого мало? Тогда представь себе Дом не оболочкой, а Телом, избушкой на курьих ножках: с окнами – глазами и дверью – ртом.
    - Не очень-то приятно осознавать себя кишками дома.
    - «Кишки» кормят и очищают Дом, также как твое Тело, Тело земли, неба, моря, которые одновременно и оболочка, и внутренность.
    - И для того чтобы очистить, их нужно вывернуть наизнанку?
    - Именно так. Правда, гораздо сподручнее надевать «шиворот навыворот» Одежду: она, во-первых, насчитывает несколько слоев плюс пояса и украшения, во-вторых, вышитые по горловине, обшлагам и подолу колеса – «громовики» - замыкают Тело, не позволяя злым духам в него проникнуть.
    - Замкнуто-разомкнуто, изнутри наружу, снаружи внутрь – вот и вся ваша, Горбунок, геометрия! Пользуясь этой «формулой», я, не сходя с места, назову 10 оболочек Тела, которые ты пропустил. Шкуры животных - раз. По-английски существительное hide это «шкура», а глагол - «прятаться». Геракл носил шкуру льва, которую не могла пробить стрела. Козлиная эгидаслужила щитом самому Зевсу.
    - Я всегда говорил: люди и животные близнецы-братья!
    - Однако животные из братьев шубы не шьют.
    - Животные более сильные шаманы, чем люди, поэтому те, кто верит в их помощь, живут «под эгидой» - под защитой, под покровительством животных.
    - Убедил. Перечисляю дальше: душистые масла и благовония – два.
    - Запахи действительно позволяют отличить живую душу от мертвой. Те, чьи тела испускают вонь, - смерды, а те, чьи тела источают аромат, даже после смерти, - подвижники.
    Все? Кончились твои 10 оболочек?
    - Нет, не кончились. Путы, веревки, кандалы. Вслушайся в слово – «путы»: запутаться, выпутаться, сбиться с пути, опутать чарами, спутать планы. Тур на Тот свет и обратно – все включено.
    - Закончила? Итого всего три оболочки. Теперь считаем мои. Вши – раз. Древние ханты, чтобы остановить ярость противника, высыпали на него пригоршню вшей.
    - Бр-р-р! Мощное оружие!
    - Блохи, комары, осы – два.
    - Ничего подобного! Они кровопийцы-«овнутрители», а не оболочка!
    - Это, смотря, сколько их налетит. Если туча – так облепят, живого места не останется.
    - Все равно, я бы их скорее назвала «антителами».
    - Антитела на Том свете. Они носят антиодежду – наготу.
    - Неправда, в наготу «одеты» статуи Аполлона и Венеры. Сирые и убогие тоже носят «антиодежду».
    - Это боги или служители богов, а значит, находятся по ту сторону Границы.
    - Так у тебя на Этом свете никого не останется.
    - На Этом свете ничего и нет – пустота. Все приносится с Того света. Это и называется волшебством.
    Неужели для того, чтобы заполучить кусочек счастья, нужно, как индийскому мудрецу Васиштхе, обвязать себя веревками и броситься в реку? Нет, это святому достаточно двух оболочек: Дерева и Воды, а мне грешной и семи «одежек» будет мало.
    Семь не семь – а попытаться не мешает. Начну с Неба. Думаю, приятнее представить его Телом египетской юной девыс длинными ногами, чем греческим стариком, пожирающим своих детей. Впрочем, мне экзотика ни к чему. У меня есть свой небесный ангел-хранитель. «Алло, там наверху, какие подношения сейчас в моде? Огонь? Вам мало своих звезд? Хорошо-хорошо! У меня осталась с Нового года упаковка бенгальских огней».
    Выхожу в ночь на балкон, зажигаю огненную палочку. Слежу за фонтаном искр. Луна явно заинтересована моим экспериментом – подмигивает. Обвожу ее буквой «С», что значит «спасибо».
    Теперь надо умилостивить Мидгард с его растрелливским Эрмитажем и Мировым змеем - Невой. Авось даст лекарство от осенней хандры и простуд: «Я вернулся сюда, так глотай же скорей рыбий жир ленинградских ночных фонарей». Провожу бенгальским огнем по крышам домов, по веткам тополя во дворе, по шпилю телебашни. Пишу в воздухе «Благодарю!»
    Остается дом: «дом и не знающий, что мой, как госпиталь или казарма». Как его сделать своим? Привязываю к металлическим стерженькам бумажки со строчками Марины Цветаевой и пускаю огненные стрелы в светящиеся бессонницей окна. Гадаю, что в них: «может, пьют вино, может, так сидят. Или просто рук не разнимут двое. В каждом доме, друг есть окно такое». Спасибо, ангел хранитель, что «и в моем дому завелось такое».
    - Что ты там ночью на балконе делаешь?
    - Окутываюсь защитными оболочками. Разговариваю с небесами.
    - А теперь поговори с Телами, внутри тебя.
    - С внутренними органами? Микробами?
    - С душами, населяющими твою Оболочку.
    - С душами? Сколько же их? У русских всего одна. Та, которая уходит в пятки. А вот у англоязычных много душ: они все трепещут бабочками в животе. Скажи, Горбунок, у тебя душа - маленькая лошадка или человечек?
    – У меня они разные: и в виде колеса с крылышками, и в виде зверя, сердца, печени, селезенки… Наплевать, как выглядят мои души. Важно живые они или мертвые.
    - Ну, это уже Гоголь пошел! И каковы признаки мертвой души?
    - Она черного цвета.
    - Правильно: «Чужая душа – потемки».
    - К тому же она молчит, тогда как живая – поет!
    - Несомненно. «Нам песня строить и жить помогает!»
    - Мертвая душа больная: она давит, мучает, грызет, точит. Ее нужно отыскать и изгнать из Тела!
    - Да, читали-читали про шаманский поиск души.
    - Ты владеешь тайным знанием рун?
    - У нас это называется буквами. Их каждый ребенок знает.
    - Зачем же приходишь ко мне учиться?
    - Мы давно утратили Магическое знание. И теперь плохо справляемся с лечением души и тела.
    - Ну, это легче простого. Вот скажи: где у тебя сейчас болит?
    - Сердце покалывает.
    - Это заноза чужой души впился тебе в грудь.
    - Как льдинка Снежной королевы в глаз Кая?
    -Если это льдинка – ее нужно растопить, если кусочек дерева – подцепить иголкой, если пиявка – прижечь.
    - А если не сумею найти и избавиться от нее?
    - Тогда придется долго оживлять ее. Делать своей.
    Выхаживать чужую душу, как подкинутого ребенка? Омывать живой водой, баюкать бессонными ночами. Видеть в ней творение Божье. И тогда мышечная ткань моего сердца вживит «занозу» и зарубцует рану. Интересно, способна ли я на такой подвиг?
    - Ну, ты и бестолковая! Как будешь оживлять чужую душу, если не знаешь, как она к тебе попала?!
    - Через глаза? Уши?
    - Через места, в которых Тот свет соприкасается с Этим, через отверстия в оболочке Тела.
    - Ты имеешь в виду нос, рот, зад…одним словом то, что китайцы назвали семью золотыми воротами?
    -Именно. Что ж ты стоишь?! Приступай законопачивать Отверстия, а то, пока ты возишься с одной мертвой душой, влетят еще три!
    А что? Мне нравится Маг. Это не пугливый мышонок, а мощный творец. Таки не подчиняются действительности, но сами создают ее. Вдохнул – и кучка обглоданных кустиков стала Деревом, выдохнул -и мат пьяных подростков превратился в Слово.
    Эй, ангел со шпиля Петропавловского собора, Хватит посматривать на всех свысока! Хочешь, поймаю тебя в свою грудную клетку?! Хоп - и во мне крылатая душа! Она вознесет меня над Петрополем, и я увижу расплавленное золото фонарей в мерцающей воде каналов.
    - Что-то ты высоко заносишься! Думаешь, умнее Мага? А ну скажи: бывает Тело вовсе без отверстий?
    - Да. В потустороннем мире.
    - Тогда еще вопрос: все врата Тела равны?
    - Скорее всего, у вас Рот и Зад равнее других. У эскимосов, если открыть рот в неположенном месте, демоны украдут внутренности. Если сесть, куда не следует, нагадишь на голову умершего отца.
    - А про то, что Зубы наряду с желудком и кишками тоже вместилища души забыла?!
    - Как же – забудешь, когда Голливуд каждый вечер напоминает, что белозубая улыбка – лицо нации. Зато русским привычнее считать глаза зеркалом души.
    - Глаза – конечно! Они хранители души всего племени. Когда удачливый охотник добывает медведя, он глаза возвращает Хозяину. Иначе лес оскудеет дичью.
    - Ничего не скажешь – правильное отношение к экологии.
    - Даже слезы - божья роса - обладают волшебной силой. На Том свете они превращаются в град, и мертвецы швыряют его в лицо вновь прибывшим.
    - Поделом! Чтоб чувствовали, что за Границей жизнь тоже не сахар.
    Вспомнилось. Иду я на днях по Пушкарской. Дождь, слякоть – февраль называется! Решила срезать путь на Большую Монетную через сквер. И вдруг вижу: на облупившемся брандмауэре приклеен лист ватмана. Реклама? Прокламация? Нет, рисунок тушью. Выполнен профессиональной рукой. В верхней части листа множество закрытых глаз, сбившихся в бесформенную массу. Ресницы опущены, и кажется, что веки зашиты нитками. Посередине большая рука с иглой. Она не столько прокалывает глаз, сколько распарывает «нитки». Ниже глаза распахиваются, в них появляется осмысленное выражение. Они отбрасывают тень, напоминающую силуэт человека. В самом низу листа глаза-люди расходятся на все четыре стороны.
    Я вся закоченела, надо идти домой, но не могу оторваться от намокшего листа ватмана. Откуда художник мог узнать о магической силе зашитых глаз? В каких глубинах своего подсознания он нашел этот образ прозрения?
    - Извини, Конек, опять отвлеклась.
    - Герои манси, чтобы мысль не убегала вперед и не отставала, входили в ноздрю коня и выпивали три чарки вина.
    - Спасибо за предложение, но после трех бокалов вина кто угодно почует, где собака зарыта. Вотесли бы ты без алкоголя научил меня держать нос по ветру, я бы тебя расцеловала.
    - Не доверяешь моему Носу, поучись у индейцев Венесуэлы. Они для получения дара прозрения вдувают трубками друг другу в нос порошок, который называют зовом предков.
    - Алкоголь на наркотики – шило на мыло!
    - Не устраивают мои рецепты, значит, сама не желаешь ничего видеть дальше своего носа!
    - Неправда! Меня Кобеня научил чуять, когда запахнет жареным.
    - Тьфу, на твоего Кобеню! Ему лишь бы топором махать!
    - Не скажи. Он топором воспроизводил себя и весь свой космос.
    - Подумаешь, раз – топором стукнул, вот тебе и ребеночек!
    - А в вашем, Конек, царстве, я как подумаю о вратах Тела, предназначенных для рождения, так краснею, точно маков цвет.
    - И краснеть нечего: все Отверстия - органы любви. Мы любим глазами, ушами, губами…
    - А мы любим сердцем!
    - Кончай заливать! Лучше вникни в опасность: врата любви постоянно соприкасаются с Тем светом, они больше всего нуждаются в защите. Вышивка, кружева, бусины…
    - Уговорил куплю легкомысленные трусы с рюшками.
    - … мази, обереги сохранят твое Тело целым и невредимым. Опять зубы скалишь?!
    - Нет-нет, я с тобой согласна: каждый раз, выходя из дома, нелишне «прикрыть» все уязвимые места Мировыми символами. И простуда не прицепится, и брань на вороту не повиснет.
    - То-то же!
    - А знаешь, моя волшебная Лошадка, о чем я сейчас подумала? Мне кажется, что то, что входит и выходит из Тела должно иметь большее значение, чем «отверстия».
    - Неверно. Здоровое, защищенное Тело легко превратит отравленную еду и питье в лекарство, а навоз в строительный материал мироздания.
    - Да ладно тебе! Небось, даже ты, если поганок наешься, сыграешь в ящик!
    - Ничуть не бывало. Неси мухомор, и я покажу тебе заморские страны.
    Магический парадокс: еда раздвигает границы мира. Внутреннего и внешнего. Сама наблюдала. Когда мой маленький внук впервые приехал в Хельсинки, он, сойдя с поезда, тут же заметил свой любимый Макдоналдс. И почувствовал себя, как дома. Легко отмел мои возражения против пластмассовых гамбургеров и радостно потопал на родное пастбище.
    - Послушай, Конек-Горбунок, мне пришла в голову гениальная идея. Ты говорил, что если съесть кусочек волшебного дарителя то превратишься в чародея, и не надо будет так долго учиться.
    - Собираешься откусить мне ухо? Ни к чему это. Достаточно мне по-братски поделиться своей пищей.
    - Поделишься сенцом? Я приготовлю из него отвар и стану им лечить желудок.
    - Никакое «сенцо» тебе не поможет. Ты не умеешь отличать пищу живых от пищи мертвых.
    - Ну, опять лекция на час! Когда же приступим к практическим занятиям?
    - Сейчас. Загадай желание.
    - Похудеть! Ой, только не предлагай мне очередную диету! Я уже все перепробовала.
    - Дурацкое слово «диета»! Назови это: «своя пища».
    - Как я узнаю, какие продукты мои, а какие чужие? Останавливаться в супермаркете перед каждым апельсином и спрашивать себя: «Тигра, это ест или не ест»?
    - Именно так. Видишь фрукт и представляешь себе, как дольки брызжут соком, и сок разливается по языку. Если Тело радостно откликается – твоя пища.
    - И это все?
    - Нет. За столом каждый кусок, который ты откусываешь, грузится на тележку, запряженную огненным осликом. Ослик деловито снует по желудку и кишкам, сгружает живую пищу, выжигает омертвевшую и вывозит отходы.
    - А он может также расправиться с лишней подкожной клетчаткой?
    - Он сжигает все, что мешает твоему Телу быть здоровым.
    - Теперь все?
    - Нет, не все. Каждый раз ты должна оставлять на тарелке щепотку еды для добрых духов. Куда же ты помчалась?!
    - На кухню. Практиковаться.
    Четко соблюдаем инструкцию. Готовим омлет с сыром. Следим, чтобы был пышным, и корочка поджаристой. Кличем троюродного братца Горбунка. Без спешки нагружаем телегу. Стоп! Прекратить заглатывать еду, не разбирая ни вкуса, ни запаха! Нагружаем маленькую тележку. Еще на три ездки ослика осталось. М-м, вкусно!
    Ой, духов покормить забыли! Маг скажет, что у нас все в одно ухо влетает, из другого вылетает. Ну-ка, соскребем приставшие к сковороде крошки и разложим по тарелке. Авось духи не обидятся.
    - Учитель, если я духов плохо покормлю …
    - Они тебя проглотят, и ты окажешься в Запредельной стране. Чтобы вернуться, придется совершать обряд очищения.
    - Понятно – расстроится желудок. А если не они меня, а я их случайно проглочу?
    - То же самое.
    Что ж, в этом есть определенная симметрия. Иначе, с какой радости у меня второй день колет в боку. И все тот же отвратительный сон снится. Что-то подсознание пытается мне этим сказать, но я не понимаю его языка.
    - Послушай, Горбунок, не поможешь расшифровать сон? Он, правда, неаппетитный…
    - Чего уж там, рассказывай! Все отправления организма обрядовые.
    - Мне снится, что иду я по улице, и мне срочно нужен туалет. Заскакиваю в поликлинику, делаю вид, что я к врачу. Долго плутаю по коридорам, а сил нет терпеть. Наконец, во дворе нахожу вонючее отхожее место. Унитаз загажен. Спускаю воду, чтоб промыть его, но вместо естественного процесса из унитаза начинает извергаться содержимое канализации всего здания. Я чищу-чищу дерьмо, а оно все прибывает и прибывает. К чему бы это?
    - Ты сильный шаман! Я сразу понял.
    - Ха-ха!
    - Не смейся! Твое племя отдало тебе драгоценную часть себя, чтобы ты из хаоса сотворила для них мировой порядок. Такова воля Магов.
    - А почище работку они не могли мне найти?
    - Не говори глупостей, а то лишишься волшебной силы.
    - Нет, я не отпираюсь: у меня есть некоторые способности регулировать психику близких людей. Но навешивать на меня целое племя! Думаю, Маги погорячились.
    - Родиться волховью за один раз невозможно. Рождение колдуна – Овнешвление Тела - происходит в несколько этапов. Причем, оно не обязательно должно быть из зада….
    - Интересно, вы, древние, никогда не видели, как рождается ребенок?
    - …«видеть» к делу не относится. Маг рождается из носа, бедра, уха….
    Тогда, я предпочитаю, как Афина, из головы Зевса.
    Имею право. Мой собственный город родился из головы Петра. Весь СССР – плод воображения большевиков.
    - Африканский целитель много ночей выходит из чрева матери. Он ворует ее еду, и при этом рубит дрова, носит воду, толчет зерно. С наступлением утра он возвращается в материнскую утробу. Окончательно родится он тогда, когда понадобится спасать свое племя от смертельной болезни.
    - Вот-вот, у нас тоже некоторые мамочки кормят своих великовозрастных детишек лет эдак до шестидесяти. Правда, я не замечала, чтоб детки утруждали себя работой по хозяйству.
    - У таких «мамочек» мертвое Тело.
    - Откуда ты знаешь?
    - Носом чую. Мертвое Тело порождает чудовищ.
    - Круто у вас с моральными характеристиками!
    - Мораль тут ни при чем. Мы говорили о шаманах, которые не только рождается в несколько приемов, но и умирает так же.
    Ха! Постепенное умирание мне хорошо известно! Стоит позволить пессимизму победить тебя, как тут жежелудок не работает, зубы гниют, кожа приобретает землистый оттенок. Все живое сторонится тебя. И ты влачишь жалкое существование полутрупа.
    - Но как, Учитель, извергнуть из себя черные мысли, которые ведут к смерти?
    - Тебя интересует волшебная сила испражнения?
    - М-м, как-то ты облагораживаешь этот акт…. Нет, я не спорю: очистить желудок – неплохая мера. Но сейчас для меня важнее исторгнуть тяжелые воспоминания из головы.
    - Не корми их. Они и зачахнут.
    - Что значит «не корми»?
    - Не возвращайся к ним, не прокручивайв уме: как это случилось, почему, кто виноват.
    - Само думается.
    - Допустим, тебя некогда предал близкий человек. Преврати его в отвратительного зверя, сидящего под деревом на заснеженной поляне. Он раскрывает красную пасть, брызжет слюной, ругается последними словами! Не корми его своим страхом. Смело подойди и привяжи цепью к дереву. Прямо над головой посади на ветку ворону. Ворона делает ка-ка-ка, и зеленая струя окатывает зверя с головы до ног. Его тело скукоживается. Из пасти еще доносится: да ты!...да я тебя!... , но все тише, все приглушеннее. И, наконец, на снегу остается только размазанное зеленое пятно.
    - Остается только надеть резиновые перчатки, собрать зеленый снег в комок и выбросить в урну.
    - Именно так. А главное не бояться переступать Границу. Помни, шаман умирает сотни раз, но каждый раз возрождается с еще большим могуществом.
    Полезная мысль. При психологической боли сознание съеживается в пятикопеечную монетку. Окружающая жизнь исчезает из поля зрения. Первое, что нужно сделать в этой мучительной ситуации, расширить поле зрения. Увидеть вокруг «пятачка» белую поляну, лес, небо. Затем отступить на шаг, и, закрутив воронкой боль, оставить ее на снегу. Чтобы обида не потащилась следом, придавить «монетку» сверху камушком. Сделатьеще пять шагов назад, оглянуться вокруг и удивиться: как можно было из-за такой ерунды столько убиваться. Еще шаг – и сияющая красота зимнего леса вытесняет все мелкие обиды.
    Скорее всего, сразу не получится. Но после нескольких тренировок болевая точка уменьшится до булавочной головки, и позже вовсе превратится в пшик.
    - А знаешь, Горбунок, я только сейчас заметила, что слово «поносить»– ругать кого-то – связано с поносом. Получается, если тебя кто-то поносит, значит, у него больной желудок, и ему можно посочувствовать.
    - И простить. Прощение – кратчайший путь к возрождению.
    -Кстати, Конек, почему в вашей магии никак не учитывается извержение семени?
    - Как не учитывается?! У индийских аскетов семя поднимается по позвоночнику вверх, и если порезать палец, то вместо крови течет семя.
    - Потрясающее доказательство святости. Ну, а как насчет использования семени по его прямому назначению?
    - Для отправки на Тот свет?
    - Нет, конечно! Для деторождения.
    - А-а, это тоже случается. Хотя гораздо эффективнее пользоваться другими веществами, исходящими из Тела. Некий индийский царь пришел к отшельнику и спросил его: «Как мне вместо одного сына получить сто?» Отшельник предсказал: «Если положишь на жертвенный огонь своего сына, то когда жир его смешается с дымом, и сто женщин вдохнут его испарения, то зачнут сто сыновей».
    - Ничего себе экстракорпоральное оплодотворение! А ну как что-нибудь не сработает, и лишишься единственного сына! Я бы запретила такие опасные эксперименты!
    - Сомневаешься в могуществе подвижников? Тогда тебя ждет участь глупой царевны. Когда она проезжала со своим войском по лесу, то увидела огромный муравейник. Не догадываясь, что это великий мудрец Чьявана, сосредотачивавшийся так долго, что муравьи построили над ним целую гору, она сунула в отверстие травинку. И проткнула подвижнику глаз.
    - И что ей за это было?
    - Разгневанный Чьявана запретил ее войску испражняться.
    - Сугубо Магическое наказание. Но я мудреца понимаю. Кому понравится, когда тебе мешают медитировать. Я бы за такое заставила царевну выйти замуж за этого грязного обросшего одноглазого старика!
    - Зачем за старика? Он превратился в прекрасного юношу.
    - Позавидуешь такой способности сосредотачиваться. Впрочем, просидеть сто лет в муравейнике, чтобы овладеть медитацией – слишком дорогая цена. Что скажешь, мой волшебный помощник?
    - Мне скоро пора уходить, но я могу выполнить твое последнее желание.
    - Уже?! Я так к тебе привыкла! Можно я тебя поцелую?
    - Рано еще отправлять меня поцелуями за Границу. Загадывай желание.
    - Мне часто снятся дурацкие сны, в которых чтобы я ни делала, ничего не получается. Я их называю «крокодил не ловится, не растет кокос». Ты не мог бы их как-нибудь подправить?
    - Для этого нужно в новый сон «въехать» на предыдущем, как ты говоришь «дурацком», сне.
    - Это что-то новенькое. Как это делается?
    - Ложишься спать и рассказываешь духам, с которыми у тебя наступил разлад, предыдущий сон.
    «Разлад с духами»? Может, имеется ввиду конфликт моих психических Я?
    - Давай порепетируем на тебе. Допустим, ты недовольный дух.
    - Допустил.
    - Я на холодном, грязном вокзале какого-то провинциального городка. Возвращаюсь домой после семинара по семиотике. Устала, как собака. Оборванные бомжи спят на скамейках. Некуда пристроиться. Подходит электричка. Мой вагон выглядит так, будто он прибыл прямо из 90-х: клеенчатая обивка порезана, клочьями торчит поролон, окна побиты. В одном купе приблатненная компания дуется в карты. Грязные сапоги задраны на сиденье, пол заплеван шелухой от семечек. Опасливо перехожу в следующий отсек. Там два подростка держат здоровенного сибирского кота, а третий пытается засунуть ему в пасть черепаху. Пытаюсь урезонить мальчишек, а они презрительно: «Эта черепаха сама, кому хошь, голову откусит!» Наконец, умудряюсь пристроиться на краешек сидения, и тут меня точно кипятком обдает: мне вечером делать доклад в Питере, а все материалы к нему остались на семинаре. Я судорожно хватаю мобильник, чтобы попросить прислать материалы следующей электричкой, но корпус телефона разваливается у меня в руках. Дрожащими пальцами пытаюсь попасть в оставшиеся кнопки с истертыми цифрами. Но не помню номера телефона. Выскакиваю на остановке из поезда, чтобы ехать обратно. Попадаю на точно такой же богом забытый вокзал. Там мне сообщают, что следующая электричка только через сутки.
    - Дай-ка я загляну тебе в рот. Скажи: «А». Ай-яй-яй! Сердце усохло, печень черная! Как можно ссориться с духами?!
    - Что же теперь делать?
    - Исправлять сон! Перед тобой холодный заплеванный вокзал прошлого сна. Ну же, входи в него! Набери в рот теплой воды из чашки …
    - … и опрыскать грязные углы, так, чтобы вокзал засиял чистотой?
    - Молодец! Не забудь покормить бомжей и дать им одеяла.
    - Сделано. Зал ожидания пронизывают солнечные полосы, в них танцуют пылинки. Бомжи спят на скамейках, укутавшись клетчатыми пледами.
    - Пора наводить порядок в электричке. Что тебе для этого нужно.
    - Бригада плотников.
    - Достаточно цветов, которые тебе подарили после доклада. Пройди по проходу и положе по цветку на каждое сидение.
    - Я побаиваюсь хулиганов, которые дуются в карты.
    - На что они играют – на жизнь? Вот и отыграй у них свою жизнь.
    - Поняла. Та-ак. Аккуратно отодвигаю туфелькой грязный сапог, стряхиваю шелуху с сиденья. Сажусь играть.
    - Осторожно - у парня четыре туза в рукаве!
    - Прекрасно вижу их карты сквозь засаленные рубашки. У меня тройка, семерка, туз! Разделала жулье под орех! И они тут же испарились!
    - Пощупай свою печень? Чувствуешь: точно ангел щекочет перышком! А сердце - пламенный мотор!
    - Небрежно подхожу к подросткам, которые пытаются засунуть черепашью голову в пасть коту. Глажу густую шерсть: «Ну, котик, миленький, зевни!»
    - Стоп! Неправильно! Смотри: дую черепахе на темечко, и она раскрывает раздвижную, как у змеи, пасть. Теперь туда легко влезет кошачья морда со всеми усами и ушами.
    - Опозорил ты меня перед мальчишками!
    - Ерунда! Они обалдели от вида черепахи, заглатывающей кота. Впредь будут шелковыми. Что чувствуешь?
    - Убаюкана твоим голосом. Тело проваливается, как в пуховую перину. Руки-ноги тяжелеют. Глаза слипаются. Вот-вот усну. Что это у меня вместо подушки? Бархатное ухо и кожаный влажный нос? Как щекотно от ресниц Конька. Меня тихонько укачивает и несет в счастливую страну.
    - Спас…и… тебе…помощ…

***

    Благодаря Коньку-Горбунку мое сознание заговорило (вошло в заговор c…?) на одном языке со вторым древним пластом моей психики. Я овладела еще одним инструментом, который превратит неконтролируемую стихию подсознания в надежного союзника, поможет расшифровать и исправить сны, в которых «крокодил не ловится, не растет кокос». Мне стало понятно, что «нестыковка» в снах говорит о том, что у разных психологических Я совершенно различные цели. Древнему Янаплевать, успею ли оказаться в нужное время в нужном месте, завершить в срок проект, купить машину, как у коллеги. Оно отвечает за физическое и душевное здоровье, гармоничные отношения с внутренним и внешним миром. С помощью обрядового инструмента «второго порядка» можно точнее корректировать сбои в этой области.
    Жаль терять такого чудного волшебного помощника. Но мой путь еще на закончен: мне предстоит подняться на третью ступень коллективного сознания и овладеть инструментарием «третьего порядка».

 

ГЛАВА 7. ПАСИФАЯ

 

    Здесь мне снова понадобится Проводник, который не даст заблудиться в лабиринте Мифического обряда. Где его искать? Стоп! Лабиринт – это же Крит! А правительница Крита - царица Пасифая. Она-то мне и нужна. Но как попасть в Кносский дворец? Еще раз позвать Конька-Горбунка и попросить не в службу, а в дружбу отнести меня туда? Боюсь, Конек с его равенством и братством не одобрит минойскую культуру. Придется воспользоваться фотографией раскопок Кносского дворца и перенестись туда силой воображения.
    Крибле! – закрываю глаза и медитирую на Крит. Крабле! – меня несет на воздушной подушке в Средиземное море. Бумс! – получилось! Роскошный зал дворца Пасифаи. Стены расписаны осьминогами, колонны перевернуты раструбами вверх, в львинолапом жертвеннике горит огонь. На рогатом троне сидит мраморная царица, точь-в-точь фигурка из Пушкинского музея: платье, расшитое крокусами, черный корсаж стягивает талию и открывает грудь, в руках - две черных змеи.
    - Как ты сюда попала, чужеземка? Как посмели евнухи пропустить тебя в мой храм?
    Вот тебе на - я приняла царицу за статую! Такая неосторожность может привести к знаковой смерти, а она так же неприятна, как и реальная. Попробую прибегнуть к трикстерству.
    - У ваших евнухов, Ваше Величество, нос не дорос останавливать мое воображение.
    Уф, кажется, в точку попала! В Мифической культуре нос символизирует мужской орган.
    - Какого ты роду-племени?
    Ну, если я скажу ей о своем рабоче-крестьянском происхождении, со мной, как с рабыней, не станут делиться сакральным знанием. Чтоб такое наплести, чтоб меня восприняли как гостью, посланную небесами?!
    - Ваше Величество, я происхожу из земли, которая занимает одну восьмую часть суши, владеет одной третью природных богатств мира, в ней тринадцать городов равных Вавилону и Мемфису.
    - Великим островом ты владеешь. Как твое имя?
    Ага, имя – это главный знак. Ключ к прошлому и будущему.
    - Меня зовут Любовь.
    - Ты дочь великой Ма Дивии? Матери, породившей все сущее в трех мирах?
    Ого! Мой статус взлетел до высшей отметки! Теперь, чтобы не опростоволоситься, нужно подкрепить его волшебным даром. Отдать кольцо или часы? Часы. И мобильник.
    - Внучке Гелиоса от Любови.
    - Дочери Ма Дивии от царицы Пасифаи.
    Что это она мне подарила? Египетскую пирамидку из оникса? Какой теплый цвет! Наверно, это ключ от какой-нибудь двери.
    - Это Камень, исполняющий желания. Проси, получишь все, что пожелаешь. Хочешь, пояс Венеры, с помощью которого Гера соблазнила Зевса, хочешь кольцо Великой богини, которое покоряет все сущее.
    Влюблять в себя быков и козлов?! Премного благодарна! Стоп! Не политкорректные мысли: Пасифая родила Минотавра именно от черного Быка.
    - Простите Ваше Величество, любая женщина на моем месте попросила бы всепобеждающую красоту тела гетеры Фрины, которая спасла ее от смертной казни на суде Ареопага, но мне важнее встретиться с Минотавром.
    - Зачем тебе Минотавр? Он общается с греческими данниками и не любит, когда его беспокоят.
    - Я несколько лет назад написала о нем пьесу и теперь хочу проверить одну свою гипотезу.
    - Ты создала миф о моем сыне? Хорошо, чужестранка, я позову кормилицу, и она подготовит тебя к мистерии, связанной с культом Быка.
    Интересно, каким жутким манипуляциям меня подвергнут?
    О! Наверно, эта выросшая из-под земли старуха с пергаментно высохшей кожей и есть кормилица. Надо же, в таком возрасте и вовсе без одежды! Если не считать горящий медный треугольник на причинном месте и сплошную татуировку!
    Она приказывает жестом опуститься на колени. Осыпает мне голову белой глиной. Странно, неужели она посвящает меня в гетеры? Это они обычно носили белые парики. Складывает мои пальцы в непристойный жест уличных мальчишек. Достает заостренную палочку. Обмакивает в какую-то черную жидкость. Наверняка сейчас нарисует мне на груди такой же узор, как у нее. Так и есть. Протягивает мне шкатулку.
    Нет! Не хочу! Я знаю, что там! Я боюсь змей!
    Старуха цепко держит за руки и не пускает бежать. Открывает шкатулку. Так и знала! Достает змею и вешает мне на шею! Стою, будто окаменела. Кормилица раздвигает мне колени. Нет! Не буду! Змея медленно ползет по груди и животу. Меня передергивает от гадливости.
    Железные руки кормилицы впились в запястья. Ее черные глаза гипнотизируют. Змея заползает в меня.
    Меня будто взрывает, и я рассыпаюсь на тысячу осколков!
    - Ну-ну, пора возвращаться. Какие вы, чужеземки, изнеженные!
    Я сижу в кресле, вцепившись руками и ногами в рога. Пасифая капает мне на раскаленные губы какой-то прохладной жидкостью. Кормилица исчезла.
    - Что это…?
    Я хочу сказать: что это было? Но язык не слушается.
    - Это семя семи черных быков. Или ты предпочитаешь детородный орган осла, семижды опущенный в кипящее масло? Тоже очень мощное снадобье.
    Фу, какая гадость!
    - Не дергайся, сиди смирно. Теперь одного прикосновения твоих губ достаточно, чтобы заколосилось поле.
    Ну да, теперь меня можно бросать на подъем сельского хозяйства в стране.
    - А одной капли твоей менструальной крови достаточно, чтобы не осталось ни одной гусеницы на полях.
    Два в одном: и компания по производству удобрений и завод ядохимикатов.
    - Спасибо, великая царица, мне уже лучше. Можно теперь побеседовать с Минотавром?
    - Сейчас ты не готова.
    - А когда? Завтра?
    - Завтра? Зачем тебе бронзовое будущее, если тебе принадлежит золотое прошлое.
    - Меня отправят во вчерашний день?!
    - Ты итак в прошлом - раз сочиняешь мифы.
    А я-то тешила себя надеждой, что работаю на светлое будущее.
    Надеюсь, меня больше не станут скармливать змеям!
    - Без помощи Великой матери, тебе не спуститься глубже по ступеням Времени.
    Вложила мне в руку глиняную статуэтку. Хороша же «мамочка»! Нечто без головы, с огромными грудями, животом, а вместо нормального детородного органа –мужской лингам!
    - Благодарю Ваше Величество за Ма Дивию, но нельзя ли мне получить клубок Ариадны, чтобы спуститься в Лабиринт?
    - Причем тут Ариадна? У нас в Лабиринт все ходят с красным клубком - традиция такая.
    Хм, действительно, целая корзина клубков. Выбирай любой. Наврали, что Ариадна подставила брата под меч Тезея. И про Лабиринт наплели. Всего лишь анфилады комнат, как в Эрмитаже. Ага, ступеньки вниз. Все-таки это подземелье. Или пещера в скале? Это, наверняка, зал Минотавра! Мрачновато тут!
    А вот и он собственной персоной: сидит на быкообразном троне, вырезает письмена на глиняной табличке. Пожалуй, похож на свои изображения. Только не великан. С меня ростом будет.
    - Здравствуй, Минотавр!
    - Здравствуй, чужеземка! Боишься меня?
    - Не очень. В свое время я написала пьесу, которая называется «Учитель Минотавр».
    - Обо мне много чего наговаривают. Садись на скамеечку у моих ног.
    - Думаю, за последние три тысячи лет это единственное произведение, где ты выведен положительным героем.
    - С чего ты взяла, что я не пожираю греческих данников?
    - Догадалась, что с твоей бычьей головой, удобнее быть вегетарианцем. К тому же, раз греческая культура вышла из критской колыбели, значит, ты этих деревенщин просто-напросто учил уму-разуму. А страху напускал – чтоб домашнее задание прилежнее выполняли.
    - Ленивы они, эти микенцы. А ты, Любовь, похоже, тоже Учитель жизни?
    Быстро тут разносятся слухи.
    - Что-то вроде того. Жарко тут у тебя. Как только ты не изжарился?
    - Печь нужна для обжига табличек, а пещера поддерживает постоянную температуру. Мои послания должны пережить тысячелетия.
    - Между прочим, часть твоих табличек так и не расшифрованы. Не помню: то ли линейное письмо А, то ли линейное письмо Б.
    - Разберут и второе письмо. Тысячелетия – лишь вдох и выдох Матери-земли.
    - Ну да, у вас титанов иные масштабы.
    - Зачем ты вертишь в руках клубок? Дай его мне! Или боишься, что без клубка не выберешься из Лабиринта?
    - Пасифая рассказала про традицию.
    - Она пошутила. Видишь, нас с тобой теперь связывает красная нить - это пуповина. Она соединяет Небо и Землю, Пространство и Время…
    - …мать и дитя. Ты хочешь сказать, что я – твоя мать, а ты - мой сын? А как же Пасифая? Впрочем, если учесть, что ты отчасти плод моего воображения…
    - Опутай свой живот нитью, которая тянется от моих рогов.
    - Зачем?
    - Теперь мы связаны брачными узами. И ты мною беременна.
    - Ну, это уже ни в какие ворота не лезет! Сплошной инцест: то мать с сыном, то муж с женой! А еще говорят, ты – учитель закона!
    - Я и есть Учитель закона.
    - Чьего закона? Бога-отца, который сказал: «Плодитесь, размножайтесь!»?
    - Не «чьего», а какого. Великого закона построения и переворота Иерархии.
    - Не логично, Минотавр! Когда ты назвал меня своей матерью (Мне Пасифая еще за это уши надерет!), ты и вправду выстроил иерархию времени, но когда сделал своей женой (Мне еще за это попадет дома от мужа!), ты нас уравнял!
    - Ничего подобного? Это только у низших слоев, что совокупляются, как скоты, равенство и братство. А у высших слоев: при патриархате муж – бог и царь, при матриархате жена – грозная богиня. Неподчинение ей карается кастрацией.
    Круто! Хотя, что ж тут удивительного: в русских заповедных сказках женская вагина часто изображалась с зубами, следовательно, секс воспринимался как кастрация и смерть.
    - Знаешь, милый Минотавр, какое у меня возникло подозрение? Что твое обучение греческих данников включает секс с ними.
    - А ты бы предпочла, чтобы учитель пожирал ученика, как это было в древности? Нет, я насаждаю закон Иерархии! Чтобы перевести кого-то на более высокую ступень развития, надо стать ему отцом и мужем. Спартанский ветеран, обучающий юного воина искусству побеждать, афинский философ, делящийся своей мудростью с учениками…
    - Хватит, хватит! Я не хочу, чтобы ты развенчивал греческих философов!
    - Я их не развенчиваю, а венчаю на царство в умах людей на тысячелетия.
    Глупо упираться рогом в мораль своей эпохи, если пришел сюда, чтобы понять, почему именно секс сыграл такую роль в формировании Мифического пласта сознания. Ничего не остается, как смириться с тем, что метафоры «жадно поглощать знания» и «любить книги» в древности имели совсем иное значение.
    -Твое имя должно было тебе сказать, что Иерархия людей, явлений природы, сторон света, настоящего и прошлого, частей тела тесно сопряжена с обрядовым сексом. Разве тебе самой не приходилось тысячу раз умирать от любви и тысячу раз возрождаться?
    - Что-то не припомню. Однако мне все равно непонятно, почему последующие эпохи наложили на секс почти такое же табу, как на каннибализм?
    - Потому что, если черни станет известен обряд, на котором зиждется Мироздание, наступит конец света.
    Круто. Действительно, секс, точнее табу на него, многие века контролировало поведение низших слоев. Лишившись сакральности, связи с потусторонними силами, секс перестал быть орудием подавления, но при этом исчезло ощущение экстаза, головокружительной радости бытия. Или как сказал поэт, сейчас мы живем «без божества, без вдохновенья, без слез, без жизни, без любви».
    - Ты за этим спустилась в Лабиринт? Хочешь испытать экстаз?
    - Ну, отчасти… да, Учитель, за этим.
    - Задуй светильник и закрой глаза. Когда коснусь кольцом твоего лба, открой глаза и посмотри на того, кто приблизится к тебе из глубины пещеры.
    Не может быть! Неужели это мой отец? Ведь он умер в прошлом году? Какое странное на нем одеяние. Как у персидского царя. Что ж он прожил хорошую жизнь и заслужил быть царем. А что у него в руках? Лавровый венок? Он хочет передать мне свой писательский дар? Но ведь это символизирует перевернутый секс: моя голова – фаллос, венок – вагина!
    - Позволь отцу надеть на тебя венец, и ты станешь его царицей.
    - Нет! Даже под гипнозом я не могу перешагнуть через моральный запрет!
    - Прекрати! Ведешь себя, как рабыня! Для тебя, жрицы Любви, это лишь ступенька во Времени. Отец – Дочь, Мать – Сын. Шагни вверх и достигнешь,…что ты там заказывала? А-а, ну да: и «божество, и вдохновенье»!
    Странное ощущение. Известно, что Лот спал со своими дочерьми, и Бог не покарал его каменным дождем. Я даже могу понять художественное преувеличение, когда герой романа испытывает неодолимую страсть к двенадцатилетней падчерице-нимфетке. Но это все литература, а в жизни…
    Стоп! Причем тут «жизнь»?! В искусстве образ отца замещается царем, старцем, учителем, свекром, дядей, богатым иностранцем, наконец. Важно только, что он непременно отделен временной или статусной ступенькой, и тогда у читателя возникает чувство обрядового экстаза.
    - Чувствуешь дыхание смерти на лице? Твой отец все еще стоит там. Подойди к нему, не бойся!
    Папа, я хочу поблагодарить тебя за все твои волшебные дары, Я знаю, что в минуту опасности твои мгновенно срабатывающие рефлексы вырвут меня из лап смерти. Если нападет болезнь, твои гены будут с ней сражаться. Когда попаду в беду, ты шепнешь мне на ухо правильное решение. Вот и сейчас ты клубок с красной нитью, позволяющий мне погрузиться в лабиринт моей древней психики и выйти из него в целости и невредимости.
    - О! На тебе венец царицы! Чувствую экстаз рождения новой Иерархии! Поздравляю!
    - Я всего лишь сказала ему спасибо за гены предков, которые он мне передал.
    - Слово благодарности – самый мощный сексуальный символ.
    - Ну да, кто бы сомневался! Минотавр, можно я задам тебе еще два вопроса?
    - Начни со второго.
    - Хорошо. Секс с «высшей инстанцией», с точки зрения Мифического обряда, закономерен. А как насчет секса с «низшей инстанцией»: нищим, уродом, рабом, животным?
    - Это тоже правильный секс. Он переворачивает старую и порождает новую Иерархию.
    - Тогда еще один вопрос – личный.
    - Давай, не стесняйся.
    - Скажи, Учитель, зачем ты, зная, что тело животного ниже тела человека, сохраняешь звериные черты в своем облике?
    - Ты имеешь в виду бычью голову? А как ты в созданном тобой мифе это объяснила?
    - Ну, я привела политические мотивы: боги-олимпийцы победили в войне титанов и навязали им антропоморфную форму. И только ты, Минотавр, не желая подчиняться диктатуре, сохранил черты титана. Нечто вроде гражданского неповиновения.
    - Что ж, можно и так объяснить… Ты помнишь, как выглядит греческий бог Приап?
    - Волосатые ноги, копыта и непомерный фаллос.
    - Правильно. Его тело балансирует между человеком и животным. Зооморфные части напоминают о том, что каждая Пирамида чревата переворотом. Сдвинулось равновесие в сторону животного, и сын хромой потаскухи, сидящей на перекрестке дорог в лохмотьях, с распущенными волосами и обнаженным срамом, становится царем.
    - Представляю, как ребенок, воспитывавшийся в таких социальных условиях, будет править страной.
    - Так же как римские императоры Вителлий, Оттон и Нерон, которые после гибели критской культуры станут играть свадьбы с конюхами, рабами и шутами.
    - А может, все-таки не обязательно заниматься сексом с конюхами и иметь волосатые ноги, чтобы пошатнуть устои?
    - Разумеется! Можно вернуться домой нищим, как Одиссей, служить рабом, как Геракл, нянькой, как Деметра. Или, наконец, работать простым каменщиком, как Аполлон, когда он строил стены Трои. Переворот Иерархии необходим для высвобождения плодотворной энергии богов и героев.
    - Но секс все же кратчайший путь к творчеству?
    - Для тебя – нет. Все дочери Ма Дивии наделены мистическим даром. Мужчина может получить тайное знание только в результате интеллектуального подвижничества, мастерства в ремеслах, военного подвига, или женитьбы на мудрой женщине.
    - А-а, недаром Иван-царевич, чтоб найти невесту, обращался за инструкцией к Бабе Яге! Значит, я, по-твоему, тоже ведьма?
    - Ты, чужестранка, сотворила Миф. И за то, что ты возродила меня в своем времени, позволь сделать тебе подарок.
    - Что-то я опасаюсь ваших мифических подарков.
    - Желаешь стать участницей главного обряда плодородия - соития с Критским быком?
    - О, знаменитое шоу, в котором юноши и девушки крутят сальто через рога мчащихся быков?! Надеюсь, ты не заставишь меня выходить на арену в качестве комической блудницы, пародирующей непристойными жестами гимнастов?
    - Так ты согласна участвовать в обряде?
    - Вместе со старухами гетерами, принимающими под сценой мужчин из публики?
    - В качестве юной невесты Критского быка.
    - Представляю, какой фурор вызовет стойка на кинжально острых рогах дамы моем возрасте и при моей комплекции! Когда начнем тренировки?
    - Мне нравится твоя стремительность и отвага, но прежде чем посвятить тебя в невесты Быку, Пасифая и ее евнухи проведут тебя через обряд совокупления с Огнем, Водой и Камнем.
    - То есть я увижу ваше шоу только после того, как пройду огонь, воду и медные трубы?Минотавр, мне неловко, что я, как ребенок, ухватилась за новую игрушку, в то время как тебя ждет…
    - Меня ждет память в веках! Зажигай светильник и бери свой клубок, а то заблудишься при выходе из Лабиринта.
    - Ну, да, заблужусь! Пасифая сказала, что клубок - дань традиции.
    - До встречи.
    Кажется, я шла ступенек десять вниз, потом направо. Нет, налево! Теперь через анфилады залов…. Ой, кажется, и в правду потеряла дорогу. Куда теперь? Налево? Нет-нет, точно помню: я повернула сначала направо, потом…или наоборот?
    Что это? Музыка? Откуда? Барабаны и что-то вроде флейты. Пойду на звук. Узкий длинный зал. Юноши в красных юбках вертятся волчком. Музыка бьет по барабанным перепонкам. Начинает кружиться голова. Проскальзываю между разгоряченными телами. Несколько ступенек вверх, и попадаю на плоскую крышу. Солнце раскалило ее, как сковороду. Свет слепит. Все дробится и плывет перед глазами. Оранжевый, зеленый, фиолетовый луч высвечивает то чей-то глаз, то ухо или нос.
    Окружающие лица, требуют, чтобы я что-то сделала. Но что? Ага, жертвенный треножник. Может, зажечь огонь? Но чем? Жаль, не курю, зажигалки нет. Очки? Дома остались. Ну-ка, Солнце, протяни на ниточках лучи-ладони и зажги жертвенный огонь!
    Получилось! Ой! Меня поднимает какая-то сила и ставит на треножник. Прекратите! Я же сгорю! Ну вот - джинсы занялись. Яростно колочу себя по коленкам. Футболка дымится. Но странно: на мне пылает одежда, а я не чувствую ожогов.
    Прямо на меня летит огненный шар. Не разберу, что это? А, колесница! Нет, спасибо - это небесное такси не по мне! Всем известно, чем кончилась управление солнечной колесницей для одного дерзкого юнца. Что-что? Нельзя отказаться? Что ж, правду говорят: в огне брода нет.
    Ап! Надо же, удалось вцепиться в вожжи и не вывалиться!
    Вперед, красные кони! Поеееехали!
    Только вниз не смотреть, а то голова закружится. Накаркала! Сейчас меня вырвет! «Опояшься радугой, чужестранка». Чей это голос? Повторяй священные слова: «Я - дочь Ма Дивии и мать семи священных огней!». Ладони - лучи на ниточках - сжимают меня в объятиях. У-у, я вся горю! Неужели, Солнце мой жених? Пустите, мне плохо!
    Какая тяжесть в животе! Может это бремя плода? Снимаю пояс-радугу, сворачиваю его как люльку. Мне очень грустно, потому что никак не могу вспомнить, кого я должна родить. По щеке катится слеза: кап! в радугу-люльку. Ну, конечно! Я должна родить звезды! Первая звездочка падает вниз, вторая, третья….
    Где я? Ни коней, ни звезд, ни солнца.
    - Пасифая! Царица! Ваше Солнечное Сиятельство!
    - Что ты, чужестранка, так раскричалась? Не подобает Возлюбленной Гелиоса поддаваться панике, точно рабыне!
    - Так ведь.…Постойте – если я теперь жена Солнца, а вы его внучка, значит, я вам бабка, а вы мне внучатая племянница. Здорово тут у вас умеют состарить!
    - Ты можешь быть царицей только в своей стране, а здесь ты всего лишь гостья.
    - Сложная иерархия: по одному параметру я стою почти на самой верхней ступени, по другому чуть ли не на самой низкой.
    - Сейчас жрецы очистят тебя от грехов, затем совершишь омовение, и тебе принесут свадебные одежды.
    - Ванна! Yes! А вот насчет свадебных одежд я как-то сомневаюсь. В свадебных одеждах у вас хоронят, так? А мне умирать рановато, мне Минотавр еще обещал показать акробатическиеномера с быками.
    - Повтори трижды священные слова.
    Исчезла и даже не дослушала пароль. Где это я? Какой-то зал…. На сужающихся книзу колоннах перевернутые факелы. Очевидно, это храм смерти. По стенам в два ряда стоят жрецы с бритыми головами. Они не похожи они на критян – обабившиеся какие-то. У левого ряда в руках потухшие светильники. Жутко холодно. Зуб на зуб не попадает. В конце концов, на Крите я или где? Куда подевались оливковые рощи и зеленое море с рекламных проспектов? Почему турагентство не предупредило, что надо захватить дубленку и сапоги?
    Гм, кого мне эти жрецы напоминают? А-а, египетских евнухов в фартуках! Вон самый толстый поднял руку, подал знак - и левый ряд жрецов потянулся ко мне с потушенными факелами. Надо же! Мое общение с солнцем не прошло даром! Стоит поднести факел к моей корневой чакре, как он тут же вспыхивает!
    Уф, кажется, легко отделалась. Евнухи с перевернутыми факелами цепочкой потянулись из зала. Остался один толстяк. Он поднял руку, и передо мной очутился сосуд с воткнутым в воду глиняным фаллосом. И что мне с этим непристойным пестиком делать? Может, по-трикстерски швырнуть о плиты пола и разбить на куски? Или магически коснуться губами? А ну-ка, запущу его в небо: «лети, птичка, огненным голубком!»
    - Как твое имя, чужеземка?
    - Вы прекрасно знаете, Ваше Величество, что меня зовут Любовь!
    - Чья ты дочь?
    - Опять двадцать пять! Вы же сами сказали: Ма Дивии.
    - Почему ты бросила фаллос в небо?
    - Потому что мой муж - Небесный Огонь, а мои дети Звезды.
    - Вижу, ты готова к венчанию с Морем.
    - Конечно. Если только волны не будут слишком высокие, и меня не засудят за многомужество.
    О, опять растаяла, как шахматная королева. Зато появилась Кормилица с ларцом! Показала знаком следовать за ней. Опять будет играть в молчанку! Что ж, пообщаемся жестами.
    - Нет, Кормилица, не открывай крышку! Змей больше не надо! Не змеи? А что в ящичке? Благовония? Это другое дело! На такой обряд я согласна.
    Да-а, ничего не скажешь, ванная у них тут роскошная! Мне больше всего нравится плитка с голубыми дельфинами. Ну, и каменная чаша с горячей водой – почти джакузи! Брр, мурашки по телу от удовольствия!
    - Шампуня у вас тут, конечно, нет? Что? Мыться благовониями?
    Действительно, мылкие. Вот это я понимаю – царская жизнь!
    Черт! Так и думала, что без змей не обойдется! Как я сразу не заметила, что у Кормилицы ожерелье из живой змеи.
    - Стойте! Зачем же гада в воду совать?! Может, он вовсе не водоплавающий! Или горячей воды не любит!
    Нет, я не какая-нибудь деревенщина, знаю, что змея – хтоническое божество, но не могла бы оно поплавать вон в том, дальнем конце бассейна, а не около моего лица! Не то чтоб я боялась, но не люблю повторов, даже обрядовых.
    - Что теперь, Кормилица, ты от меня хочешь? Чтобы я выпила из этого сосуда?
    Поди, отрава какая-нибудь? Ну-ка, как на вкус? Гм, вода водой! - Что?! Не нужно было пить?! Только рот полоскать? Ну, извините, не поняла вашего языка глухонемых. Буль-буль-буль – прополоскала. А зубная щетка и «Colgate» случайно не найдется? Нет? Ну, и так сойдет.
    Снова музыка вдали. Или мне чудится? Нет, отчетливо: барабаны и колокольчики. Что это с моим змеем? Только что плавал у лица, а тут свернулся и, как кобра, голову поднял. Музыка ближе. Змей раскачивается в такт и растет на глазах. Уже на доброго питона тянет! Ой, как же я не сообразила: чаша – это вагина, а питон – фаллос! А обнаженные музыканты, высыпавшие, как горох, в мой банный зал, что символизируют? Впрочем, и так понятно.
    - Ты что, Кормилица, рехнулась: зачем меня под воду заталкивать! Эй, молодежь, немедленно прекратите дикие скачки! Не видите - вода в чаше бьет ключом?! Сейчас перельется через край!
    Ой-ой-ой, уже хлещет на пол! Меня смыло потоком! Уносит из дворца!
    - Кормиииилица! Цариииица! Спокойно. Без паники. В конце концов, ты хорошо плаваешь. Интересно, куда эта искусственная река впадет? В море? Плохо дело. У Посейдона с Критом старые счеты – как бы бог по ошибке меня не заколол трезубцем. Остановите музыку! Я сойду на пляже. Стойте, говорю! Мне с критской историей не по пути!
    Слава богу, водная стихия, вспенившая море, повернула вспять и пошла на берег. На песке давешние юные музыканты стоят, раскинув руки, заградительной стеной. Бедные детишки, неужели они думают, что удержат надвигающийся вал!? Впрочем, китайские супруги-великаны остановили потоп обнаженным срамом. Чем Крит хуже?
    Да простит меня Пасифая, но титанические игры мне не по плечу. Мне бы в тенечке под оливой поваляться, на козочек-овечек поглазеть. А «Секс против потопа!» пусть молодежь демонстрирует.
    Хм, в чудную рощу меня выплеснуло – прямо как с рекламного проспекта! Хорошо тут, тихо. Жаль только, я свои перемазанные сажей джинсы и майку оставила у ванны. Может, сплести лифчик и юбку а ля племя намбу-тамбу, пока не прибыли обещанные Пасифаей свадебные одежды? В конце концов, крещение Водой и Огнем уже пройдено, теперь на очереди Мировое дерево.
    Интересно, что это за растение? Листья большие, черешки длинные - вполне подойдут для плетения. Надо поторопиться: здесь тебе не Питер, вмиг обгоришь. Два венка готовы –чем не от кутюр?! Кроссовок, правда, не хватает, но уж «Прадо» критские боги не предусмотрели.
    Опять музыка. Наверняка давешней молодежи надоело укрощать море сексом. Ну-ка, ну-ка! Нет, это царица со свитой выходит из дворца. Скорее всего, сейчас начнется вторая часть гостевой программы: в баньке попарили, теперь напоят-накормят и спать уложат.
    - Приветствуем тебя, жрица Ма Диви!
    - Кто, я – жрица? Боюсь, здесь какое-то недоразумение.
    - Только жрица Великой матери видит будущее!
    - Ну, это дело нехитрое. Ваше будущее – наше прошлое.
    - Всем ли довольна высокая гостья?
    Ага, сначала поджаривают на солнце, затем топят в море, а потом интересуются, как я себя чувствую!
    - Великая жрица не может сгореть, потому что она сама – Огонь. Не может утонуть, потому что сама – Вода.
    Не может задубеть, потому что сама – дуб и не может быть укушена водоплавающим гадом, потому что сама - змея. С Пасифаей надо быть поосторожней – она читает мысли.
    - Не соизволит ли жрица Ма Диви освятить своим присутствием пекарню? - Почту за честь.
    Э-э, да тут целый банкетный зал на природе! Пекарня обнесена невысокой каменной стеной в форме… ага, могла и раньше догадаться, в форме чего. Вместо столов и стульев жернова. Печь на толстых каменных ногах. Интересно, зачем под ней постланы циновки? Критяне что, отобедают и сразу спать под печку?
    - Здесь не спят. Под печью жрицы Любви принимают гостей. Иначе хлеб превратится в камень.
    - А скажите, Ваше величество, у вас под винодельней тоже…
    Не помню: у них было вино или пиво? Да, конечно, вино. Дионис вез виноградную лозу из Малой Азии в Грецию и по пути прихватил Ариадну.
    - … тоже храм любви?
    - Конечно! Иначе вино превратится в уксус. Мы, как и ты, чтим законы Ма Дивии.
    Такое ощущение, что от меня чего-то ждут.
    - Чтобы наши стада стали тучными, а земля обильной принеси Дерево, вскормленное твоим телом, в жертву богам.
    Бросить в печь мой роскошный туалет?! Но с другой стороны, мне же обещан критский наряд.
    - Огонь, прими в жены Дерево. Дерево, стань матерью Хлебу!
    Хлеб несут! Как па-ахнет! Нет, ну зачем же мне целая корзина? Мне и одной лепешки хватило бы.
    - Преломи хлеб! Преломи хлеб!
    А, понятно: я должна разорвать эти фаллические лепешки и наделить ими всех присутствующих. Милые дамы, некрасиво выхватывать куски прямо из рук! Вы же не с голодного острова! И не надо тащить меня к огромному кувшину с вином, я не алкоголичка.
    - Жертвоприношение вину! Жертвоприношение вину!
    Как бы не утопили меня в этом кувшине! Идея! Принести в жертву Мировое слово! Уж что что, а заговаривать зубы я умею.
    - Позвольте, критянки, рассказать вам сказку о женихе из далекой страны севера.
    - Тише! Тише! Миф о небесном Женихе!
    - Представьте себе землю, в которой нет ни песка, ни камней, ни моря. Куда не бросишь взгляд, везде лежит белый снег. Вот едет жених свататься к невесте и запрягает в сани красиво убранных оленей.
    - Олени, это быки, что летают по белым облакам?
    - Ну, можно и так сказать. Вот примчали олени жениха к чуму невесты. А родственницы невесты его не пускают. Плотно занавешивают вход в чум. Тогда хитрый жених достает из-за пазухи кусок красной материи и просовывает кончик в щель между шкурами.
    - У Жениха большой красный фаллос!
    - Гм, ну, в общем, где-то так. Родственницы невесты хватают ткань и разрывают ее на ленты. Красные ленты вплетают в волосы.
    - Кастрация Жениха ради оплодотворения Деревом рода Невесты!
    - Ну, это, пожалуй, преувеличение. Наконец, жениха впускают в чум и угощают вином из перебродивших болотных ягод.
    - Свадьба Жениха-оленя с Невестой-чумом!
    Надо же: незатейливая ненецкая сказка, а такой фурор! Дамы, да что там дамы, сама царица, хохочут, мяукают, вырывают друг у друга хлеб, обливаются вином! Венчают печь с амфорой! Поют: «Тили-тили тесто, жених и невеста!» Интересно, на каком это языке?

***

    Что это вдруг так стемнело? И холодно – брр! Ногу отлежала на жесткой циновке. Потолок низкий. А-а, я, наверно, под печью. Неужели я здесь всю ночь провела? Помню, вчера кто-то очень безобразничал! Мелькали деревья, кто-то бегал по стене пекарни, катали жернова, обливались вином.... Или мне это приснилось? Вспомнила! Вчера тут был прием у Пасифаи! Неужели я тоже напилась?! Надеюсь, меня не заставили принимать мужчин на циновке! Еще чего! Я теперь сама Великая жрица.
    Боже, как спину ломит! Надо вылезти из норы, посмотреть, что там снаружи. Эй, кто-нибудь! О, опять нянька с ларцом! Стоит, меня поджидает.
    - Все, бабуля! Змеи отменяются! Мне их вчера хватило! Или это было позавчера? Что? Не змеи?
    Интересно, что же тогда в ларце? Ой, платье! Краси-ивое! А моя-то юбчонка – одни прутики остались! И сандалии! Ура!
    - Послушай, няня, а душ принять нигде нельзя? Из кувшина польешь? Ну, как скажешь! Ух, хорошо! На голову лей! А то волосы от вина слиплись. Лей не жалей! Чем это ты по спине водишь? А-а, губкой. Здорово! Массаж? С удовольствием. Странный запах у твоего масла, как у горького миндаля.
    Теперь можно и обновку примерить. Не затягивай корсаж так туго – у меня все равно не будет талии, как у критянок. Давай скорее ожерелье – грудь прикрыть. Гм, не больно-то прикрывает. Послушай, няня, я вчера около дворца видела мелкие голубые цветы. Пожалуйста, сплети из них гирлянду! Иди, иди! В конце концов, я тут важная птица, и мои желания следует выполнять.
    Интересно, когда гимнасты на арене скачут через быков они такие же пьяные, как вчерашние дамы? Вряд ли. Бык-то трезвый, быстро воспользуется плохой координацией.
    Куда Кормилица запропастилась? А, вот и она! С гирляндой.
    - Давай, няня, помоги. Да ты что это? Никак плачешь? Почему у тебя слезы по морщинам ручьем катятся! Наверно, потому, что голубая гирлянда символизирует воду? Вода – к воде? Зачем руки - то мне целовать?! Не велика барыня – сама сандалии застегну. И в лоб не целуй, как поко… по… покойника!?
    Приехали! Меня готовят к смерти?! Хватит! Надоело умирать! Хорошенького понемножку. Никуда я отсюда не пойду. И нечего палец к губам прикладывать. Не буду молчать!
    -Аааааа! Помогиииите! Пасифаааая! Минотаааавр!
    Куда она меня притащила?! Опять в траурный зал?! Я же тут была? И толстого евнуха в фартуке видела. Только воющих плакальщиц раньше не было. Бр-р-р, будто и вправду хоронят.
    Стоп. Нужно сосредоточиться и понять, зачем я здесь.
    Странно: почему-то в прошлый раз я не обратила внимания на эту часть храма. Наверно, потому что этот огромный каменный фаллос я приняла за колонну. Или потому что жрецы раньше стояли в два ряда, а сейчас - треугольником.
    Дошло! Меня еще не венчали с Камнем! Будем надеяться, этот обряд не сопряжен с побиванием камнями.
    Толстый евнух опускает меня на колени у «столба», наклоняет мне голову до земли и ставит сандаль на затылок. Странно, я не испытываю желания сопротивляться. У меня будто отключилась воля. Я принимаю смерть как унижение. Второй евнух надевает мне на палец кольцо. Я принимаю смерть как бракосочетание. Третий евнух накрывает меня голову плотной тканью. Я полностью подчиняюсь таинству обряда.
    Но мозг при этом работает. Мне странно, что обряд плодородия проводят евнухи и любопытно, выберут патриархальный или матриархальный образец.
    Жрецы по двое сцепляют руки, сажают меня, как на качели, раскачивают. Оп! Перебросили следующей паре. Выше! Выше! Неужели их цель насадить меня на каменный фаллос!? Вместо страха, бесшабашное веселье. Покрывало сбилось на сторону. А-а, вот он, жених! Ну, надо же – совсем мальчишка. Моложе моих сыновей. Старуха и юноша - идеальный Мифический брак. Выше качели! Выше!
    Нас привязывают к каменному фаллосу. Покрывают вонючей плотной тряпкой, горстями сыплют на голову мелкие камушки. Глаза у «жениха» закрыты. От его горячего тела пахнет потом. Меня мутит.
    Что это так верещит? Хуже плакальщиц! Подгляжу в щелочку. Ой, ягненок! Его кладут к нашим ногам и перерезают горло каменным серпом. Зря подглядывала, меня сейчас вырвет. Жертвенной кровью расписывают каменный «столб». Льют на нашу «палатку». В ушах гудят колокола. Все плывет перед глазами: вот-вот вырублюсь.
    - Перережь пуповину! Перережь пуповину!
    Кто это кричит? Сбрасываю покрывало. Вместо евнухов, полный зал юношей и девушек. У них в руках охапки цветов. Они бьют в бубны и хохочут.
    - Перережь пуповину! Перережь пуповину!
    Пуповину? Я кого-то родила? Где новоиспеченный «муж»? Его нет, а есть большой сноп. Сдуру приподнимаю его, будто под колосьями кто-то прячется. Под снопом гора разноцветных глиняных яиц. Рядом каменный серп в крови.
    Догадываюсь, что «пуповина», это - соломенная веревка, что связывает сноп. Ну-ка, попробую разрезать. Молодежь бесится от радости, орет какую-то песню!
    - Дитя в подоле! Дитя в подоле!
    Кидаю в толпу крашеные яйца. Девушки ловят их юбками. Яйца кончились - бросаю колосья. Потом швыряю серп. Толпа ликует!
    Оп! «Яйца» полетели обратно! Прямо в меня! Почему-то только красные? Поймала одно. Да это красный клубок! Понятно. Приглашение на педсовет к Минотавру.
    Ловко увертываюсь от остальных клубков. Одергиваю юбку. Прикрываю грудь. И бегом из этого сумасшедшего дома!

***

    - Приветствую тебя, Минотавр! Как у тебя тихо. Такое ощущение, что тысячелетия осели пылью на стенах твоей пещеры. Все корпишь над табличками? Хочешь совет от бывшей училки? Неблагодарное это занятие «сеять разумное, доброе, вечное».
    - Ты слишком болтлива для жрицы. Что тебя страшит?
    - Быстро ты меня раскусил! Меня пугает обряд с быком. Я знаю, что сама напросилась. Но взгляни на меня: даже если бы ты скинул мне лет сорок, да килограммов пятнадцать, то и тогда я не могла бы тягаться с критянами. Они ведь сызмальства тренируются. Позволь мне побыть только зрителем на вашем знаменитом шоу!
    - Жрица Любви знает, что обряд не измеряется ни в годах, ни в килограммах! Обряд – это превращение тела в пучок света. Разве можно свет пронзить рогами или втоптать копытами в грязь?!
    - Никакая я не жрица!
    - Глупости! Ты прошла испытание Огнем, Водой и Камнем и теперь готова перейти на новую ступень.
    - Минотавр, миленький! Будь человеком, отпусти душу на покаяние!
    - Титан не может быть человеком. Тебе пора тоже быть выше страха и вести себя как подобает дочери Великой матери!
    - Ну, пожа-алуйста! Я быков видела только в зоопарке!
    - Перестань теребить клубок, запутаешь нитки. Прими смерть от Быкаи возродишься на самой высокой ступени.
    - Между прочим, Икар, который вознамерился подняться выше своих возможностей, не возродился. Взлетел - крылышками бяк-бяк и шмяк об землю!
    - Икар - человек. Он нарушил закон Богов.
    - И я – человек! Ну, посмотри на меня!
    - Ты – Любовь.
    - Это всего лишь случайное имя.
    - Не говори глупости – имя не может быть случайным! Ступай к Кормилице, она подготовит тебя к выходу на арену.
    - А если я навсегда умру?!
    - Любовь не может умереть. Ее берегут Боги.
    - Еще как может! И боги тоже люди – засмотрятся на какую-нибудь красотку, а в это время бык меня и забодает!
    - Ты, кажется, пытаешься торговаться с Богами? Ступай с моих глаз!
    - Вот уже и рассердился. Сказать ничего нельзя.
    - Не ворчи. И захвати клубок. До встречи в цирке дочь Великой жрицы!
    - До встречи в цирке, титанов сын!
    Неумолим! Впрочем, сама бы посидела тысячу лет в пещере, тоже бы озверела. Ничего не попишешь: назвалась груздем – полезай на арену.
    Ну, где тут нянька со своим волшебным зельем? Расспросить бы ее хорошенько о том, что мне предстоит – да молчит, будто язык проглотила. Может, ей и вправду язык отрезали? Тут с Трикстерских времен с этой частью Тела не церемонятся.
    А вот и она! И очередной ларец! Бьюсь об заклад, там «амброзия». Не стану пить эту гадость!
    -Что? Не надо пить эту коричневую биомассу? Будешь втирать ее в тело? Прекрасно. Сниму платье, все равно оно заляпано кровью ягненка. Вот сюда посильнее втирай, и сюда пониже! А теперь к шейным позвонкам. Очень приятный массаж!
    Особенно расслабляет, когда она массирует голову. Такое ощущение, что все тело растворяется под ее пальцами.
    Что теперь от меня требуется? Натянуть на себя этот черный балахон с капюшоном? Хорошо. Только мне не пошевелить ни рукой, ни ногой. Пусть наденет мне его сама.
    - Спа…си…боооо! «Несет меня лиса за синие леса»…
    Куда это нянька тащит меня, как младенца, на руках? Капюшон, натянутый на лицо, мешает ориентироваться. Вдали слышится гул толпы. Звук стремительно приближается. Скандируют имена Пасифаи и Миноса. Наверно, это цирк приветствует царскую чету. Рев все громче. Сдвину-ка чуть-чуть капюшон. Нянька останавливается. Опускает меня на длинную каменную скамью.
    Каменная площадка ограждена, как ложа бельэтажа. На моей скамье сидят еще девять существ в таких же балахонах. Лиц совсем не видно. Надеюсь, они, как и я, зрители на этом представлении. Хотя странная идея смотреть шоу сквозь черный колпак. Ну-ка, еще приподниму капюшон: боги на меня не обидятся.
    Все трибуны заполнены. Слева – ложа Пасифаи и женская половина, справа – ложа Миноса и мужская половина. Шум невообразимый! Как на футбольном матче. Под царскими ложами – занавешенные помещения. Подозреваю, что это лупанарии. Люпус – волк. Волчицами в древнем Риме называли проституток. Раз помню латынь, значит, сознание не отключилось. Если начнет припекать, смоюсь через вон тот боковой проход.
    Что-то произошло: публика еще громче затопала, заулюлюкала, захохотала. На арену высыпают акробаты, прыгуны, жонглеры и добрая дюжина клоунесс в масках быков. «Минотавры» танцуют непристойный танец. Бой барабанов перекрывает рев толпы.
    У меня все тело горит и чешется от нянькиной мази. Боюсь, аллергия. Странно, я, вроде, в здравом уме и твердой памяти, но почему-то не заметила фресок вокруг арены. Нарисованные на фресках быки движутся по кругу. Акробаты зависают в пустоте.
    Привстаю и сбрасываю балахон, чтобы прекратить зуд. На меня никто не обращает внимания. Сердце бешено бьется – вот-вот выскочит из грудной клетки. Ритм убыстряется. Девушки подзадоривают мчащихся быков. Юноши крутят кульбиты через кинжальные рога! Зрители бьют в ладоши и скандирую: «Мино-тавр! Мино-тавр!» Замечаю, что тоже прыгаю на скамейке и ору во всю глотку! Барабаны отбивают дробь, и я лечу в пустоту.
    В глазах темно. Гробовая тишина, итолько выматывающий душу голос флейты бьется мотыльком о стекло.
    И снова взрыв хохота и рев тысячи глоток. Снова в небе сияет огненный диск. Ищу источник смеха. Из северных ворот выкатывается огромная бочка с головой быка. Бочка крутится, а высыпавшая на арену публика пытается запрыгнуть на нее.
    Жалкие людишки! Разве так укрощают быков! Смотрите на меня! Разбегаюсь. Запрыгиваю на круглую спину. Скатываюсь вниз. Снова взлетаю как на подкидной доске. Вцепляюсь в гигантские рога. Они, как пьяные, валятся то вправо, то влево. Но я крепко держусь. Меня несет по кругу. Разъяренный гигант перекидывает меня к себе на спину. Лечу и ору, как сумасшедшая: «Минота-авр!» Мимо мелькают тела акробатов с фресок. Мой голос сливается с ревом тысячи глоток. Бык резко наклоняет голову, хочет сбросить меня и затоптать. Но я намертво вцепилась в рога. Жалкие карлики запрыгивают на нас со всех сторон, но отлетают, как горох. Я стою на спине мчащегося быка, как богиня, вращающая ногами земной шар!

***

    И вдруг все гаснет. Будто выключили солнце. Темно и холодно. Что это? Склеп? Тюрьма? Эти критяне совсем рехнулись: меня, дочь Ма Дивии, породившей небо и землю, воду и огонь, бросить на мокрую скамейку и даже циновки не подстелить!
    Окстись родная: какая «жрица», какие «критяне»! Травкой обкурилась? Не видишь, что это парк Победы?! Вечер уже. Холодно. Вставай и шагай домой. Простудишься.
    А где дворец? Арена? Море? Оливковая роща?
    Тебе привиделось. Ничего нет, кроме темно-серого неба, которое висит над храброй зеленью проклюнувшихся листьев.
    Зажглись фонари. Их свет, проходя сквозь тонкую вязь ветвей, разбегается игольчатыми лучиками. Люблю сумерки в парке. Ладно, посижу еще на влажной скамейке. Нужно проанализировать семантические уровни, на которые опускалась во время галлюцинации. Если только это была галлюцинация.

 

ГЛАВА 8. «ЗУБНАЯ ЩЕТКА» VS. «ТРАМВАЙНЫЙ БИЛЕТ».

 

    Итак, как глубоко я погружалась? На Мифический уровень? Естественно: он самый красочный, многообразный. На Магический? Да, я же пила нянькино зелье. Быстро его проскочила и вылетела на тачке-быке в Трикстерский уровень. Однако, это не все. Было что-то еще… мощное, подхватывающее волной и уносящее в океан. Нет, это не был победоносный хохот Трикстера, вращающего ногами земной шар. И не рев толпы, рвущийся как из единой глотки. Это было нечто более глубокое и страшное. Пожалуй, я видела горящие глаза и острые волчьи уши Гоминида, вышедшего в сумерках за добычей. Слышала его ультразвуковой вой, загоняющий рык саблезубого тигра обратно в глотку. Да. Это были повадки царя природы, захватившего все пищевые ниши.
    Но ведь исторического Гоминида заел Трикстер. Разве не так? Сомнительное утверждение. В природе ничего не исчезает, оно просто перекодируется и несет другую функцию. Похоже, что Трикстер затолкал «предка» с его способностью считывать внезнаковую информацию в некий контейнер внутри себя. Замкнул и выбросил ключи? Не совсем. В минуты смертельной опасности Гоминид выскакивает, как черт из табакерки, и спасает от ножа, прошедшего в сантиметре от сердца.
    Однако почему же мы не можем попадать на этот уровень психики сознательно? Нам, может, тоже хочется обладать неукротимой энергией, лечить себя «мыслью» и предвидеть грядущие опасности. Потому что природа каждый исторический слой психики замкнула «на замок». Бездумное взламывание «замков» чревато опасностью. Проломит человек Границу, отделяющую его от Гоминида, и станет по ночам превращаться в волка-оборотня, перегрызающего глотку всему живому, что встретится на пути.
    В остальные уровни «коллективного бессознательного» мы тоже не можем попадать, когда нам вздумается. Мы в них оказываемся во сне, в результате алкогольного опьянения, под действием наркотиков, гипноза, в состоянии медитации или сенсорной депривации, но при этом не можем полноценно воспользоваться их преимуществами и защититься от их недостатков. Не доверяет нам природа, ставит защиту от дураков?
    Но может, человечество уже доросло до решения старой, как мир, задачи и способно влезть на елку и не уколоться? То есть воспользоваться силами, кроящимися в «коллективных» уровнях сознания, и избавиться от серости и однообразия жизни, и в то же время жестко контролировать непроизвольный прорыв древних пластов психики, который ведет к безумию, концентрационным лагерям, тюрьмам и пыткам.
    Первое условие выполнения этой задачи: четко знать, кто в доме хозяин. Ибо чем более глубокий уровень психики выходит на поверхность, тем с большей энергией он борется за власть. Современное сознание столь юное, столь хрупкое по сравнению с древними пластами, что Магу или Трикстеру, не говоря уже о Гоминиде, стоит только цыкнуть: «Брысь под лавку!», как оно тут же забивается в самый темный угол. Рациональному сознанию еще расти и расти с тем, чтобы оно по-хозяйски могло взять ключи в руки, отпереть любой сундук своего подсознания и воспользоваться богатствами, которые там кроются. Если останется инфантильным, с ним произойдет то же самое, что с любопытными женами Синей бороды.
    Давайте хотя бы пунктиром наметим, безопасные пути погружения в коллективное бессознательное. Для этого вернемся к Бруно Бетельгейму, который на своем горьком опыте установил две очень важные вещи. Первое: обозначил те точки, в которых высшие уровни сознания насильственно проламываются, и человек погружается во тьму веков. И второе: показал способы защиты этих уязвимых точек.
    Возьмем тот самый клочок туалетной бумаги, размером с трамвайный билет, который дал название этой книге. Всего лишь жесткая регламентация размера листка бумаги и времени, за которое заключенный должен справить нужду, а так эффективно лоботомирует человека! Почему именно туалетная бумага? Потому что она теснейшим образом связана с Магическим уровнем сознания. Вот два примера, подтверждающих эту мысль. То что в СССР поддерживался хронический дефицит туалетной бумаги, говорит не о нехватке сырья, а об унижении граждан с целью контроля над их психикой. Кстати, то что им приходилось пользовавшихся газетами, ставило их под политический удар, ибо они подтирались портретами вождей. И второй пример. Теперь из жизни Америки. В результате исследования потребительских тенденций выяснилось, что, как только экономика идет на спад, средний класс перестает покупать товары быта в магазинах up-market, но сохраняет за собой привычку пользоваться туалетной бумагой по самым высоким ценам. Напрашивается вывод: любая «вещь» может стать знаком, то есть инструментом повышения или понижения психического уровня. Для этого, как совершенно точно показал Бруно Бетельгейм, нужен внешний жесткий контроль над «бытом». Лишение человека возможности самостоятельно контролировать свои действия мгновенно опускает цивилизованного европейца на первобытный уровень и разрушает его волю к жизни. Однако, если теми же самыми знаковыми «пропускными пунктами» управляет сам человек, его психика сохраняется намного дольше.
    Вся жизнь в фашистских лагерях жестко регламентировалась. Но были вещи, которые ускользали от немецкой пунктуальности. Например, не навязывалась чистка зубов. И Бруно Бетельгейм последовал совету, который получил от лагерного «ветерана»: стал утром и вечером чистить зубы. Это позволило ему в нечеловеческих условиях не только удержать свой мозг от распада, но и продолжать вести научное исследование.
    От себя добавлю: отсутствие свободы выбора можно считать психологической депривацией. Мы знаем об экспериментах, при которых человека в невесомости лишали пространственной ориентации. К нему не поступала ни звуковая, ни зрительная информация. У такого человека немедленно начинались галлюцинации похлеще тех, которые вызывают наркотики. Отчасти медитацию, с ее застывшей позой и контролем над дыханием и сон можно тоже считать результатом двигательной депривации. Иными словами, контроль над свободой воли это одна из «отмычек», позволяющих влиять на подсознание. Этот «ключ» опасно передавать даже гипнотизеру. Несанкционированное проникновение, как и собственное бездумное проламывание Границы может принести большой вред, так как в «коллективном бессознательном» все процессы амбивалентны. Нырнете вглубь психики в поисках сокровищ, а вынырните с ящиком Пандоры.
    На современном этапе существуют два более-менее безопасных путешествия за сказочными богатствами: искусство, очищающее душу катарсисом, и сильное религиозное чувство. Но и тот и другой путь связан с государственными институтами, которые подчас не могут помочь маленькому человеку с его конкретными проблемами. Поэтому не стоит пренебрегать способами воздействия на локальные болевые точки психики, открытыми психоаналитиками. Здесь скорее подойдет нечто вроде индивидуального знахарского обряда: заговор на разболевшийся зуб, щемящее сердце или аллергию на жизнь. Действенность такого подхода подтверждает, как ни странно, реклама. Кто только не пинал ее ногами, а посмотрите, как она функционирует: под незатейливую мелодию предлагается не шоколадка, а доступное райское наслаждение, не чай в пакетике, а утонченная дружба, не тюбик зубной пасты, а здоровье и красота. Эффективность рекламы зиждется на том, что она как бы возвращает конкретным бытовым вещам их первоначальное обрядовое значение. Мы тоже можем научиться смотреть сквозь волшебный кристалл на каждую чашку кофе, которую с утра проглатываем, на каждый бутерброд, который второпях в себя запихиваем, как на незамутненное счастье.
    Давайте потренируемся применять средства индивидуальной защиты при неблагоприятных внешних и внутренних условиях. Что я подразумеваю под вредной внутренней средой? Страхи. Не знаю, как у вас, а у меня они отнимают 80% жизненных сил, чудовищно понижают самооценку, вгоняют в депрессию. Но начать я предлагаю все же с агрессии, поступающей из вне. Просто потому что свои неконтролируемые провалы в «коллективное бессознательное» мы не замечаем, но зато прекрасно видим чужие. Да и мудрено их не заметить. Нестабильная психика подобна дремлющему вулкану. Стоит увеличить стресс, как начинает извергаться лава, лететь раскаленные камни, клубиться ядовитые газы. Рефлексы нам кричат: беги! спасайся! Но мы не можем их послушаться, потому что взрывается либо близкий человек, либо босс, от которого мы зависим. Тогда мы пытаемся прибегнуть к помощи разума. Но и он не может ничего поделать, ибо удар пришелся ниже пояса, простите, ниже рационального уровня. Мысль зацикливается на одних и тех же вопросах: «Почему он на меня нападает?!», «Что я ему сделала плохого?» Разум пробуксовывает, а «лава» выжигает последние запасы жизненных сил.
    Гораздо эффективнее в минуту взрыва позволить подсознанию справиться с опасной ситуацией своими методами. Вы не поверите, но древние уровни психики могут, не прибегая к логике или здравому смыслу, провести мирные переговоры с «противником» на своем языке, и успешно потушить агрессию. Вам следует только научиться пользоваться несколькими «механизмами», которые позволят сознанию контролировать процесс «переговоров». Вот один из них: я бы назвала его «преобразователь отражения». Допустим, мужа «достали» на работе, он проторчал 40 минут в пробке, и вдобавок его облаяла соседская собака. Естественно, придя домой, он все накопившееся раздражение выливает на вас. Нет, «выливает» - неточный образ, в момент срыва его подсознание проецирует собственную злость на вас. В его глазах это вы – мегера, а он жертва. От такой несправедливости вы либо взрываетесь, либо замыкаетесь в ракушку. Мирные переговоры зашли в тупик. Но попробуйте воздержаться на несколько минут от этой непродуктивной реакции. Попробуйте представить, что ваш «экран», на котором муж запустил фильм ужасов, способен менять минусы на плюсы. Вместо распоясавшегося мужа увидьте мужчину своей мечты: богат, удачлив, хорош собой и главное вас любит. Можете даже пририсовать ему белые крылышки и подстелить под ноги пушистое облако. С первого раза не получается? Внутренние слезы разъедают душу? Тогда используйте «экран» как трикстерское зеркало: муж орет, а вы передразниваете каждое его слово, каждуюинтонацию, каждый жест. Не заботьтесь о правдоподобии и чувстве меры, вы не произведение искусства создаете, а заделываете бреши в семье. Не удается? Злость застилает глаза? Кликните волшебного помощника: пусть сражается плечом к плечу рядом с вами. Нет сил даже на это? Делюсь последними двумя приемами, имеющимися в моем арсенале. Я их называю «прозрачность» и «щедрость».
    При включении «прозрачности» я представляю себя телом, состоящим из атомов, между которыми огромные промежутки пустоты. Отрицательная энергия, направленная против меня, проходит сквозь пустоту, не задевая ни одного атома. При использовании «щедрости» нужно умудриться увидеть в нападающем в чем-то ущербного человека. Он кричит или отпускает саркастические замечания, потому что ему самому больно от собственной неполноценности. Станьте для него богиней с рогом изобилия, осыпьте его цветами, фруктами, пижамами, галстуками, блеском ума и щедростью души - одним словом, благами, которых ему не хватает.
    Видите, вы улыбнулись, значит, удалось переключить внимание, а это полшажка к удаче. Чтобы довести эти приемы до автоматизма, нужно их постоянно тренировать, но не в горячем, а в холодном состоянии. Скажем, еду я в метро, все сидят, никого не трогают, каждый починяет свой примус. А эти подростки чего толпятся? Наверняка, обкурились! Нет? Тогда вон тот мужик – чего уставился? Может, сексуальный маньяк? Такому «трикстерское зеркало» или «прозрачность» что слону дробина. Срочно высвистываю ручного Горыныча о трех головах. Вот дыхнул он первой огненной пастью – на мужике шапка загорелась. Сразу видно – вор! Выдохнул во второй раз – куртка повисла обгоревшими лохмотьями.Пыхнул огнем в третий раз – от серийного убийцы только две горстки пепла в ботинках осталась.
    Извини, мужик, перестарался мой волшебный помощник. Знаю, ты ни сном, ни духом не виноват, но практиковаться-то мне надо?! Что? Тебе на следующей выходить? Сейчас все исправлю. Видишь, я – Фортуна, а это – рог изобилия. Тебя чем осыпать? Квартирой? Машиной? Дачей на Канарах? Что? Пачку Кэмела дать? Как нечего делать. И вот еще банка пива в придачу. Всего тебе хорошего.
    Ну что, благодарный читатель, теперь скажете «чииииз»? Нет? Вам все еще грустно? Ах, это не вы в метро мужика спалили, а он вас облаял. Сочувствую. Сама терпеть не могу, когда говорят: «брань на вороту не виснет». Еще как виснет! Хотите, помогу провести обряд очищения? Да? Тогда поехали! Для начала удвоимся. Одна половина будет считать себя замарашкой, а вторая превратиться в заботливую фею. Фее сподручнее очищать Водой. Она возьмет замарашку за руку и отведет в заснеженные горы Японии. Там есть озерцо с теплым источником, в нем проводят зиму краснолицые макаки. Отличное трикстерское место: можно даже захватить с собой мочалку и потереть обезьянам спину. Знаю, феи к шуткам не расположены, поэтому она, скорее всего, отодвинет обезьян от струи водопада и поставит туда свою бедную «половинку» Думаете это все? А внутреннее очищение забыли? Фея зачерпнет пригоршней воду (не там, где купаются макаки, а выше по ручью) и даст замарашке выпить. Теперь, наверняка сработает. «Половинкам» можно вновь соединиться и забыть об агрессоре.
    Что–что, дружище, вы говорите? Уже пробовали трюк с преобразованием отрицательных сигналов в положительные, и ничего не получилось? Пустяки. Вопрос тренировки. Сначала научитесь безопасно жить на вулкане подсознания. Затем, если повезет,станете пользоваться его геотермальными источниками и лечить старые боевые раны. Дальше больше: на плодородном пепле умудритесь выращивать экзотические плоды, а остывшими камнями укреплять почву, чтобы она при стрессе не уходила из-под ног.
    Ну, отпустила хоть немного боль обиды? Значит, пришло время прислушаться к голосу разума. Да-да того самого, чью заевшую пластинку мы на время отключили. Первым делом уберите из его программы вопрос «кто виноват?». Сотрите напрочь! Затем щелкните мышкой на вопросе: «что делать?». Сила рационального мышления в поисках решений, планировании, расстановке приоритетов. Добавьте еще одну команду: «при слове «проблема» отыскивать новые возможности». С такой программой вы наверняка сделаете правильный выбор.

***

    Как я уже сказала, защититься от внешней агрессивной среды легче, чем от внутренней. К сожалению, наша культура не одобряет копания в собственных чувствах, поэтому мы наглухо закрыты от своего страха. Он осознается только когда страх, как рубильник, выключает все положительные эмоции.
    Когда я говорю о страхе, я не имею в виду защитный механизм, который нам достался от ящеров. С ним блестяще справляется наш самый древний, рептильный мозг. Скажем, гуляем мы себе по Невскому, и вдруг на углу Литейного появляется саблезубыйтигр. Рептильный мозг мгновенно выбрасывает в кровь адреналин. Что делать: развернуться и наутек или бац-бац! хищнику сумкой по морде. Чисто человеческий мозг боится общения с незнакомыми людьми, не любит менять сложившуюся жизненную ситуацию, избегает новой работы, страшится одиночества, утрат, лишений, безденежья, смерти. В последние сто-сто пятьдесят лет, когда судьба человека стала меньше зависеть от его происхождения и социальных условий, нас стала «доставать» возможность неудачи и провала.
    Отрицательные эмоции, включенные страхом, имеют обыкновение накапливаться и взрываться. Чтобы этого не произошло, разумно научиться диагностировать их в себе на самых ранних стадиях. Для этого вовсе не обязательно бежать к психоаналитику. Достаточно понять, что проблемы накапливаются не только в мозгу, но и во всем теле. Иными словами, раздражение или подавленность, которые мы затолкали в темный пыльный чулан подсознания, в прямом смысле выходят нам боком.
    Давайте возьмем воображаемый фонарик и высветим каждый участок своего тела. Ноги: нет ли в них зуда, не горят ли, не пытаются убежать от трудностей? Руки: может, они так и чешутся дать кому-то по морде? Сердце: не ёкает, не ноет, не обливается слезами? Голова: не раскалывается от чужих забот? Живот: у англичан, когда они волнуются, летают бабочки в животе, ну, а у нас каменная тяжесть или тошнота. Может, это оттого, что мы не перевариваем кого-то?
    У меня стресс закупоривает легкие: я без конца вздыхаю, будто мне физически перекрыливоздух. Ключицы взлетают к ушам, грудная клетка вот-вот лопнет, а кислород почти не поступает в кровь. Помимо закупорки легких, страх перед жизнью ударяет меня в солнечное сплетение. То боль такая острая, что я готова забыть о приличиях и согнуться пополам, то тупая, ноющая боль, похожая на сосущее чувство голода. Чтобы забить ее, я без конца хлопаю дверцей холодильника и заталкиваю в себя все, что попадется под руку. Понятно, что утоление несуществующего голода оборачивается излишним весом, давлением, сахаром в крови.
    Вам это знакомо, дружище? Тогда могу поделиться опытом, как не позволить страху разрушить здоровье. Рациональный путь: проанализировать сложившуюся ситуацию, найти разумный выход из нее, разрулить конфликт, четко спланировать будущее, вносить коррективы по ходу действия. «Эмоциональный» путь: распутать клубок своих чувств, назвать каждое по имени, проследить, откуда «ниточки» выходят и куда ведут. На этом пути, если не станете Достоевским, то хотя бы научитесь принимать себя таким, какой вы есть. И третий путь: воспринять части своего тела как тайные дверцы, ведущие в мир подсознания. Проникать туда и, сразившись с местным драконом, добыть жар птицу счастья.
    Так как рациональный способ детально разработан в многочисленных пособиях по бизнесу, «эмоциональный» - в художественной литературе, то я перейду непосредственно к обрядовому. Предлагаю себя в качестве лабораторной мыши и начну с моей боли в животе. За образец воздействия на Тело возьму известную телерекламу некоего лекарства против изжоги. В этой рекламе метафора, свернутая в слове «изжога» (жжет, горит) разворачивается. В желудок посылают пожарных, которые заливают «огонь» белой жидкостью. Но у меня вовсе не изжога. Я испытываю такую резкую боль в животе, что кажется, будто дракон наматывает мои кишки на свою когтистую лапу и медленно вытягивает их из меня. Придется воспользоваться Мировым камнем и убить чудовище.
    Внимательно рассматриваю кухонный нож, которым только что шинковала капусту. Под моим пристальным взглядом нож вытягивается в рыцарский меч. Неуверенно взмахиваю им, чтобы приладить к руке. Дракон отклоняется. Меч тяжелый, но кухня маленькая - врагу некуда спрятаться. Разве что за холодильник. С каждым взмахом удар становится точнее. Когтистая лапа ослабевает и чудовище заползает под раковину.
    - Ма, ты это чо? – сын, заскочивший на минутку поставить мне новую компьютерную программу, с изумлением смотрит на занесенный нож.
    - Обедать будешь? Я щи сварила.
    - Не, спасибо, надо бежать.
    Провожаю сына. Боль в развороченном кишечнике приглушена, но полностью не утихла. Придется прибегнуть к Мировому дереву и Воде. Наполняю теплую ванну. Ложусь в душистую пену. Кладу на пупок семечко огурца. Чуть вдавливаю его пальцем, и чувствую, как нежные усики прорастают сквозь измученные болью внутренности. Храбрые плети пробираются по запутанным ходам кишечника и ласково обхватывают желтыми цветами каждую болевую точку. Зря я довела себя до этого. Нужно было, как только по-советски обругали в магазине, взять да и прибегнуть к «знахарству». А не рассусоливать: «Ах, старость такая одинокая и беззащитная!» Тогда лечение заняло бы не целый вечер, а несколько минут. Зачерпываю пену ладонями, и раскладываю снежными шапками на животе. «Снег» медленно стекает и уносит с собой нытье по поводу уязвимости старящегося организма. Вроде полегчало…. Заворачиваюсь в халат и осторожно опускаю себя на диван. Сил нет ни на что, кроме как тупо пялиться в телевизор.
    Щелк переключателем каналов, щелк. Ага, «Доктор Хаус» - люблю Хью Лори, хотя его персонаж и раздражает бестактностью. Моя мама, всю войну проработавшая хирургом в медсанбате, всегда говорила: «оперировать лучше всего на холодном органе»,то есть когда он не воспален. Странно, я с молоком матери впитала этот опыт, но помогаю себе только в «горячем» состоянии. Нет того, чтоб приступить к дыхательным упражнениям до того как начну, точно рыба, выброшенная на берег, судорожно хватать воздух ртом! Не-е-ет, жду-дожидаюсь, когда мозг парализует страх: «Ой, вдруг приступ не пройдет! Ай, вдруг перерастет в астму, и я буду, как мой хороший приятель-актер, без конца возиться с баллончиками!»
    Все - пора прекращать дурью маяться. «Доктор Хаус» отличный полигон для военных учений. Медленно вливаю в легкие воздух. Не отсчитываю секунды – просто слежу за сюжетом. Задерживаю дыхание – никакого напряжения, получаю удовольствие от игры актера. Выыыыыыыыдох! Страх забыл про меня: он вместе с Хаусом пытается угадать, что за болезнь кроется за странными симптомами толстого пациента. Вдооооооооох! Воздух пойман грудной клеткой и оставлен в ней до нового поворота событий в клинике. Ткани спокойно насыщаются кислородом. Выыыыыыыыдох! Страх на секунду высовывает свою зловещую рожу: у хаусовского пациента эмболия легких, вдруг у меня тоже? Спокойно. Хаус найдет выход. Дышу, как советуют роженицам американские акушерки, «собачкой». Губы трубочкой – и часто-часто! Хорошо бы при этом высвистеть: «врагу не сдается наш грозный «Варяг», пощады никто не желает!».
    Что я говорила: Хью Лори со своей командой удалил пациенту все органы, прокачал сквозь него всю аптеку, и блестяще покончил с болезнью! А как поживают мои легкие? Неплохо: страх потерял на полчаса бдительность и позволил провести профилактику вегетативного невроза. Но я хоть и подопытная мышь, однако, не настолько наивна, чтобы поверить, что враг окончательно побежден. Нет, он еще не раз будет предпринимать партизанские вылазки, и мне не одну серию «Хауса» придется наносить превентивные удары.
    Хотя можно обойтись и без «Доктора Хауса». Чудное солнечное утро. Нежусь в постели, предвкушая первую, самую ароматную чашку кофе. И тут ни с того, ни с сего запускаю «пожарную сирену»! Судорожно хватаю воздух ртом, будто его вот-вот отключат, зеваю, раздирая по-кошачьи рот, дергаю ключицами, насильно раздуваю мехи легких. Полундра! Свистать все защитные силы организма наверх! Враг сбит с толку: что происходит? Это он всегда командовал? Он включал истероидную реакцию? А я ему с самым невинным видом: ну что ты, что ты? Я пошутила. Все хорошо, все спокойно.Сейчас сварю кофе и сделаю массаж ступней.
    Сколько раз потребуется включать ложную тревогу? Столько же сколько понадобилось Питеру О’Тулу и Одри Хепберн прежде, чем «украсть» миллион.

***

    Попробуем еще несколькими способами сознательно подключить подсознание. Возьмем страх перед будущим, точнее страх перед утратой работы как источника средств существования. На этот раз начнем с рационального уровня. При социализме говорить о деньгах считалось непристойным. Зарплата была ничем иным как «хлебными» талонами, регулировавшими элементарные потребности семьи. Сейчас все чаще звучат слова о достойных деньгах и о собственности. Пока в СССР понятие «собственность» красили, перекрашивали, разбивали на куски и прятали осколки по шкафам, на Западе взгляд на собственность тоже претерпел изменение. В бизнесе роль материальных активов – заводов, газет, пароходов - уравновесилась по значимости с нематериальными активами - репутацией фирмы, раскрученностью бренда, квалификацией и мотивированностью работников, наличием know-how. В высоко технологичных компаниях вклад в капитал нематериальных активов может составлять до 90%. Давайте теперь взглянем на экономику семьи с точки зрения данной пропорции: учтем образование родителей, навыки вести хозяйство, умение растить детей, круг общения, здоровье. Вы со мной согласитесь, что для того чтобы отнести какую-либо семью к среднему или другому непоименованному классу, эти показатели следует учитывать наряду с совокупным доходом?
    Потеря работы, конечно, понизит доходы семьи и, может быть, затронет ее статус. Но связь денег с психологической установкой совсем не однозначна. Возьмем 1929 год: лопнула Нью-йоркская биржа и по Америке прокатилась волна самоубийств. Как вы думаете, те, кто бросался из окон небоскребов, лишился последней рубашки? Конечно, нет, это были люди, потерявшие десятки тысяч долларов. Разве они стоят того, чтобы лишать себя жизни? Нет. Но страх, хлынувший в брешь, проломленную лопнувшими акциями, смел все на своем пути.
    А что если попробовать укротить зашкалившую эмоцию с помощью арифметики? Да, мы подчас не можем повлиять на нашу зарплату, но мы можем перевести часть нематериальных активов семьи в материальные. Подсчитаем, сколько всякого добра можно купить за 8 честно отработанных в офисе часов. Поход с семьей в ресторан? Вязанную по индивидуальному дизайну юбку? Картину писаную маслом? А теперь за те же 8 часов готовим обед, услаждающий глаз и желудок. Не пойдет - худеете? Тогда шьем такое платье, что французские кутюрье падают от зависти. Не умеете? Подумаешь. Возьмем и распишем стены кухни алыми маками. Или вот еще: ваше образование выше, чем у школьной учительницы. Как насчет того чтобы сделать инвестиции в развитие ребенка? Стартовый капитал минимальный, а дивиденды в виде приобретения новых навыков и уверенности в себе огромные.
    Теперь перейдем от арифметики к психологии. Точнее от сознания к подсознанию. В раннем детстве мне снился один и тот же кошмарный сон. Я изо всех сил удерживаю ворота, сквозь которые прорывается огромное бесформенное Оно. Чаще всего удержать створки ворот не удавалось, и я с плачем просыпалась. Вот таким же напряжением сил мы, взрослые, не пускаем страх нищеты в свое сознание. А что если отказаться от этого чересчур затратного проекта и сыграть в поддавки: перестать удерживать ворота, и пусть Оно втиснется в щель?
    Закройте глаза, и вы увидите, как выглядит крайняя бедность: грязь,лохмотья, нищенская сума. (Реплика в сторону: Пушкин при выборе между безумием и сумой предпочел последнюю). Преодолейте брезгливость, обнимите Нищенку, и пусть она возьмет вас с собой. Вот вы устало месите босыми ногами грязь.От деревни к деревне, от дома к дому. Дождь, слякоть, бездорожье. Вы голодны. Но вместо подаяния в вас швыряют камни и травят собаками. Это обряд смирения. От него не освобожден даже Папа римский, когда моет ноги епископам. Поблагодарите первого встречного за корку хлеба, стог сена за то, что укрыл от непогоды, грузовик, объехавший лужу и не обдавший вас грязью.
    А теперь откройте глаза и обведите взглядом свою комнату. Ну, где Нищета? Спряталась за занавесками, которые столько раз снимали, стирали, гладили? За цветочным горшком, который так любовно выбирали? Вазой, подаренной близким другом. Нет нигде – исчезла, испарилась. А холодок под ложечкой остался?
    Значит, следует попробовать провести обряд приманивания. Сейчас модно составлять wishlist-ы, приклеивать к холодильнику фото вилл и Мерседесов и верить, что ресурсы Вселенной безграничны. Но здесь есть одно маленькое толстощекое НО: если вам нужен миллион, то и ментальность у вас должна быть, как у миллионера. То есть абсолютная уверенность, что если сегодня вы потеряете миллион, то завтра «сделаете» два. Ну как: слабо лишиться всего сегодня, чтобы завтра все удвоить?!
    Я предлагаю модификацию этого обряда. Первый шаг: благодарность. Войти в такое состояние души, когда вы готовы расцеловать ученых в лице микропроцессора за то, что дает вам возможность общаться с миром, инженеров в лице мясорубки, не позволившей оголодать вашей семье, строителей, укрывших бетонными стенами от пронизывающего ветра, дорожных рабочих, хоть и создавших пробку, но сохранивших подвеску. Начинайте благодарить чеховскими словами: «дорогой многоуважаемый шкаф…»
    Второй шаг: «художественная аффирмация» на деньги. Для этого берется расхожая мудрость и выворачивается наизнанку. Например: «нужно во всем себе отказывать, чтобы купить любимому семейству ВЕЩЬ». Рисуете себя в ювелирном магазине с универсамовской тележкой полной долларов. Высыпаете на прилавок доллары и сгребаете, не глядя, все колье и браслеты, какие у них имеются. А затем увешиваете себя драгоценностями, как новогоднюю елку. «Деньги не падают с неба». У вас падают. Изображаете себя, занесенную, как снегом, купюрами. «Деньги не растут на деревьях». У вас растут. И вы собираете их в ящик из-под яблок. «Надо на всем экономить». Только не вам. Вы купаетесь в деньгах.
    Третий шаг. Воспринимать деньги как кровь, обеспечивающую ваш организм необходимыми веществами. Часть веществ она откладывает про запас. Отходы собирает и выводит наружу. Просканируйте свою кровеносную систему: все ли необходимое для вашего благополучия она поставляет? Нет ли внутренних кровотечений, когда вы подачками ублажаете сына подростка или лечите нервы шопинговой терапией? Нет ли излишних жировых отложений в печени, когда вы складываете деньги в чулок? Достаточна ли наполненность сосудов и нет ли закупорки? Если обнаружите неисправность, устраняйте ее, воспользовавшись любым из выше изложенных обрядов. В крайнем случае, возьмите ершик и прочистьте засорение.

***

    Предлагаю теперь перейти к самому трудно управляемому страху – страху смерти. На самом деле он распадается на три, кажущихся самостоятельными, страха: болезни, особенно, если она в хронической форме, старости, со всей ее неприглядностью, и самой конечности человеческой жизни. Это три чудовища, которые пожирают все, что с таким напряжением вами создавалось всю жизнь.
    Начну с утраты здоровья. На рациональном уровне - парадокс: беспокойство по поводу нашего физического и психического состояния прекрасно уживается с вредом, которое мы причиняем нашему организму: мы злоупотребляем алкоголем, наркотиками, никотином, недосыпаем, набираем лишний вес. Мы бы мирились с болезнями, лишь бы не лишаться удовольствий, но нас не устраивают две вещи: она ограничивает наши возможности и «достает» болью. К сожалению, не всякая боль снимается лекарствами. Так называемая фантомная боль (когда болит ампутированная рука или нога) медикаментозно не снимается. Йоги лечат фантомную боль, переходя на другую плоскость сознания. В состояниимедитации они переводят фокус внимания с реальной болевой точки, тем самым лишая ее психических ресурсов, на метафизическую точку.Нам никогда не достичь виртуозности йога, однако это не повод опускать руки. Предлагаю потренировать следующее упражнение.
    Представьте себе, что вы кладете теплую ладонь на больное место. Медленно сжимаете больной орган в кулак, усиливая боль до предела. Затем кулак разжимаете, и боль ослабевает. Дальше переходите в режим пульсации: усиление – ослабление, усиление – ослабление. Добавьте цвет: при сжатии, скажем, красный, при освобождении органа – синий. Попробуйте присоединить дыхание: вдох – боль, выдох – секунда счастья. Постепенно увеличивайте скорость пульсации. Если вы почувствуете, что выкачиваете из больного органа зловредных насекомых, значит, вы уже достойны коснуться стоп йога. Данная «лечебная процедура» должна быть достоверной, чтобы мозг поверил вам и выработал необходимые эндоморфины. Этот «гормон счастья» создан природой для лечения ран и снятия боли: как реальной, так и фантомной.
    Мне помогают и другие упражнения. Скажем, если ноет поясница, я вижу в боли посланника Смерти, с которым нужно сразиться. Мое оружие – Мировые символы. Я рублю врага боевым топором, жгу огненными стрелами, заливаю кипящей смолой, ругаю последними словами. Не справиться - перехожу к другим Мировым действиям или призываю в товарищи по оружию героев из фильмов ужасов.
    Поговорим о старости. Мы все знаем, как она подкрадывается. Кожа становится дряблой, морщинистой. Волосы редеют, глаза тускнеют. Еда кажется пресной. Физическое увядание сопровождается психическим распадом. Все, что раньше вызывало интерес -скучно, непривлекательно, требует слишком большого усилия. Человек чувствует себя ненужным, одиноким, обузой для ближних. Картина до того неприглядная, что задолго до приближения старости, мы с ужасом вглядываемся в каждую морщинку под глазами, каждую складочку на шее.
    Какое противоядие я могу предложить? Перестать чувствовать себя жертвой неумолимой природы. Входить в третий возраст как хозяйка, как творец «пышного природы увяданья». Вы с благодарностью принимаете заботу о себе и щедро раздаете заботу окружающим. Редко доверяют внуков? Усыновите на воскресенье малыша из детского дома, приютите бездомную кошку, разведите цветы на балконе, наконец. У вас сужается поле деятельности? Вернитесь к утраченному вместе с социализмом понятию: «общественная работа». Покидают силы? Сделайте каждое доступное вам движение творческим: превратите уборку квартиры в дизайнерский проект, а приготовление супа в искусство. Нет возможности поехать на экскурсию в сады Версаля? Сотворите миниверсаль у себя на даче. Никто не желает слушать, когда вы делитесь жизненной мудростью? Заведите дневник или общайтесь в интернете. Стали забывать многое из того, что знали? Запишитесь, как восьмидесятилетние испанки, в виртуальный университет и станьте юной студенткой. Серьезный интерес к новым наукам служит триггером для юношеских клеток в мозгу: если они задействованы, то омолаживают весь организм. Помните, что ваша собственная «зубная щетка» не дает третьему возрасту обеднить вашу жизнь, снизить способность принимать решения и действовать.
    И наконец, что я могу сказать о страхе смерти, в который корнями уходят все остальные страхи? Для людей глубоко религиозных вся жизнь была подготовкой к смерти. Им остается только сделать последний шаг, и они сольются с Богом. Для людей, верящих в реинкарнацию, жизнь тоже не потрачена впустую – они исправили свою карму. Те, кто богат детьми и внуками, верят, что передали частицу себя будущим поколениям. Тем, у кого доминирует научный склад ума, ближе гипотеза Вернадского о ноосфере. Все их мысли и чувства, навечно запечатлены в неком информационном пространстве. И когда их далекий потомок заинтересуется своим предком, он просто «прочитает» его, и переживет заново страдания и любовь.
    Но если для вас смерть - точка в конце пути, то лекарством от страха будет изменение отношения к жизни. И здесь у каждого свой путь. Мне помогает умение переходить на обрядовый уровень психики, который позволяет сотни раз умирать и вновь возрождаться. В обряде смерть не окончательный приговор, но очередная Граница, которая позволяет творить новые формы. Неплох и древнеримский подход: «мементо мори», помни, что умрешь. Он научает видеть каждое мгновение своей жизни как последнее, и дает шанс сделать его совершенным. Если не прятаться от смерти, а удерживать на ней фокус внимания, тогда даже боль воспринимается с благодарностью: с ней можно бороться, ее побеждать. Или быть побежденной ею. И тогда постараться сделать последний шаг в вечность легким. Поэтам и йогам хорошо удается переводить ускользающее мгновение жизни на язык вечности. Вот у Бальмонта:
    Мы – только капли в вечных чашах
    Неотцветающих цветов
    Непогибающих садов.
    Однако неттакого закона, который запрещал бы вам создать собственные приемы, с помощью которых чувствовать себя частью вечности. Когда вовремя психологических тестов испытуемым показывают картинки: ваза-профиль, старуха – девушка, люди без подготовки видят либо одно, либо другое. Тренировка переключения внимание со старухи на девушку, с сиюминутности на вечность, вырабатывает психологическую гибкость, позволяет переходить с одной плоскости сознания на другую. Что дает силы справляться со страхами.
    Нет, дорогой читатель, чувствую, что мои слова звучат неубедительно. Лучше отойти в сторону и еще раз уступить место поэту. Киплинг всем своим творчеством учивший мужеству, не последнее место отводил умению
    В одном мгновенье видеть вечность,
    Огромный мир в зерне песка,
    В единой горсти бесконечность,
    И небо в чашечке цветка.

***

    Неблагодарное это дело – говорить о страхах и прочих неприятных материях. Не пора ли переключиться на приемы, поднимающие жизненный тонус? Конечно, улучшить настроение можно таблеткой LSD или рюмкой водки. Однако всякое внешнее воздействие на природные эндоморфины это маятник, который не следует слишком сильно раскачивать. Помимо химических, существуют и другие способы «добычи» позитивных эмоций. Например, интеллектуальный: когда вы вдруг справляетесь с казалось бы неразрешимой задачей. В отличие от химического воздействия на мозг интеллектуальный способ не приводит к кошмарным «путешествиям», но уж он очень трудоемок. Как сказал Маяковский - «в грамм добыча в год труды: изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды». Правда, катализатором может послужить интуиция, но погружение в нижние слои психики требует ловкости и изворотливости. Ведь там все ответы амбивалентны, вроде: «пойдешь войной, разрушишь царство». Чье? Свое? Но вы, мой настойчивый читатель, предупреждены о кознях Того света, значит вооружены. Поэтому бесстрашно отправляйтесь за решением неразрешимой проблемы в тридевятое царство к своему внутреннему мудрецу.
    Путь к нему лежит через синее море, дремучий лес, знойную пустыню (это в случае, если вы обратитесь к Мировому камню). Чтобы отыскать его может понадобиться волшебный помощник. Вы должны будете очиститься от посторонних мыслей, принести символический дар, совершить жертвоприношение, дать обет (это если вы принесете в жертву Слово). А кроме того ваш внутренний пророк говорит на утраченном обрядовом языке, который больше всего похож на современную метафору. Удовлетворит ли ваш интеллект метафорический ответ – трудно сказать. Если нет, вам снова придется искать рациональное решение.
    В случае, когда химический и интеллектуальный источники не поставляютнеобходимой энергии, следует обратиться к искусству, творчеству, любви, то есть к таким видам деятельности и таким отношениям с близкими людьми, которые смогут питать ваши эмоциональные источники. Но и «альтернативные» источники жизненной энергии, как известно, не без подвоха: запросто могут отнять больше сил, чем дать.
    Есть еще способ – непосредственно погрузиться в обряд. Знаково умереть и возродиться в новом качестве. Раз уж я взяла на себя роль подопытной крысы попробую скормить себя самому мрачному египетскому божеству – крокодилу. Живет оно в подземном храме, нижние ступени которого выходят к воде. Там темно, и только пламя перевернутого факела отражается в маслянистой воде. Жертве, привязанной к столбу, остается только ждать, когда из подземной реки вынырнет гигантский крокодил. Вот зажглись два красных огонька. Сердце бешено колотится. Крокодильи глаза все ближе. Сердце вот-вот выскочит из груди. Открывается громадная пасть, и ты выключаешься. Бездыханное тело замирает на минуту в кромешной темноте. И тут вспыхивает солнечный свет. Крокодил выплюнул тебя на мелководье Нила. Всхлипнув, всасываешь воздух вперемешку с отблесками света в воде, мясистыми листьями лотоса и шуршаньем папируса. Твой позвоночник служит лазерной трубкой, в которой с бешеной скоростью пульсируют электроны. Пуск! Миллионы лазерных «иголок» впиваются в нервные клетки. Идет мощная подзарядка жизненной энергией.
    Вы не любите крокодилов? Тогда предлагаю поставить вопрос несколько иначе: как перекрыть непродуктивную утечку сил? Ответа на этот вопрос у меня нет, разве что отправиться к моей тайной ведунье и выведать, как латать дыры, через которые, как из проколотого шарика, выходят силы.
    Учитывая местный колорит, путь мой пойдет через подмерзшие болота Ленинградской области. Не беспокойтесь, друзья, не заблужусь: сейчас как раз туда хлынули любители поздней клюквы, в случае чего, выведут на дорогу. Кочки уже покрыты снежным пушком, молодой лед весело похрустывает под резиновым сапогом. Я хорошо экипирована. Чтобы не провалиться в болотную жижу, меряю глубину толстой палкой. Сквозь кружево тонких осин течет лава малиновых облаков. Эта картина так и просится в подарок. Достаю платок и бережно заворачиваю ее – авось пригодится. Иду-бреду по болоту дальше. А вот и клюква: россыпь алых шариков на белом снегу. Раскусила одну: холодная, кислая, аж скулы сводит. Собрала в ладонь. Раз я надумала обратиться за помощью к прапредку по женской линии, неплохо бы послать подарок моей собственной бабке. Спелую клюкву она любила – пусть алые шарики красуются на ее могиле. Иду-бреду по болоту дальше. Несмотря на толстые носки и перчатки, мороз начинает покусывать пальца рук и ног. Нужно срочно подумать о жертвоприношении. На мне бусы из сердоликовой крошки. Замок у них очень ненадежный. Если вдруг по дороге расстегнется, и их оброню, не стану возвращаться и искать. Пусть это будет жертвоприношением.
    Устала скакать по кочкам. Топаю прямо по тонкому льду, по щиколотку проваливаясь в темную жижу. Никакой избушки на курьих ножках нет и в помине. Может, дача Бабы-яги только летом разгуливает по лесу, а зимой спит где-нибудь в берлоге? Впереди три ели с ветками домиком. Облака, как дым из труб. С трудом добредаю до деревьев и опускаюсь на хвою у корней. Вытягиваю руки-ноги, и чувствую, как меня,точно йога, приподнимает над землей. Одежда осталась внизу, а я в одних сапогах и перчатках лежу на воздушной подушке. Холода больше не испытываю. Что-то мне мешает на горле…а-а, бусы! Ощупываю ямочку под ними – кажется, из нее что-то растет, набухает…и прорывается фонтаном, заливая лицо и грудь. Это не вода. Это кровь. Неужели я умираю?! Баба-яга, ау! Кто-нибудь мне поможет?!
    С еловой ветки на ниточке спускается паук и, быстро-быстро перебирая лапами, начинает оплетать, будто бинтом, мою шею. Кровь сначала сочится тонкой струйкой, потом и вовсе затихает. Та же сила, что держала мое тело навесу, бережно опускает меня, и укутывает одеждой, все еще хранящей тепло. Мозг дремлет. Из его глубины на поверхность всплывает пузырек, в нем, как в комиксах, вопрос: «Почему подсознание вместо того, чтобы показать причину утечки жизненных сил, просто перевязало рану?». И второй пузырек: «Спать нельзя. Нужно немедленно возвращаться, иначе замерзну».
    Если мой читатель думает, что я завлекаю его в осенние болота Ленинградской области, это далеко не так. У него свои вопросы, и в поисках ответов ему придется отправляться в свои путешествия и общаться со своими гуру. Моя скромная роль – напомнить вам, чтоб не забыли положить в рюкзак зубную щетку.
    А-а да, вы хотите знать, потеряла ли я, в конце концов, сердоликовые бусы? Еще нет. Жертва не всегда бывает принята.

 

ГЛАВА 9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИЛИ, КАК ГОВОРИЛИ В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ, ОРГВЫВОДЫ.

 

1. Сознание в процессе жизни имеет тенденцию к сужению. Стереотипы затвердевают, каменеют, и сквозь них не может прорасти ни одно свежее чувство, ни одна новая мысль. Поэтому если не тренировать, гибкость подвижность сознательных процессов, жизнь, в конце концов, станет пресной, скучной, однообразной.
2. Расширить сознание можно, не только задействовав высшие слои психики, но и за счет древних слоев – подсознания. Для этого нужно определенное мужество: не бояться нарушить чьи-либо научные и религиозные запреты.
3. Подсознание функционирует по законам обряда. Его язык – «метафорический». Оно имеет три исторических уровня, каждый из которых «программируется» своим Мировым действием.
4. Язык подсознания пригоден для регулировки как психических, так и физических процессов в организме. Овладев этим языком, вы можете погружаться на любой из трех уровней. Наверняка при регулярных «путешествиях» по трем уровням у вас выработаются свои пристрастия, но не следует допускать однообразия «маршрутов».
5. Тренируя глубинные «погружения» вы развиваете фантазию и интуицию (даже если пока науке и неизвестно, что это такое). Помимо этого вы расширяете возможности вашего мозга влиять на иммунную и эндокринную систему.
6. Помните – подсознание, как собака крупной породы, периодически стремится занять главное место «в стае». Следует время от времени проверять, кто в доме хозяин, то есть какой уровень контролирует ваши психические процессы.
7. И последнее, мой терпеливый читатель: не надо говорить, что у вас нет времени на все эти глупости. Общение с подсознанием может прекрасно идти параллельно с другими жизненными процессами. Когда ведете машину, пылесосите ковер или стоите в очереди в кассу, вы можете просканировать свое тело, освободить зажимы, мешающие свободной циркуляции энергии, а затем послать через своего волшебного помощника кому-то, чье состояние вас беспокоит, корзину цветов.
    Если что-либо не будет получаться, пошлите мне по электронной почте письмо. Я непременно отвечу. Удачи вам.

***

 

Ваша Любовь Каверина
ljuba.kaverina@gmail.com